В последнее время в Казахстане у власти появилась новая панацея от всех бед – инвестиции. Это слово как заклинание произносится чиновниками по несколько раз в день. Министры и акимы всех уровней в обязательном порядке рапортуют о росте соответствующих показателей в подотчетных ведомствах и территориях. Гражданам в официальных отчетах сообщают цифры со множеством нулей, но при этом никто не разъясняет им, откуда эти деньги пришли, на что были потрачены и что в конечном итоге они дали стране и конкретным людям. Инвестиции превратились в эдакую вещь в себе, в метафизическую категорию.

Давайте попробуем разобраться, что же у нас происходит с этими самыми инвестициями.

Начнем с дефиниции: инвестиции это вложения в экономику и материальные активы. На этот счет имеется официальная статистика. В обобщенном виде она опубликована на сайте Комитета по статистике Министерства национальной экономики (см. динамика основных социально-экономических показателей Казахстана с 1991 по 2018 годы), а с разбивкой по странам происхождения и экономическим отраслям — на интернет-странице Национального банка РК.

Итак, валовый объем инвестиций, вложенных в Казахстан начиная с 1992 года и на конец 2018 года, составил 485 млрд долларов. Это сообщает портал http://stat.gov.kz. В данном случае речь идет обо всех капиталовложениях, имевших место в эти годы: иностранных и отечественных, государственных, частных и смешанных.

Из них, если верить министерству индустрии и инфраструктурного развития,  порядка 320 миллиардов долларов приходится на прямые иностранные инвестиции. Только за 2018 год объем ПИИ составил 24 млрд долларов. Прямые инвестиции означают, что зарубежные бизнесмены не просто купили какие-то акции, облигации и прочую ерунду, а вложились в создание новых (или реконструкцию уже действующих) производств и приобретение материальных активов.

Казалось бы, 320 млрд долларов – огромная сумма. А совокупный объем инвестиций под половину триллиона долларов вообще может свести с ума. Эта цифра в два раза превышает ВВП Казахстана за 2013 год (самый высокий показатель в истории – 236 миллиардов долларов) и почти в три раза – за 2018 год (170 миллиардов долларов). Если перевести эти цифры в национальную валюту, то суммы станут вообще запредельными.

Правительственные мужи постоянно напоминают, что по привлеченным инвестициям наша страна является лидером в Центральной Азии. Оптимизм чиновников понятен. Но, к сожалению, разделить их радость простые люди не могут. Потому что каждому из нас нужен конкретный результат.

Мы не понимаем, что такое инвестиции в 320 и даже 485 млрд. Людям надо увидеть их своими глазами, потрогать руками, ощутить их в повседневной жизни. А с этим у нас полный конфуз.

Какой смысл говорить казахстанцам про рост ВВП и миллиардные капиталовложения в экономику, если их дети учатся в переполненных школах, а сами они живут в старых домах советской постройки?

Да что там дома – практически весь прибавочный продукт казахстанцы создают на заводах и предприятиях, появившихся в прошлом столетии, вся окружающая  инфраструктура была создана при другом социально-экономическом строе — социализме. Большая часть населения живет за счет созданного в советское время экономического и технологического задела.

А ведь в СССР частных инвесторов не было. И привлечением иностранных инвестиций тоже никто не заморачивался. Но при этом каждый год строились жилые дома, школы, детские сады, поликлиники, на карте страны появлялись новые города и деревни. Качество жизни и уровень потребления росли каждый год, это можно было проследить не по отчетам чиновников, а в реальности – спросите любого, кому за 60.

А сегодня мы то и дело слышим про инвестиции, про прекрасный инвестиционный климат и про денежные потоки, которые льются в нашу экономику. Акимы и министры, соревнуясь друг с другом, открывают прорывные заводы, в стране даже появилась космическая отрасль. Но при этом кругом  пустота и старые обшарпанные многоэтажки.

Что такое 320 миллиардов долларов иностранных инвестиций? Много это или мало? Ответить на эти вопросы невозможно. Потому что нам не с чем сравнивать. Да и куда пошли эти инвестиции, чиновники не поясняют. Видимо стесняются.

А если мы посмотрим на отчеты о структуре вложений Национального банка РК, то увидим, что процентов на 80, если не больше, основные капиталовложения идут в горнодобывающую отрасль (включая обслуживающие сырьевой сектор транспорт и банки). То есть привлеченные средства идут на разведку и добычу полезных ископаемых. Но конкретики что, сколько и куда, нет.

Сведения по месторождениям и добыче ископаемых зарубежными компаниями вообще особо не афишируются — фигурируют лишь общие цифры. Тем не менее в СМИ со ссылкой на экспертов, к примеру, сообщается, что первый этап освоения печально знаменитого Кашаганского нефтяного месторождения обошелся не менее чем в 50 млрд долларов. А всего таких этапов три.

