Если вдруг кто забыл, кто такая Гога Ашкенази, коротко напомним – когда-то ее звали Гаухар Беркалиева, но потом она вышла замуж и стала Ашкенази, а имя  Гаухар сократилось до Гоги.

В Казахстане ее хорошо знают в первую очередь из-за  романтической связи с «казахстанским нефтяным принцем» – когда-то именно так называли за рубежом зятя первого президента Казахстана Назарбаева Тимура Кулибаева.

Гога, ее мальчики и их отец. Фото oggi.it и thetimes.co.uk

Шлейф скандалов

Еще лет пять-шесть назад имя Гоги Ашкенази то и дело мелькало в различных журналах, пишущих о светской жизни, скандалах и моде. Она не уставала давать многочисленные поводы для сплетен и слухов о себе.

В число ее приятелей входил, например, британский принц Эндрю, которому она помогла продать разваливающийся дворец Sunninghil за 15 миллионов фунтов своему другому френду Тимуру Кулибаеву. Дело было в 2007 году. 

Тимур Кулибаев переплатил за особняк на 3 миллиона фунтов больше запрашиваемой цены.  Журналисты тогда выдвигали предположение, что это была завуалированная форма взятки, и принца Эндрю даже обвинили в использовании королевских связей для личного обогащения. Скандал был грандиозный. Собственно, пожалуй, именно тогда имя Гоги стало широко известно в западной прессе, оттуда перекочевало в российскую.  

Потом был масштабный скандал, когда в прессу просочилась информация о том, что Гога родила Тимуру Кулибаеву сначала сына Адама, а через несколько лет — сына Алана. Точнее, скандал был в главной казахстанской семье. Тимур Кулибаев впал в немилость у Нурсултана Назарбаева. Ходили слухи, что его серьезно накажут за предательство и потрепанные нервы его законной жены Динары Назарбаевой. Он вынужден был доказывать, что младший сын Гоги – не от него, а сама Гога пустилась в весьма странный роман с Лапо Элканном, наследником бизнеса Fiat.

В прессе с завидной регулярностью стали появляться фотографии Гоги и Лапо, якобы, снятые папарацци: целующиеся на пустынных пляжах Ибицы и Уругвая, гуляющие по улицам Милана и Парижа, посещающие различные светские мероприятия. Но довольно быстро журналисты разглядели в этих отношениях игру на публику и догадались, что этот роман был лишь операцией прикрытия для реальных отношений Гоги и Тимура.

Гога и море. Фото со страницы в Instagram goga_vionnet

То был 2014 год. С тех пор скандальная слава Гоги почти сошла на нет. Многие полагают, что информационной разборчивости потребовал от Гоги мужчина всей ее жизни и отец детей — Тимур Кулибаев. А может быть, Гога, став к тому времени во главе собственного модного дома, решила остепениться.

Кстати, история покупки модного дома Vionnet не менее увлекательна. По признанию самой Гоги, в 2012 году она пришла в бутик Vionnet, чтобы купить платье, а купила весь модный дом. И помог ей в этом, как позже выяснили журналисты, снова и опять Тимур Кулибаев.

Но роль только собственника, получающего дивиденды от обладания компанией, Гогу, видимо, не привлекала. Она решила, что сможет сказать новое слово в индустрии моды и взвалила на себя бремя креативного директора и дизайнера. Как признавалась она в 2013 году в интервью журналисту Financial Times, с тех пор 95% своего времени она тратила на то, чтобы поставить на ноги Vionnet.

Но что-то, похоже, пошло не так – в ноябре 2018 года стало известно, что французский модный лейбл Vionnet пройдет процедуру добровольной ликвидации. Гога объяснила это необходимостью перестроить компанию, чтобы ее «полностью посвятить делу устойчивого развития».

Как Гога оказалась среди революционеров

Есть в английском языке слово sustainable, которое в целом означает устойчивое развитие, не наносящее ущерба окружающей среде. Устойчивость через экологичность – это нынче в моде. Так что нет ничего удивительного в том, что Гога, объявляя, по сути, о ликвидации модного лейбла Vionnet, назвала это необходимостью sustainable.

«Будучи законодателями моды, людьми, влияющими на решения других людей, я думаю, что мы несем ответственность за приверженность делу устойчивого развития и стараемся оказывать влияние на этот мир», — цитирует ее журнал о моде Harper’s Bazaar.

Гога пообещала, что известный французский бренд Vionnet вернется в качестве экологичного бренда. В прошлом году дом Vionnet уже выпустил экологически чистую коллекцию в сотрудничестве с британским художником Марком Куинном, 50% прибыли от продажи которой, как анонсировалось, должно было пойти на благое дело очистки океанов мира.

