Случившаяся год назад смена власти в Казахстане и либеральная риторика второго президента позволили нашей стране приподняться на одну ступень в международном рейтинге свободы прессы. Были на 158 месте, теперь на 157.

Однако смена позиции сама по себе ничего не меняет и гордиться особо нечем. Для мирового сообщества Казахстан продолжает оставаться авторитарной страной с несвободными СМИ. Доказательством тому – сразу несколько уголовных дел по статье о клевете, возбужденных в последнее время в отношении журналистов и блогеров. Хуже обстоят дела только в Северной Корее, Судане, Сомали, Сирии и Йемене. 

Парадокс, но свобода слова провозглашена одной из основополагающих ценностей нашего государства. Об этом даже есть отдельная строка в Конституции. Однако на деле у нас эту самую свободу режут и кромсают без особого стеснения.

Казахстан уже давно считается несвободной страной и дрейфует во вполне конкретном направлении, обратно противоположном демократии.

В мировом рейтинге свободы прессы, который публикует правозащитная организация «Репортеры без границ», Казахстан стабильно плетется в самом хвосте списка. В 2009 году по уровню свободы СМИ мы были на 125 месте (из 180), в 2010 году — на 142 месте. В рейтинге 2013 года, когда в Казахстане закрыли основные независимые СМИ, страна оказалась на 160 месте.

В 2017 году, правда, мы приподнялись на три ступени (157 место), но случилось это вовсе не потому, что независимая пресса почувствовала себя лучше (в стране уже вовсю глушили интернет и блокировали неугодные сайты), а просто по причине того, что в других автократиях ситуация со свободой слова оказалась намного хуже.

В рейтинге 2018 года Казахстан снова покатился вниз, отступив на 158 место. И вот спустя два года, благодаря либеральной риторике нового президента (который неоднократно обещал разрешить митинги и декриминализовать клевету), наша страна отыграла одну позицию назад и вернулась на 157 место.

Но все эти колебания не более чем топтание на месте, поскольку ситуация в стране не изменилась: протестные митинги по прежнему запрещены, а статья Уголовного кодекса о клевете сейчас — в условиях режима ЧП, активно используется властями для борьбы с инакомыслием.

В рейтингах правозащитной организации Freedom House (по уровню свободы в интернете, а также политическим и гражданским правам) Казахстан также оценивается как страна несвободная. Таким образом, тренд более чем очевиден. Да, формально наша страна не самая плохая, так сказать, еще не на дне, но оно уже рядом. Каково это понимать людям, помнящим горбачевскую перестройку, гласность и демократию, осознавать себя в одном ряду с откровенно одиозными странами, живущими по средневековым традициям? 

Смешнее всего то, что нынешняя печальная ситуация стала следствием «демократических» реформ, проводимых властью с начала 2000-х годов. Чем громче правительство декларировало наличие в стране политических и гражданских свобод, чем больше парламент принимал соответствующих законов, тем меньше этой самой свободы оставалось у общества и СМИ. Как говорится, лавировали-лавировали, да не вылавировали…

К примеру, откат на одну позицию в рейтинге 2018 года стал следствием вступления в силу очередного драконовского закона годом ранее. В 2017 году заработал ужасный закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам информации и коммуникаций», который максимально сузил права и свободы отечественных СМИ.

Еще на стадии обсуждения законопроекта он вызвал резко негативное отношение со стороны журналистов и правозащитников, поскольку фактически вводил цензуру и запрет на публикацию любой информации, неугодной чиновникам. Невзирая на громкие протесты, закон был принят парламентом под занавес 2016 года. В связи с тем, что он запрещает публикацию сведений, касающихся личной и семейной жизни граждан без их собственного на то согласия, новый закон назвали законом в пользу коррупционеров.   

На криминальных и антикоррупционных расследованиях, на независимой и честной журналистике в стране давно уже поставлен жирный крест. Пойди теперь напиши то, что думаешь: про распил бюджета, про живущих на явно нетрудовые доходы чиновников, про нищету и бесправие простого народа – обиженные господа в высоких кабинетах сразу возбудятся.

Отныне все общение с властью только через специального уполномоченного. Информацию предоставляют лишь ту, которую полагается народу знать. Любой шаг в сторону, любое фривольное толкование чиновничьих циркуляров, малейшее искажение канонических пресс-релизов может восприниматься как административное нарушение или уголовное преступление.

Мы вернулись во времена средневековой инквизиции, когда истина постигалась не через эмпирический опыт или научный спор, а устанавливалась вышестоящими государственными учреждениями как догма. В официоз нынче полагается слепо верить, не подвергая никаким сомнениям. Сомнения – это грех.

Насчет инквизиции я нисколько не преувеличиваю. Если мы заглянем в Уголовный кодекс и изучим статьи, так или иначе касающиеся свободы слова, то станет ясно, что в Казахстане фактически отменен плюрализм мнений. Нет, Конституция свободу слова вроде бы провозглашает, но законы ее запрещают.

