Очередной рак обнаружился за очередным камнем в деле молдавских инвесторов Стати. Его опять затащил туда министр юстиции РК Марат Бекетаев. Но на этот раз результат оказался куда более серьезным, чем простой обман аудитории.  

На днях стало известно, что Высокий суд Лондона, рассматривая дело Стати, вынес решение о том, что Казахстан не является стороной депозитарного соглашения между Bank of New York Mellon и Национальным банком РК.

Речь в споре шла о том, кому принадлежат реально активы Национального фонда, а также о том, кто принимает решение об их размещении. В зависимости от этого меняются перспективы ареста счетов, которые контролирует Национальный банк РК. Если Нацбанк считается независимым, то счета не могут быть признаны государственными и, соответственно, арестовывать их по гособязательствам нельзя.

Строго говоря, концепция любого Центрального банка, начиная с Банка Англии, исходит именно из того, что Национальный банк — это Банк банков, а не государственное учреждение. Работают там не чиновники, а банкиры, которые принимают самостоятельные решения в интересах государства, не подчиняясь правительству. Влиять на ЦБ можно только методом кадрового отбора — протолкнув на должность лояльного руководителя. Но не более того.

Как следовало из информационных сообщений, Высокий Суд Лондона согласился с таким определением в отношении Национального банка РК. Нельзя сказать, что мы удивились. Выдавать форму за содержание правительству Казахстана удавалось в западных судах много раз. Тем более что решение по делу Стати выносил хорошо известный по делу Мухтара Аблязова и банку БТА судья Тир.

И вряд ли мы бы вообще обратили внимание на этот эпизод, если бы в информационную игру не вступило Минюст РК.

«Казахстан и Национальный банк нанесли еще одно поражение двум молдавским бизнесменам, Анатолу и Габриэлю Стати», — вот такую «скромную» победу приписало себе ведомство Марата Бекетаева, большого любителя разносить в пух и прах семью Стати, после чего Казахстан, как правило, лишался еще какого-нибудь актива.

Поэтому, узнав о решении суда в Лондоне, мы предприняли небольшое расследование, которое показало, что в выше процитированном заявлении министерства юстиции РК нет ни слова правды, разве что кроме собственно названий участников процесса.

Получив текст приговора по этому эпизоду и изучив его, мы поняли, что Бекетаеву на этот раз удалось взять новую высоту — он сумел доказать в Лондоне авторитарную природу политической системы Казахстана.  За что ему должна выразить благодарность общественность Казахстана. Хотя вряд ли такой итог входил в изначальный план министра. Тем не менее, именно его реализовали эксперты, вызванные в Высокий суд властями Казахстана.  

Вообще, для того чтобы лучше понимать природу устройства власти в современном Казахстане, лучше всего слушать экспертов не в национальных СМИ, а следить за содержанием их выступлений в судах других государств. Возможности для «расширенных» трактовок здесь, конечно, также имеются, но они существенно уже. В своем решении лондонский судья Тир цитирует некоторые из высказываний, которые приводились во время слушаний. Они позволяют лучше понять механизмы принятия стратегических решений в стране. В данном случае речь идет об управлении Фондом национального состояния, чьи средства  хранятся на Западе и управляются Национальным банком, который теоретически имеет автономию от государства.

На практике все выглядит несколько иначе. Эту практику раскрыл профессор Сулейменов (в тексте судебного решения не называется имя и должность эксперта, но по всей вероятности речь идет о Майдане Кунтуаровиче Сулейменове, директоре Научно-исследовательского института частного права Каспийского университета — авт.). В своих показаниях, данных под присягой, он признал, что государство, будучи основателем Национального фонда, может оказывать влияние на Нацбанк. Причем профессор Сулейменов не стал оспаривать тот факт, что влияние Республики Казахстан на Национальный банк может объясняться «авторитарной» природой власти в стране.

