Новости о ситуации с зараженными врачами в Алматы укладываются в формулу: может быть хуже, но некуда! И это не преувеличение. 


Напомним, руководитель управления общественного здоровья Алматы Тлеухан Абилдаев 15 апреля сообщил о 218 заразившихся коронавирусом медработниках, в том числе 182 сотрудника были из Центральной городской клинической больницы. По данным управления общественного здоровья Алматы на 17 апреля, число заболевших коронавирусной инфекцией медицинских работников достигло 234.

«Общая цифра медицинских работников с COVID-19 составляет 234 человека, из них 193 медсотрудника Центральной городской клинической больницы, 31 — детской городской клинической инфекционной больницы, два сотрудника городской клинической больницы № 7, трое из числа службы скорой медицинской помощи, трое из городской поликлиники № 12, по одному сотруднику городских поликлиник № 11 и 32», — сказал Абилдаев.


Мы уже рассказывали нашим читателям о непростой ситуации, в которой оказались врачи Центральной городской клинической больницы города Алматы. Мало того, что они заразились коронавирусом, но их самих еще и обвинила в этом главный санитарный врач Алматы Айзат Молдагасимова. Медики с тем, что они «сами виноваты», категорически не согласны, о чем заявили публично. (Подробнее об этой истории здесь и здесь).

А на днях появились ужасающие новости о медработниках, находящихся на карантине в ряде больниц Алматы.

Журналист Марина Михтаевакоторая в марте организовывала передачу необходимых вещей и продуктов для врачей, написала пост в «Фейсбуке» под заголовком «Немного парацетамола», в котором подробно рассказала о той сложной ситуации, в которой оказались медики. Впрочем, из поста возникает множество вопросов о профессионализме санитарных служб и их готовности противостоять эпидемии.

Пост очень информативный. Целиком его можно прочитать на странице Марины Михтаевой в «Фейсбуке», а мы решили дать ключевые, на наш взгляд, моменты.

«Один из сотрудников 12-й больницы просил близких в личной переписке передать ему немного парацетамола. ПАРАЦЕТАМОЛА!!! Сегодня такая же просьба поступила от медперсонала детской инфекционной больницы: передайте, пожалуйста, лекарства, даже температуру нечем сбивать», — пишет Марина, и за строками написанного ощущается безнадега, которая касается не только врачей, а всех нас, кто живет в Казахстане. 

«По информации на 17 апреля, коронавирусом было заражено 234 медработника. Большинство из них – сотрудники Центральной городской клинической больницы. И только с 22 апреля с этим начнёт разбираться специальная комиссия. Но вот войдут ли в неё прокуратура и комитет национальной безопасности? Должны бы. Потому что речь действительно идёт о национальной безопасности», — считает Марина Михтаева.

При этом чиновники от горздрава пытаются себя обелить, а информации о том, что реально происходит с работниками ЦГКБ — теми, кто остался жить и работать в больнице, нет. Еще 11 апреля их массово тестировали и почти всех оставили там, в больнице, то есть на работе.

«Результаты тестов приходили не сразу, а они всем коллективом сидели в больнице, заражая друг друга. Где всё это время была – с 11-го до 16 апреля – Айзат Прекрасная со своей СЭС? Можно было бы, наверное, делать тесты побыстрее – не в течение шести дней, а за шесть часов – что, как уверяют, официальные источники, вполне возможно. Тогда и медперсонал можно было бы рассортировать – здоровых отправить домой на карантин, часть оставить на работе, заболевших – на лечение. А вместо этого их всё это время держали вместе – и тех, у кого тест на коронавирус положительный, и тех, у кого отрицательный. Был. Не знаю, сколько таких осталось, если они вынужденно контактируют друг с другом столько времени. Действительно, сколько сотрудников сейчас находится в ЦГКБ? А сколько пациентов и сколько из них уже заразились в таких условиях?», — задается вопросами Марина Михтаева.

Или вот еще история от коллеги с «Радио «Азаттык» Аяна Калмурата. На своей странице в «Фейсбуке» он рассказал о разговоре с медработниками инсультного отделения Центральной городской клинической больницы (ЦГКБ). Пятеро медработников находятся там с 12 апреля — с того момента, как у их коллег был выявлен коронавирус.

Речь идет о медработниках, которые присматривают за тяжелобольными,  самому молодому из которых 59 лет. У четверых из них подтвердился коронавирус.