Если мы сюда прибавим затраты на освоение еще полутора десятков крупных месторождений (Тенгиз, Узень, Кумколь, Каламкас и др.), расходы на строительство и модернизацию трубопроводов, нефтяных терминалов, НПЗ, то в итоге получим 320 млрд долларов.

Иными словами, все иностранные инвестиции ушли в нефтяную отрасль — на обеспечение добычи углеводородов и их бесперебойного экспорта.

Извините, но простые казахстанцы здесь при чем? Им что с того?

Кстати, у капиталов есть свойство не только приходить, но и уходить. И здесь статистика также впечатляющая. Только за десять лет с 2004 по 2013 годы из Казахстана было вывезено 167,4 млрд долларов. Об этом сообщил «Форбс Казахстан», ссылаясь на международную организацию Global Financial Integrity, которая занимается финансовым мониторингом развивающихся стран.

По выводу капиталов наша страна тоже в лидерах, причем не только в Центральноазиатском регионе, но и среди стран всего бывшего СССР. Странно, что правительство об этом не распространяется.

По бегству капиталов мы уступаем только Российской Федерации (из нее в указанный период вывезли 1 трлн долларов). Но при пересчете оттока капитала на душу населения у нас получается больше, чем у россиян: на каждого казахстанца приходится 982 выведенных за бугор доллара против 731 доллара в РФ. Вот и делайте выводы.

Кстати, если мы суммируем данные по оттоку капитала с 2014 по сегодняшний день, то это еще даст даже по самым скромным подсчетам не менее 10 млрд долларов (в 2018 году отток капитала из нашей страны по данным Национального банка РК составил 3,1 млрд долларов).

И ежели  сюда приплюсовать более ранний период, оставшийся за рамками мониторинга Global Financial Integrity (то есть с 1991 по 2003 годы), если прибавим сюда кабальные и грабительские соглашения о разделе продукции (по которым иностранным компаниям в обмен на затраты в разведку и освоение месторождений бесконтрольно предоставлялись налоговые льготы и преференции с правом продажи добытых ископаемых через иностранные юрисдикции, что является по сути тем же самым выводом капитала из страны), то от заявленных правительством 320 млрд долларов иностранных инвестиций ничего не останется.

Все, что забугорные капиталисты вложили в казахстанскую экономику, они же сами и вывезли, причем в разы больше. 

Сырьевые компании живут и работают исключительно на себя – все, что они  инвестируют и зарабатывают, выводится в иностранные юрисдикции. Поэтому при колоссальных объемах продажи полезных ископаемых мы имеем то, что имеем — казахстанцам остаются лишь бумажные отчеты о притоке иностранных капиталовложений и росте ВВП, которые на хлеб не намажешь.

Единственными реальными инвесторами в страну являются граждане. Через постоянно растущие налоги, штрафы, тарифы, пенсионные и соцотчисления. Именно они оплачивают работу госкомпаний, коммунальных предприятий, реализацию долгосрочных госпрограмм развития.

Понятное дело, что эффективность таких государственных инвестиций низка – всему виной коррупция с ее откатами и взятками, низкий профессионализм, отсутствие нормальной конкуренции при освоении госзаказа, недостаток финансового контроля. Но реально иных источников для долгосрочных стратегических инвестиций в огромной стране с суровым климатом нет.

Аграрный сектор, дороги, объекты энергетики, инженерные коммуникации, те же разведка и добыча полезных ископаемых либо напрямую, либо опосредованно через квазигосударственные компании («КазМунайГаз» и др.) финансируются за счет граждан. Делается это либо через налоги и бюджет, либо через пенсионные активы, которыми у нас уже привыкли поддерживать частные банки и хронически убыточные госкомпании.

В этой связи стоит напомнить, что одиннадцать лет назад в стране были введены так называемые инвестиционные тарифы на энергоснабжение. Государство переложило заботу по обновлению электростанций и сопутствующей инфраструктуры на потребителей. Народ все эти годы оплачивал и продолжает оплачивать завышенные тарифы, инвестируя своими средствами  модернизацию частных компаний. А в итоге, как признался Нурсултан Назарбаев осенью 2018 года на заседании Совбеза, процент физического износа станций и оборудования не только не сократился, но даже увеличился. То есть монополисты распихали народные инвестиции по своим карманам.

Первый президент, помнится, призвал Генпрокуратуру провести расследование и наказать  виновных в хищениях монополистов, но ни о каких уголовных делах мы так и не услышали.

Ярче всего ужас и лицемерие происходящего бросаются в глаза в официальных новостях: министры и акимы угодливо кружат вокруг заморских липовых инвесторов, норовящих выжать из нашей страны с 1 доллара вложений по 2, а то и 3 доллара, тогда как своих граждан власть постоянно упрекает в иждивенчестве, призывая их обеспечивать себя самостоятельно. Несправедливо.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code