Возможно, Гоге понравилось спасать мир и наскучила индустрии моды, или ее компания просто финансово не выдержала чрезмерных трат на новое увлечение хозяйки, но итог таков – бренд Vionnet отправился на процедуру ликвидации.

Возродится ли он из пепла, как птица-феникс, пока не ясно. А вот то, что у Гоги появилось новое увлечение – факт. В июне этого года в Harper’s Bazaar вышла статья, в которой Гога вместе с известным филиппинским деловепером Робби Антонио рассказала о совместных планах заняться созданием и строительством энергоэффективных и экологичных сборных домов.

«Индустрия моды, которую я люблю, является вторым загрязнителем в мире после нефтегазовой отрасли, и это означает, что я посвятила свою жизнь деятельности, которая наносит ущерб нашей планете и будущему моих детей», — так Гога объяснила журналисту тягу к переменам.

«Я познакомился с Гогой через общих друзей и, будучи энтузиастом дизайна, подумал, что было бы здорово, если бы мы объединили свои усилия и создали что-то уникальное», — прокомментировал Робби свое желание работать с Гогой.

Гога, Робби Антонио и экологичные дома. Фото Harper’s Bazaar

По замыслам «революционеров», они создадут лимитированную серию дорогих дизайнерских sustainable домов  (эта миссия возложена на Гогу) и серию для массового рынка. Бизнес-модель простая – они разрабатывают проекты, продают их застройщикам, которые и воплощают в жизнь мечту об энергоэффективности и экологичности недвижимости.  

Концептуально идея прекрасна, хоть и не нова. Французский архитектор и дизайнер середины 20-го века Жан Пруве был первым, кто создал разборную, переносную конструкцию, которую назвали «сборный дом». Но наши герои решили пойти чуть дальше: «Мы хотим сделать дизайн доступным. Он не только для мультимиллионеров».

Гога пообещала, что изменения коснутся и одежды, которую будет выпускать ее модный дом после того, как (если) снова заработает. «Мы полностью реорганизуем производство, сохранив его в Италии, и будем развивать сотрудничество с ремесленниками», – объявила Гога журналисту Tatler.

Новый девиз — осмысленное потребление, забота об экологии, этика люкса. После возрождения (если оно случится) Vionnet перестанет устраивать шоу на Неделях моды, а будет разрабатывать «концептуальные коллекции». По зеленой моде переделают и магазин на парижской рю Франсуа Премье.

Tatler: «Эта планета уже не будет такой, какой я ее помню, – говорит мне убежденно Гога. – Если мы не остановимся, все кончится очень плачевно». Если Гога Ашкенази решила спасти планету, планете никуда не деться». 

Вот так Гога из светской львицы, известной сомнительными  похождениями и развеселыми вечеринками, превратилась в даму, озабоченную экологией и ресурсосбережением. Метаморфозы? Возможно, но есть нюансы в ее нынешней жизни, по которым в ней все еще угадывается прежняя Гога.

Гога и ее дом в Милане. Фото tatler.ru

Например, в одном из последних интервью журналисту Tatler она призналась, что сняла в Милане палаццо XVI века, принадлежавшее любителю искусств графу Франческо Таверне. Четыре этажа и сад с бассейном. По признанию журналиста, «каким бы ни было палаццо Таверне до ее приезда, теперь оно точно – палаццо Ашкенази». Вечеринки никуда не делись, просто, судя по отсутствию публикаций на эту тему, Гога перестала следовать излюбленному правилу светского человека – чем громче скандал, тем лучше для пиара.  

Живет Гога одна, точнее, дети живут в Лондоне с ее мамой. И кстати, если Гога не сменила (вряд ли) тот шикарный самолет, что когда-то ей подарил отец ее сыновей Тимур Кулибаев, то не так давно он прилетел в Лондон из Испании – возможно, привез домой с отдыха детей с бабушкой.

«Родилась в Казахстане, росла в Москве, училась в Англии, вышла замуж за американца, родила от казаха», — честно рассказала о себе Гога и особо отметила, что «со всеми бывшими мы друзья».

Очень любопытно, насколько они нынче друзья с Тимуром Кулибаевым и удалось ли ей увлечь его идеей изменить мир к лучшему.

Если да, то было бы неплохо начать с Казахстана.

Spread the love

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Индустрия моды (Гога) и нефтедобыча (Тима) как самые большие загрязнители планеты.

Comments are closed.