«Они говорят, что, несмотря на это, их до сих пор не изолировали, лечение тоже не начали. Сейчас заразившийся персонал из пяти человек в противочумных костюмах все ещё работает — кормят, водят в туалет, меняют подгузники больным. Они боятся заразить пациентов, которые входят в группу риска. Но вынуждены работать: «там сейчас кроме них нет ни врачей, ни санитарок», — пишет журналист.

Даже градусник людям пришлось заказать самим через курьера, так как их нет. Воспользовались доставкой, чтобы хоть как-то следить за своим состоянием.

«Нас тут просто бросили», — считают медработники.

Известный косметолог, а в прошлом врач-анестезиолог Асель Баяндарова сообщает, что «врачи скидываются для заболевших коллег на лекарства — «эпидемия ещё не разогналась, а уже нет элементарных антибиотиков».

Но даже в таких ужасающих условиях врачи боятся говорить о реальной ситуации! Как пишет Асель Баяндарова, ей пришлось удалить «предыдущий пост, так как врачи забеспокоились о карательных санкциях, и что собранная помощь не дойдёт до докторов, и они останутся без лечения».

Сама Асель считает, что «пришло время набраться смелости и посмотреть правде в глаза»:

«Если умрут врачи, то завтра вас спасать будет некому, а врачам надо уже прекратить бояться, нет ничего преступного в желании помочь коллегам, без смелости нам не поменять систему».

Но, видимо, от страха врачей за день не вылечить. Эта приходит на ум, когда читаешь, как хирург-генеколог Гаухар Амиреева, комментируя отставку санитарного врача Айзат Молдагасимову, пишет: «Только благодаря Молдагасимовой я начала изучать права человека! Нет худа без добра!»

К сожалению, не все врачи готовы к такому подвигу. А между тем, по словам Гаухар Амиреевой, проблема с ее коллегами не разрешилась.

«Пошли девятые сутки, а воз и ныне там… Все сотрудники в глаза не видели своих положительных результатов. Это грубейшее нарушение прав человека!
Кто-нибудь может дать вразумительный ответ, что происходит???», — написала она в соцсети, сделав перепост своей коллеги Аиды Тусиповой.

Кстати, по информации, которая поступает от сотрудников ЦГКБ, они продолжают работать – с положительным анализом на COVID-19 и температурой.

Это подтверждает и Marat Kiyashev, который опубликовал 17 апреля такой рассказ медиков:

«…У всех медработников уже депрессия. Работать некому. Наши заболевшие здесь же остались и сами себя лечат. Кто более менее себя чувствует — помогает остальным, хотя сами тоже больные. У многих уже повторные тесты приходят положительные. Они не знают, что им делать. Говорят, что новый главный врач ходит по всей больнице с делегацией, обходы делает, инфекцию разносят. Себя показывает, а толку никого, про проблемы медперсонала даже не спрашивает.

Врачи хотят сдать повторный анализ и если болеют, то начать лечение, а не работать за троих. В некоторых отделениях вообще не осталось врачей, медсестёр. Приходят помогать коллеги из других отделений. Хирургов не осталось, работают только один или два врача на три отделения.
Врачи, которые остались в больнице, тоже хотят на карантин с нормальными условиями и питанием. Медсестры и врачи плачут, даже за больными не хотят смотреть из-за страха, усталости и подавленности. Вчера с трудом смогли перевести часть больных в инфекционную больницу…

Все запасы заканчиваются. Респираторы пока новое руководство не выдало. По-моему, уже нет. Экономим…

Кстати, во всех больницах, как наши коллеги пишут, тоже много заражённых. Но теперь стараются все замять, в СМИ не пропустить. Тихо закрывают, цифры уменьшают реальные. Уже ГКБ4 и ГКБ7 частично закрываются. Скорее всего уже не будут всех проверять, или будут тупо писать всем отрицательно. А для галочки скажут что всех проверили. Короче они нас здесь закрыли, чтобы мы все в итоге заразились».

Как следует из постов и комментариев, вся эта страшная ситуация усугубляется запугиванием врачей и медработников. Всем без исключения запрещено фиксировать в какой-либо форме то, что происходит в больницах Алматы сегодня. Об этом пишет и Амир Касенов.

Между тем, скандал в Алматы все равно прорвался наружу. И где гарантия, что в других больницах и других регионах ситуация лучше? Скорее всего, нет.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code