Адвокаты Альнура Ильяшева призвали суд оправдать своего подзащитного, но судья Махарадзе решила по-другому.Активиста не оправдали, но свободы лишать не стали.

Напомним, 19 июня судебное заседание по делу активиста Альнура Ильяшева (подробнее здесь) закончилось выступлением в прениях государственного обвинителя, который попросил суд приговорить Ильяшева к трем годам лишения свободы и лишить возможности заниматься общественной и политической деятельностью сроком на пять лет. Сегодня прения были продолжены стороной защиты.

Адвокат Таир Назханов, в частности, сказал, что деяние, которое вменяется Ильяшеву, не доказано.

«Его действия не являются противоправными. Обвинение говорит о трех публикациях. Согласно заключениям экспертов, одна публикация упоминается только в политологической экспертизе, где говорится о негативном оценочном суждении, которое невозможно проверить на достоверность. Обвинению необходимо было установить, соответствует ли этот пост действительности или нет. Как доказать ложность этой публикации, если обвинение не предприняло никаких попыток этого сделать?» — отметил адвокат.

Кроме анализа самих постов, Назханов перечислил более 20 нарушений, которые были допущены органами досудебного расследования. В частности, были нарушения в ходе задержания Ильяшева и обысков на месте его работы, проживания родителей, а также бывшей супруги и дочери, составления скринштов его постов, имеющихся в материалах дела.

Отдельно Назханов вновь остановился на экспертизе постов, составленной экспертом Розой Акбаровой, которая и легла в основу обвинения. Адвокат считает, что по закону Акбарову нельзя было привлекать даже разово к экспертизе, поскольку она занимает пост заместителя директора Центра судебной экспертизы и проведение собственно экспертиз не относится к ее должностным обязанностям.

Также он высказал сомнение в том, что Акбарова вообще могла добраться до Алматы так быстро в условиях карантина и наличия блокпостов (уголовное дело было возбуждено в середине апреля 2017 года и тогда же проводилась и экспертиза), чтобы составить документ.

«В действиях Ильяшева отсутствует состав преступления, а досудебное расследование проходило с многочисленными нарушениями УПК РК. Прошу его оправдать, отпустить из-под стражи и вернуть все изъятое имущество, — заключил Назханов.

Адвокат Виталий Воронов в свою очередь решил «помочь» суду и зачитал свой вариант резолютивной части приговора:

«Ильяшева Альнура Кайратовича признать невиновным и оправдать в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, освободить из зала суда и признать за ним право на возмещение вреда за незаконное привлечение к уголовной ответственности».

По его словам, вывод эксперта Акбаровой о том, что посты Ильяшева в условиях чрезвычайного положения могли привести к нарушениям общественного порядка, не подтвердились на практике.

«За карантин в стране существенно снизился уровень уголовных правонарушений. Выходит, Ильяшеву не удалось повлиять на рост», — сказал, в частности, Воронов.

Выражая отношение к завершающемуся процессу, адвокат посетовал, что не может употребить слово «уважаемый» к суду из-за многочисленных нарушений в ходе заседаний.

Поддержав своих коллег в части оправдания подзащитного, адвокат Нурлан Рахманов добавил, что суд должен вынести частное определение в отношении департамента полиции Алматы, потому что применять силы СОБР при обыске членов семьи Ильяшева не было никакой необходимости.

Сам Ильяшев, формально поддержав мнение адвокатов в прениях, свое отношение к процессу и ситуации в стране в целом  выразил в последнем слове:

«Второй год правления президента Токаева знаменуется политическими репрессиями и появлением политических заключенных. Наверное, надо с кого-то начинать. Идет зачистка перед предстоящими выборами. И запрашиваемый государственным обвинением запрет на занятие мной политической деятельностью на пять лет – это как раз тот электоральный период до следующих выборов. Таким образом в отношении нас применяется еще один метод политической борьбы со стороны наших оппонентов (…)

Мы много раз предлагали властям начать полноценный равноправный общественный диалог, в ответ нас задерживали, блокировали силами полиции. А теперь нас преследуют, фабрикуя уголовные дела за преступления, которых не существует, как в 30-е годы прошлого века. История повторяется. Единственное, что успокаивает, – это то, что у нас введен мораторий на смертную казнь. Хотя методы всё те же. Я даже знаю, что меня неизбежно со временем реабилитируют, надеюсь, что не посмертно. Осознавая предрешенность данного дела, выражаю свою готовность убыть в места лишения свободы, чтобы создавать там базу для поддержки и адаптации других политзаключенных, параллельно ведя агитацию и разъяснительную работу среди персонала уголовно-исполнительной системы.

Обращаясь к соратникам по борьбе, осознающих авторитарность режима Назарбаева, призываю к сохранению спокойствия. Мы можем оказаться в ситуации, требующей от нас перехода к конспиративным методам работы. Тех, кто остается на свободе, призываю сохранять бдительность и рассмотреть возможность ухода в сетевое подполье, используя анонимные аккаунты, как это делают известные фабрики нур-ботов, а также наученные горьким опытом активисты «Демократического выбора Казахстана». Реакция партии Nur Otan продемонстрировала обществу их уязвимость, страх и слабость перед воздействием извне. Им легче в ущерб собственной репутации затыкать рты таким, как я, активным оппонентам, вместо того, чтобы применять эффективные методы и начать вести нормальный электоральный диалог».

Обращаясь непосредственно к председательствующей в суде Залине Махарадзе, Ильяшев пояснил, почему он ни разу не обратился к ней «уважаемый суд» или «ваша честь»:

«О заказном характере данного дела было известно изначально, как и о том давлении, которое будет оказываться административным ресурсом. Было понятно, что суд не будет независим и справедлив, как того требует Конституция. Поэтому я предпочел обращаться к вам не как к беспристрастному и объективному, а как к находящемуся под колоссальным прессингом, человеку, используя слова «гражданка Махарадзе».

Признаюсь, я не завидую той задаче, которая перед вами стоит».

«Будьте спокойны, вынося этот приговор. Лично к вам у меня претензий нет. Я готов сидеть только для того, чтобы продемонстрировать, как много сидит в лагерях и тюрьмах казахстанцев, в отношении которых грубо и бесцеремонно формировались уголовные дела. Я готов сидеть, чтобы продемонстрировать, как действуют заведомо ложные свидетельства и экспертизы, а также заведомо неправосудные приговоры судов, что все это реальная казахстанская действительность, которую нужно прекращать.

С нами бог и Конституция! Халык ушын алга Казахстан!», —  завершил Ильяшев свое последнее слово.     

На вынесение приговора у судьи Махарадзе ушло почти три часа

«Признать Ильяшева виновным в совершении преступления по п.2 ч.4 ст.274 УК РК и назначить ему наказание в виде трех лет ограничения свободы с привлечением его к принудительному труду – по 100 часов ежегодно в течение всего срока наказания», — говорится в приговоре суда.

Также Ильяшеву было назначено дополнительное наказание в виде запрета на занятие общественной и политической деятельностью сроком на пять лет.

Судья Махарадзе отдельно отметила, что если он нарушит условия отбывания наказания (не менять на весь срок место жительства, работы и являться на учет в службу пробации), ограничение будет заменено реальным отбытием наказания в колонии из расчета день за день.

Также судья подчеркнула, что обвинение было предъявлено правильно: мол, «вы сами видели реакцию на ваши посты, и она была отрицательной».

Альнур Ильяшев должен выйти на свободу уже сегодня.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code