Казахстан бьет рекорды социального неравенства. Половиной богатств страны владеют всего несколько десятков человек. В то же время два миллиона казахстанцев являются получателями адресной социальной помощи и находятся за чертой бедности. Эти две цифры показывают все несовершенство построенной за годы независимости социально-экономической модели.

В конце прошлого года международная аудиторская компания KPMG опубликовала отчет, посвященный казахстанскому рынку частного капитала. Проанализировав официальную статистику и информацию, полученную через экспертные опросы отечественных бизнесменов, авторы исследования пришли к грустному выводу:  Казахстан — страна жуткого финансового неравенства, в которой живут либо очень богатые, либо очень бедные граждане. 

Согласно отчету, взрослое и трудоспособное население нашей страны составляет 12 миллионов человек (в исследовании использовались статистические данные по итогам 2018 года). Получаемые ими финансовые доходы распределились следующим образом:

  • 11 711 334 человека, или 96,6% зарабатывают в год менее 10 000 долларов (причем я бы тут сделал уточнение – миллионов эдак 10 наших соотечественников не имеют и 5 000 долларов в год);
  • 326 322 человека, или 2,7%, ежегодно получают от 10 до 100 000 долларов;
  • 42 301 человек имеют доходы от 100 000 до 1 000 000 долларов в год – это 0,35% от всего работоспособного населения;
  • и, наконец, самые сливки нашего трудолюбивого общества – это долларовые миллионеры, в этот клуб небожителей входит ровно 6 000 казахстанцев, из которых 162 человека получают в год 50 и более миллионов долларов;
  • в том числе 112 граждан зарабатывают от 50 до 80 000 000, 45 человек – от 80 до 800 000 000 долларов и наконец 5 из них – имеют состояния по 1 миллиарду долларов и более.

Авторы исследования с тревогой обращают внимание на крайнюю малочисленность среднего класса, который в любой стране является основой социальной и политической стабильности. Доля казахстанцев, получающих доходы от 10 000 и до 1 000 000 долларов менее 3%, тогда как в России, Турции, Бразилии и странах Азиатско-Тихоокеанского региона этот показатель составляет 20-26%, а в Великобритании и США – более 70%.   

Вот такой удивительный социальный расклад: на одном конце вольготно расположились 6 тысяч миллионеров (и 5 миллиардеров с ними), а на другом – миллионы казахстанцев, чьи  доходы едва ли дотягивают до установленного правительством прожиточного минимума в  42 500 тенге.

Авторы отчета упустили из виду один существенный показатель – численность получателей адресной социальной помощи. Он важен по той причине, что показывает фактически долю населения, проживающего за чертой бедности.

Если верить отчету Комитета по статистике Министерства национальной экономики, численность получателей адресной социальной помощи в 2019 году составила 2 177 176 человек. При этом, по чисто субъективным ощущениям, еще как минимум столько же наших граждан живет у этой самой черты бедности, и от скатывания в статистическую нищету их удерживает чисто символическая и ничего не значащая разница в зарплате в две-три тысячи тенге.

Еще один важный момент — в 2010 году АСП получали 196 266 человек, что в десять раз меньше, чем сейчас. То есть в Казахстане идет стремительное обнищание населения. Количество миллионеров не меняется, а доля проживающих за чертой бедности постоянно растет. 

В вышеотмеченном социальном исследовании консалтинговой компании KPMG нет имен и фамилий богатейших казахстанцев, но журнал Forbes Kazakhstan помогает частично восполнить этот пробел. Издание регулярно публикует рейтинг 50 наиболее состоятельных предпринимателей страны.

На вершине олигархического хит-парада расположился Владимир Ким (владеет крупными долями в компании KAZ Minerals PLC, «Казахмыс», мажоритарный акционер АО «Bank RBK») с 4,5 млрд долларов.

Следом за ним с 3,4 миллиарда долларов идет другой солидный «владелец фабрик, заводов, газет и пароходов» Булат Утемуратов. 

Третью и четвертую строчку рейтинга делят средняя дочь первого президента Динара Кулибаева и ее супруг Тимур Кулибаев, на каждого из которых приходится по 3,1 млрд долларов. Почему-то журнал Forbes Kazakhstan делит принадлежащее им семейное имущество на две равные доли, занижая тем самым их место в рейтинге. Видимо, члены семьи первого президента по природной своей скромности не хотят раздражать соотечественников несметным богатством (безусловно, заработанным честным трудом), совокупная стоимость которого превышает 6 млрд долларов.