Это очень важное признание. Мы привыкли ассоциировать авторитаризм с политическими репрессиями, наличие которых и является основным доказательством такого авторитаризма. Между тем, авторитаризм — это система управления и механизм принятия решений, которые подчинены воли управляющих, а не требованиям закона, равного для всех. В авторитарных системах нормы закона различны для разных социальных категорий, и они проявляются не только и не столько в большой политике, сколько в повседневной жизни.

Тему механизма принятия решений в Казахстане развила заместитель председателя Национального банка  РК Алия Молдабекова, которая признала, что при размещении средств Национального фонда РК, Нацбанку требуется особое разрешение правительства. В данном случае Алия Мейрбековна фактически признала отсутствие автономии для таких важнейших институтов как Национальный банк и Национальный фонд. Та самая вертикаль власти, которая замыкается на самом верху и лишает автономии все остальные агентства, которые создаются в общественных интересах, но выполняют функции простых агентов правительства.

Эти признания судья Тир принял во внимание, но тем не менее не решился использовать аргумент «если похож на А, значит и есть А». Другими словами, Минюсту удалось проскочить в британском Суде исключительно по законам формальной логики.

Но на самом деле ситуация выглядит еще более забавно (но только не для Минюста). На самом деле судья Тир просто отказался от принятия собственного решения относительно того, как поступить с арестованными активами. Он предоставил это право суду в Бельгии (в духе Понтия Пилата).

Как выяснилось, Егише Джазоян (Egishe Dzhazoyan) партнера юридической компании King & Spalding, которая представляет интересы молдавских инвесторов Стати в британском суде, это решение категорически устраивает.

Дело в том, что правительство Казахстана и Нацбанк, по его мнению, добивалось не отказа, а принятия решения. «Казахстан и Нацбанк пытались использовать британский процесс для того, что заручиться решением суда и на его основании требовать освобождения арестованных средств Нацбанка, — поясняет ситуацию Джазоян в письменном комментарии. Эта попытка провалилась – последнее слово осталось за бельгийским судом.

При этом Стати получили весьма ценные для себя определения — признания авторитарной системы политической власти в Казахстане, системы принятия решений относительно размещения средств Национального фонда и небрежного отношения ко взятым на себя обязательствам по Энергетической Хартии. Теперь эти аргументы могут использоваться в других судах и, более того, не только Стати, но и совсем другими лицами.

Так что самое интересное в деле Стати в Европе только начинается. 12 мая ожидается решение суда в Нидерландах, где местный суд должен будет придать законный статус требованиям Международного арбитража 2013 года об выплате Стати компенсации в размере примерно 540 миллионов долларов США.  Казахстан в свое время отказался от выплаты этой суммы в результате чего был произведен арест активов на общую сумму (на сегодняшний день) 6,26 миллиарда американских долларов.

Все, до чего дотянулись адвокаты Стати в Европе, оказалось под замком. Состав арестованных активов впечатляет в принципе. Но особенно впечатляет та часть, которую Стати удалось «зацепить» в Голландии. Речь идет о доле Национального фонда в корпорации KMG Kashagan B.V. на сумму 5,2 миллиарда долларов США. И дело тут не только в деньгах. Голландская компания KMG Kashagan B.V. — это владелец нефтяного месторождения Кашаган, которое позиционировалось как залог светлого будущего страны.

Кроме Нидерландов и Великобритании (где Стати отказались от преследования активов) суды состоялись в Швеции, США, Италии, Бельгии и Люксембурге. Молдавские инвесторы выиграли там уже на уровне апелляций, а это означает, что 12 мая мы узнаем, по ком звонит колокол Стати.


Состав арестованных активов Казахстана (по данным юристов Стати):

Spread the love

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Жаль, что вас нет в Фейсбуке. Я к нему-то до сих пор привыкаю, ИнстОграмм уже не потяну.
    И что, теперь цыгане-молдаване все 6 с лишним миллиардов могут утащить? Я, вообще-то, на своей страничке Фб высказался по поводу «побед» г. Бекетаева, и считаю, что основания для моего заявления у меня есть.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

66  +    =  70