Сесть на скамью подсудимых можно за что угодно: за клевету, оскорбление, нарушение неприкосновенности частной жизни и законодательства о персональных данных и их защите, за нарушение тайны переписки и телефонных переговоров, за пропаганду войны, терроризма и сепаратизма, за возбуждение социальной, национальной, родовой и пр. розни, за публичное оскорбление президента, за посягательство на честь и достоинство депутатов парламента, представителей власти и т.д. и т.п.

Расплывчатость формулировок и заведомая абсурдность многих новелл Уголовного Кодекса РК  предоставляет прокурорам и судьям бескрайнее поле для самых бурных фантазий.

сегодня можно любое заявление в СМИ (или интернете) подвести под уголовную статью и для доказательства вины достаточно ссылки на официальную позицию.

К примеру, если председатель правительства или кто-то из его министров заявит, что в стране низкая инфляция и народу живется очень хорошо, то любое иное мнение моментально превращается во вредоносный слух, пропаганду, оскорбление представителя власти, или разжигание социальной розни. Так сказать, на усмотрение обиженной стороны.

С такими законами профессия журналиста по остроте ощущений может вполне сравниться с работой сапера. Потому что использование инсайдерской информации и идущих вразрез с официальной позицией мнений и прогнозов чревато тюрьмой.

Перед независимой прессой Казахстана встал шекспировский вопрос: «Быть, или не быть?».

Отказ от альтернативной информации и переход на трансляцию единственно правильной, официальной точки зрения лишает независимую прессу дискуссионности, а значит смысла существования. Так что прессу ждет дальнейшее погружение в самоцензуру и обезличивание, чтобы не попасть под жернова уголовного преследования.

Возможно, ради сохранения хотя бы намека на актуальность, некоторые СМИ со временем перейдут на иносказательный язык аллегорий, басен и притч. К примеру, в любимой всеми рубрике «слухи» будут рассказывать не про чиновников, а что-нибудь из жизни насекомых или пресноводных рыб.

Кстати, 274 статья казахстанского УК («распространение заведомо ложной информации»), по которой власти сейчас прессуют неугодных блогеров, общественников и журналистов, очень хорошо перекликается со знаменитой 58-й статьей сталинского УК «контрреволюционная деятельность».

Тогда сажали за анекдоты про Сталина и клевету на советскую власть, сейчас могут посадить за слухи про личную жизнь главы государства и критику правящей партии. И там и там – реальные сроки (клеветникам и хулителям режима сталинский УК предусматривал до 10 лет лишения свободы, а казахстанское законодательство – до 7 лет). Совпадение? Не знаю.

Но инакомыслие в Казахстане стало страшным грехом.

У нас за иное коррупционное преступление ответственность уголовным законодательством предусмотрена куда мягче. Ну а уж с отбытием наказания у проворовавшихся чиновников и взяточников вообще сплошной гуманизм – чуть ли не всех отпускают на свободу после нескольких месяцев отсидки.

Стоит ли после этого удивляться, что Казахстан является одной из самых коррумпированных стран в мире? По данным международной неправительственной организации Transparency International, высчитывающей с середины 1990-х годов так называемый Индекс восприятия коррупции (ИВК), мы плетемся во второй сотне стран, участвующих в рейтинге. С 2010 года Казахстан скатился со 105 до 124 места по итогам 2018 года. По итогам же прошлого года, благодаря скорее имиджевым шагам (отставка Назарбаева и избрание новым главой государства Токаева) нежели системным изменениям, ИВК чуть улучшился и страна поднялась на 113 место, оказавшись в одном ряду с Непалом, Замбией, Филиппинами, Сальвадором и Свазилендом. 

Наконец, последнее. О глупости принимаемых в Казахстане законов и обреченности попыток правительства и парламента возродить цензуру, говорят многочисленные исторические примеры.

Пожалуй, самым ярким из них стала судьба известного итальянского поэта и ученого Джордано Бруно. В 1600 году по приговору инквизиции он был сожжен на костре за утверждения о том, что Земля круглая и вертится вокруг Солнца. И все из-за того, что тогдашняя официальная точка зрения была противоположной. То есть, говоря языком нашего Уголовного кодекса, г-н Бруно распространял ложную информацию. Сегодня каждый школьник вам скажет, что итальянец был прав. Но впечатление такое, что авторы казахстанских законов до сих пор не знают, что Земля круглая.

С нынешним уровнем коммуникаций и багажом научных познаний заставлять людей думать по указке сверху, это все равно, что пытаться повернуть планету в обратном направлении. Если есть во власти глупцы, взяточники и случайные люди, то никакой цензурой, никаким госзаказом этого от людей не скрыть. И на примере нормальных стран, с развитой экономикой и достойным уровнем жизни, мы видим, что нет лучшей защиты от нечистых на руку депутатов и чиновников нежели максимальная публичность и свобода слова.


Министр Абаев в очередной раз категорически не согласился с рейтингом «Репортеров без границ».  

В материале использованы карикатуры журналиста Мираса Нурмуханбетова, произведенные в рамках проекта «Miras Pics». Контент данного проекта стал возможным благодаря помощи американского народа, оказанной через Агентство США по международному развитию (USAID). Автор проекта «Miras Pics» несет ответственность за его содержание, которое не обязательно отражает позицию USAID, или Правительства США, или Internews.


 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code