Замыкает пятерку казахстанских миллиардеров один из владельцев Евразийской группы Алиджан Ибрагимов с активами стоимостью 2,3 млрд долларов (почему в рейтинге перестали учитывать двух других «евразийских» олигархов Машкевича и Шодиева, чьи состояния обычно оценивались в схожие суммы, непонятно).

Далее вниз по убывающей (с состояниями в 800, 700, 500 миллионов долларов и менее) идут тоже весьма авторитетные господа, владеющие гостинцами, торговыми сетями, строительными компаниями, металлургическими предприятиями и прочими процветающими бизнесами.

Стоит отметить, что рейтинги Forbes регулярно обновляются, и в них периодически всплывают высокопоставленные госслужащие. Так, в 2014 году в нем было сразу два члена правительства – министр охраны окружающей среды и водных ресурсов Нурлан Каппаров и министр экономики и бюджетного планирования Ерболат Досаев (на фото ниже). Оба являлись соучредителями в многопрофильном холдинге АО «Lancaster Group Kazakhstan» и имели на каждого по 110 000 000 долларов.

В списке миллионеров также регулярно встречаются дети высокопоставленных должностных лиц. К примеру, четыре года назад самым молодым участником заветного списка стал Игорь Школьник – сын министра Владимира Школьника. В 35 лет уже имел состояние в 220 000 000 долларов.

Вы спросите, откуда у парня такие капиталы, если его отец с самого начала независимости Казахстана трудился исключительно на госслужбе? Нет, он их не украл. Журнал Forbes.kz по этому поводу лаконично сообщает, что сын министра в 23 года стал вице-президентом одной коммерческой компании, и дальше его бедолагу понесло по жизненной колее – занимал руководящие должности в нефтегазовых компаниях и в ФНБ «Самрук-Казына».

А в 30 лет Игорь Владимирович стал собственником Орского нефтеперерабатывающего завода (Россия), который, по данным издания, купил через собственную оффшорную фирму, зарегистрированную на Британских Виргинских островах. В общем, папа не при делах – сынок пробился в миллионеры исключительно благодаря собственным талантам.

В 2017 году самым молодым участником списка Forbes Kazakhstan стал сын другого известного казахстанского министра – Данияла Ахметова, 31-летний Талгат. В число активов молодого предпринимателя входят ТОО ПХБК, ТОО «Глория-фарм», АО «Казэнергокабель» и прочие большие и малые предприятия самого разного профиля. Его состояние журнал оценил в 145 000 000 долларов.

Есть в списке миллионеров отпрыски и более знаменитых казахстанских фамилий. В 2019 году самым молодым участником рейтинга топ-50 стал внук первого президента  Нурали Алиев (на фото справа). Молодому человеку всего 34 года, а у него уже имущества на 219 000 000 долларов.

Кстати, в 2017 году в списках Forbes Kazakhstan в качестве легального миллионера упоминался еще один близкий родственник первого президента — его племянник Кайрат Сатыбалды (на фото слева). В 28 лет он стал заместителем акима Астаны, потом несколько лет мыкался вице-президентом в различных национальных компаниях («Казтрансойл», КТЖ), пять лет занимал должность секретаря НДП «Нур Отан», а с 2016 года резко изменил свою жизнь, ушел в частный бизнес и вот, пожалуйста, – через год стал миллионером.

Авторы рейтинга отмечают одну удивительную особенность – личное благосостояние казахстанских олигархов растет намного более быстрыми темпами, нежели благосостояние страны в целом. К примеру, тот же Владимир Ким за каких-то три года удвоил свое состояние. Трудолюбие, помноженное на упорство, принесло достойному человеку пару дополнительных миллиардов «зелени». Вот у кого стоит всей стране поучиться.

Или вот еще пример. Владелец АО «Центрально-Азиатская энергетическая корпорация»  (которой принадлежат региональные энергомонополии «СевКазэнерго» и «Павлодарэнерго») Александр Клебанов (на фото справа) еще три года назад со скромными 165 000 000 долларов болтался в четвертом десятке рейтинга, а теперь он уже на солидном 17 месте с 390 000 000 долларов.

Кстати, замыкает список Forbes Kazakhstan с 90 000 000 долларов его сын и наследник Яша Клебанов (на фото слева). Как же это трогательно — прямо на наших глазах рождается трудовая династия.

Подытоживаю. Несмотря на то, что земля и ее недра по Конституции принадлежат народу, несмотря на то, что он же (народ) является источником всей власти в стране, в реальности все совсем не так. Природные богатства обеспечивают процветание лишь немногочисленной группе избранных казахстанцев, а государство прочно срослось с крупным капиталом и стоит на страже только его интересов. Поэтому богатые становятся еще богаче, а многомиллионная армия бедняков на их фоне – еще беднее.

У каждого своя карма.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code