Вчера, 8 июня, казахстанская активистка Асия Тулесова (вы наверняка помните ее по акции #От правды не убежишь) была вызвана на допрос в полицию. Там ее задержали и водворили в ИВС.

Известно, что полиция Алматы вменяет ей две статьи Уголовного кодекса РК — 378 (оскорбление представителя власти) и 380 (применение насилия в отношении представителя власти). Мы попросили рассказать подробнее о ситуации с Асией ее адвоката Алимжана Оралбая.

— Алимжан, расскажите, пожалуйста, где сейчас Асия и в чем именно ее обвиняют?

— Асию подозревают в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 380 (применение насилия в отношении сотрудника полиции). И также ее подозревают по части 2 статьи 378 УК РК (оскорбление представителя власти при исполнении). Асия в данный момент находится в изоляторе временного содержания (ИВС), так как ее задержали вчера.

Просили ли у вас следственные органы подписать подписку о неразглашении?

— Мне давали подписку о неразглашении на подпись, но я отказался ее подписывать. Мне нечего разглашать по этому делу.

— Скажите, когда примерно будет следственный суд по мере пресечения?

— Скорее всего, следственный суд будет завтра, потому что материалы по этому делу еще не передали в суд, и я ожидаю что процесс будет завтра по избранию меры пресечения. Насколько мне известно, прокуратура поддержала следствие по мере пресечения.

— И ваши дальнейшие действия?

Бороться именно с мерой пресечения.

Мы считаем, что избранная мера пресечения под стражей незаконна, так как уголовно-процессуальный кодекс предусматривает содержание под стражей в качестве меры пресечения только с санкции следственного суда и лишь в отношении подозреваемого в совершении преступления, за которое законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы свыше пяти лет. Есть еще исключительные случаи, но ни под одно из них Асия не подпадает. Поэтому мы считаем, что в отношении нее не может быть избрана мера пресечения в виде содержания под стражей.

Так что сейчас основной план у нас  — бороться с мерой пресечения. Я думаю, завтра этот вопрос решится. Дальше будем работать по самому делу по существу. Доказывать невиновность Асии.

— Как сама Асия настроена?  Какие-нибудь следственные действия проводят?

— Она настроена нормально. Готова бороться, защищаться. Сегодня у нас были следственные действия, и я её видел. Проводят допросы.

— Оказывает ли на Асию кто-нибудь давление ?

— Нет, на нее никто не оказывает давление.

— Рассказывала ли вам Асия про условия содержания в изоляторе временного содержания (ИВС)? В камере она одна?

— Она говорила, что условия нормальные, единственное, жаловалась, что в камере курят. В камере вместе с ней находятся несколько человек, сколько  — я не уточнял.  

— Как соблюдаются карантинные меры в ИВС? Носят ли там маски? 

— Не могу ответить на эти вопросы.  Я в ИВС не захожу, мы встречаемся у следователя в кабинете. Асия в маске, я думаю, что им их выдают.

— Уже известно, на чем строится обвинение у следственных органов?  

— Вы, наверное, видели видео в сетях. Я так подозреваю, что уголовное дело началось с рапорта сотрудника полиции, которому она отбросила фуражку. Но я материалы уголовного дела еще не видел, так как пока досудебное расследование не закончено. Поэтому мало что могу сказать.

— Алимжан, защищать Асию будете только вы или есть еще адвокаты?

— Нет, мы занимаемся втроём. Мы партнеры  — я, Джохар Утебеков и Назерке Ризабекова.

— На следственные действия ходите только вы или другие адвокаты тоже? 

—  На следственные действия к следователю ходил только я. И вчера был тоже я один. Утебеков находится еще на карантине.

— Спасибо за ваши ответы. Удачи! 

 

 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code