kz.media

Когда молчание не золото, но смерть

В распоряжении агенства Associated Press оказались документы, из которых явствует следующее.

На момент заражения сотен китайцев новым коронавирусом власти КНР утверждали об отсутствии свидетельств передачи инфекции от человека к человеку.

Спустя шесть суток после того, как власти КНР выяснили, что в стране началась эпидемия нового опасного коронавируса, в городе Ухань – эпицентре первоначальной вспышки – был устроен массовый банкет, в котором приняли участие десятки тысяч людей, а миллионы жителей КНР беспрепятственно отправились в разные уголки страны на празднование лунного Нового года.

Председатель КНР Си Цзиньпин сделал публичное заявление о вспышке коронавируса в Ухане только 20 января, на седьмой день после того, как эта информация появилась в распоряжении властей. Но к тому времени вирусом успели заразиться более 3 тыс. человек. Об этом свидетельствуют правительственные документы, оказавшиеся в распоряжении Associated Press.

По мнению Цзо-Фен Чжана, эпидемиолога из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, «если бы они (власти Китая) приняли меры на шесть дней раньше, пациентов было бы намного меньше… Мы могли бы избежать краха медицинской системы Уханя».

Полная картина того, что происходило в тот момент в Китае, не ясна. Однако, по мнению экспертов, однозначно ясно, что жесткий контроль информации в Китае, бюрократические препоны и нежелание сообщать начальству плохие новости, помешали борьбе с инфекцией на начальном этапе вспышки. Сообщение о восьми врачах, наказанных за «распространение слухов», показанное по национальному телевидению 2 января, напугало сотрудников местных больниц.

«Врачи в Ухане боялись», – говорит Дали Янг, исследователь политики Китая в Чикагском университете.

13 января в Таиланде был выявлен первый случай заражения за пределами Китая. Только после этого китайские власти приступили к реализации общенационального плана по выявлению случаев заражения коронавирусом, распространению наборов для тестирования, упрощая критерии постановки диагноза и отдавая приказы руководителям здравоохранения обследовать пациентов – и все это делалось в тайне от широкой общественности.

Врачи и медсестры в Ухане сообщали китайским журналистам о том, что существует множество признаков того, что коронавирус может передаваться между людьми, еще в конце декабря. Вирусом к тому времени заразились пациенты, которые никогда не бывали на рынке морепродуктов в Ухане – месте, где, как подозревают эксперты, мог зародиться коронавирус. К тому же начались заражения среди медицинских работников. Однако чиновники препятствовали распространению информации от врачей, наказывая их за сообщения в прессу о вспышке заболевания и усложнив процесс подтверждения диагноза.

В результате, начиная с 5 января информация о новых случаях заражения не передавалась в течение почти двух недель. В течение этого периода группы экспертов, отправленные в Ухань из Пекина, заявляли, что им не удалось обнаружить явных признаков опасности и передачи вируса от человека к человеку.

Через несколько недель после того, как серьезность эпидемии стала очевидной, некоторые китайские эксперты обвинили власти Уханя в умышленном сокрытии реальной ситуации.

«Я всегда подозревал, что этот вирус передается от человека к человеку», – заявил 15 марта Ван Гуанфа, руководитель одной из группы экспертов, посетивших Ухань. Он заразился COVID-19 16 января, вскоре после возвращения в Пекин из Уханя.

Только 20 января Си Цзинпинь впервые публично прокомментировал коронавирус, заявив о серьезности вспышки, а главный китайский эпидемиолог впервые заявил, что вирус все-таки может передаваться от человека к человеку. Если бы людей предупредили о необходимости социального дистанцирования и ношении масок на шесть суток раньше, число случаев заражения можно было бы сократить на две трети, считают эксперты..

Exit mobile version