Нью-йоркский юрист рассказал американскому журналу US51, когда США смогут полностью восстановиться после пандемии.  


Фразу, что «мир уже никогда не будет прежнем после пандемии», мы слышим практически каждый день последние пару месяцев. Одни не придают ей особого значения, другие спорят с этим утверждением, третьи вроде бы и соглашаются, но объяснить конкретно для себя, что особенного будет в постпандемическом мире, пока не могут.

Главы таких крупных корпораций, как Facebook, Google, уже объявили своим сотрудникам, что они могут продолжать работать удалённо до конца года, не взирая на то, когда будут сняты карантинные ограничения. Ещё более революционно к новым жизненным обстоятельствам подошло руководство Twitter, заявив, что их работники, присутствие которых в офисе не является необходимым, могут трудиться из дома теперь ВСЕГДА.

Насколько новые корпоративные веяния коснулись более мелких предприятий, и к каким последствиям они приведут общество, редакция US51 выяснила, пообщавшись с членом нью-йоркской коллегии адвокатов, юристом Майклом Быком.

— Как изменения в жизни общества, связанные с коронавирусом, коснулись конкретно вашей работы? Насколько затянутся эти перемены?

— Вообще, люди не понимают ещё, что произошло, и как это изменило, изменяет и будет изменять нашу жизнь. Если взять конкретно Нью-Йорк, то нам обещают, что всё откроется в июне. Но как? Вот суды, например, — они не смогут полноценно заработать до конца года точно.

Как устроен суд? Любой человек — я, вы, Вася, Петя – имеет право прийти в суд и смотреть, что там происходит. Соответственно, если ты позволишь каждому прийти в суд, то это будет столпотворение, а за этим последуют, согласно статистике, заражения и смерти. Поэтому суды функционировать полноценно не будут ещё очень долго. Сейчас у нас проходят с судьями видеоконференции через skype, через zoom, мы можем заполнять документы, но такого, когда идёт судебное заседание, присутствуют 200 человек – такого нет и не будет ещё очень долго.

— А как меняется подход к ведению бизнеса при таких обстоятельствах?

— Многих бизнесменов жизнь уже заставила адаптироваться. Что это значит? Если у меня раньше в приёмной сидели 10-15 человек, то мне нужен был секретарь и ещё один ассистент, чтобы они помогали справиться с этим потоком. Сейчас, когда я провожу все консультации онлайн, за исключением, например, встреч с пожилыми людьми, которым сложно разобраться с компьютером, у меня отпала надобность держать 90 процентов работников. Они просто стали не нужны.

— Почему переход к удаленному сотрудничеству не утратит свою актуальность даже после «открытия» Нью-Йорка?

— Это будет актуально для огромного количества компаний. Ведь если тебе нужны люди, которые просто заполняют документы, то благодаря развитию технологий адвокаты, врачи будут нанимать для этой работы тех, кто находится в других штатах.

В Нью-Йорке ты должен платить высокий минимальный оклад в час, ты должен платить за страховку по безработице, за налоги. Зачем мне это всё делать, если я могу нанять человека из штата Луизиана, где минимальна зарплата не $ 15 в час, а 7.50?

— Думаете, что Нью-Йорк будет терять очень много денег даже после пандемии?

— Я считаю, что Америку и Нью- Йорк, какими мы их знали до пандемии, мы больше не увидим. Мы потеряем огромное количество работников, так называемый офисный планктон. Будет «кровавая баня» из-за того, что огромное количество рабочих мест просто не вернётся в нашу жизнь. Мы должны это чётко понять для себя.

Многие люди питают надежду, что завтра всё закончится, и они опять вернутся на работу, опять будут сидеть — протирать штаны за 100 тысяч в год. Нет, дружище, такого больше не будет! На твоё место можно взять человека из штата Монтана, и он будет делать твою работу за 25 тысяч.

 — Как новые тенденции скажутся на жизни общества в целом?

— Мы привыкнем меньше тратить денег. За эти два месяца мы поняли, что прекрасно можем обходиться без дорогих ресторанов, без лягушечьих ножек, без клубов. Люди перестали тратить деньги на вещи, на которые раньше тратили. Мы привыкли, что теперь после работы мы не встречаемся где-то с друзьями, чтобы выпить и спустить 50-60-100 долларов, а едем домой – готовить ужин. Когда вы подсчитываете, что вы экономите 2000-3000 в месяц просто из-за того, что вы не покупаете какую-то ерунду, куда-то не ходите, вы к этому привыкаете.

— Логично предположить, что описанные вами перспективы приведут к всплеску преступности?

— Конечно, ведь людям всё равно нужно есть, нужно на что-то жить. На мой взгляд, это ещё приведёт к тому, что будет огромный отток населения из Нью-Йорка, упадут цены на недвижимость, цены на аренду. Полиция должна готовиться к волне преступности. Ведь огромное количество людей останется без работы; они начнут красть, убивать.

— А государственные программы помощи бизнесу, населению не помогут справиться с проблемами?

— Нет, конечно, это единоразовые меры. Ну, дадут какие-то деньги, но как страховка, как пособие по безработице – это всё не вечно длится.

На наших глазах совершается эволюция бизнеса. Когда в стране была Великая депрессия, индустриализация, люди с грядок переходили на станки, сейчас у нас такая же ситуация: мы учимся всё делать в интернете, всё делать удалённо. Вы посмотрите на врачей! Все консультации проходят онлайн: покажи язык, симптомы есть- нет, дальше он звонит в аптеку и заказывает лекарства. Ему уже не нужен человек в приёмной, которому он платил 17-20 или 30 долларов в час.

— Но правительство Нью-Йорка понимает же последствия, разве оно не готовится заранее к тому, о чём вы говорите?

— Нью -Йорк находится в ужасном состоянии сейчас, у нас, насколько я понимаю, 16 миллиардов – дефицит бюджета, в бюджете дыра. Дефицит только увеличивается, Нью-Йорк рано или поздно попросит денег у федерального правительства. Трамп уже сказал, что денег не даст. Нью-Йорк «плохо себя ведёт». Это означает, что казна города должна найти деньги, которые она будет платить пожарным, учителям. А где они эти деньги возьмут? Правильно – налоги.

Нам стоит ожидать, господа, повышения налогов. Осенью, ближе к зиме. Ведь чудес на свете не бывает. Если федералы не дадут денег, а они не дадут, где их взять?! Вот сейчас кто-то откроется в июне. Но как они будут работать? В салоны все сразу не побегут, в спортзалы, где по 500 человек, не пойдут. У людей останется страх. С ресторанами тоже самое. Кто-то ещё задумается о будущем: «А пойти ли мне потратить 200 долларов в «…» (РЕД. — называет популярное заведение в Южном Бруклине). Даже если завтра это заведение откроется, то не факт, что там будет аншлаг каждый день. 500 человек за ночь как раньше – не будет. Даже если бизнесы будут открыты, какие-то деньги начнут поступать в казну города, этого безусловно не будет хватать для того, чтобы заткнуть огромную дыру в 16 миллиардов.

— Сколько лет нам понадобиться, чтобы окончательно оправится от последствий пандемии?

— Минимум 2-3 года, чтобы мы просто поняли, что произошло, а не то, что вернулись на прежний уровень. Чтобы мы поняли, что живём в другом мире. Не все пока осознали, что мы уже перешли грань, и что теперь мы будем жить совсем по-другому.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

  +  62  =  66