Необходимо срочно создать общественные комиссии по контролю за расходованием средств на нужды борьбы с коронавирусом, в которые должны войти граждане из числа переболевших либо потерявших родных. Именно они, по мнению президента Национальной ассоциации PRIMARY HEALTH CARE, доктора медицинских наук, профессора Толебая Рахыпбекова, могут стать действенным механизмом в борьбе с COVID-19 и противодействию коррупции в системе здравоохранения.

Недавно KZ.MEDIA опубликовал интервью с Толебаем Рахыпбековым, где шла речь о том, что необходимо сделать, чтобы Казахстан вышел из красной зоны — той самой, в которой свирепствует коронавирусная инфекция (см. «Надо снять лакированные туфли»). После последнего расширенного заседания правительства с участием президента мы снова связались с профессором с просьбой прокомментировать и оценить решения, принятые чиновниками.

— Толебай Косиябекович, как вы оцениваете те решения и предложения, что были озвучены на последнем расширенном совещании правительства для преодоления кризисной ситуации в стране из-за распространения коронавируса?

— Я чувствую, что послание президента уже положительно влияет на ситуацию. Например, от имени Ассоциации, которую я возглавляю, выдвигалось предложение решить вопрос нехватки автомобилей для скорой помощи, мобильных бригад поликлиник, путем передачи поликлиникам автомашин госслужащих, и это уже начали делать.

В субботу 11 июля прочел новость, что аким города Кызылорды передал часть гостранспорта на эти нужды, следом также сделал аким Мангыстауской области. Мы никак не могли это донести, теперь после поручения президента это начали делать. Но этого недостаточно — необходимо делать это повсеместно. 

Пока акимы на местах не показали, что владеют ситуацией.

Из их докладов, сделанных во время совещания с президентом, например, кроме Сапарбаева, Шукеева, Ахметова, не сложилось такого впечатления. Один говорит, что нет дефицита медработников, другой лукавит, что защитных средств хватает или лекарств.

— Что, по вашему мнению, можно и нужно предпринять?

— Я проанализировал вопросы, которые рассматривались с участием президента и по которым он дал ряд получений, и думаю, что первым делом властные структуры должны сделать ставку на общественность. В частности при ТОО «СК Фармация», Фонде обязательного соцмедстрахования (Фонд ОСМС), Минздраве, акиматах надо создавать комиссии по контролю за расходованием средств, куда должны войти граждане из числа тяжело переболевших covid, кто вернулся чуть ли не с того света и тех, кто потерял родных.

Такие комиссии должны быть при акиматах и при каждой медицинской организации, чтобы контролировать качество лечения и рациональносе использование финансовых и других ресурсов. 

Это будет очень действенный механизм. Такие комиссии не допустят, чтобы деньги, выделенные на борьбу с пандемией, расходовались напрасно. Переболевшие готовы работать волонтерами, но их нужно организовать.

— Каким образом?

— Постановлением правительства, указом президента — есть тысяча юридических способов их привлечь, и они пойдут. А вот в качестве государственного контроля предлагаю воссоздать постоянно действующую Государственную комиссию по ЧС, ее председателя нужно назначить первым вице-премьером для межведомственного координирования борьбу с пандемией.

В свое время, когда случилось Зайсанское землетрясение в ВКО (это беда произошла 14 июня 1990 года, подземные толчки были силой до 8 баллов, многие дома были разрушены или получили серьезные повреждения), контроль такой комиссии был постоянным, и сейчас нужно использовать этот опыт.

Президент также наделил особыми полномочиями министра здравоохранения. Я бы предложил сделать его заместителем премьер-министра, а главного санитарного врача – его первым замом. Нонсенс, что, несмотря на особое положение главного санврача при нынешней ситуации, сейчас он является всего-навсего заместителем председателя комитета внутри минздрава.   

— А что делать с недостатком лекарств?

— Конечно, государство в одиночку с этой проблемой не справится, но помочь ему могут… «шопницы».

— «Шопницы»?!

— Помните, в начале 90-х, когда встало все производство, экономику спасли «шопницы» — женщины, которые поехали за границу и стали возить товары. Сегодня читаю новости: то тут, то там кого-то с лекарствами задержали, судить собираются за то, что ввозил, и я уверен, теперь эти лекарства лежат в отделениях полиции как вещественные доказательства. Но ведь радоваться надо, что кто-то привез лекарства, нельзя, чтобы это наказывалось. Пусть везут родственникам или на перепродажу. И надо снять налоги с этого.

— Но ведь есть риск продажи фальсификатов?

— Не привезут они опасных лекарств. Но через две недели все аптеки наполнятся лекарствами, у каждого в соответствии с протоколом лечения на дому будут лекарства в домашней аптечке.

Государство само не в состоянии наполнить лекарствами аптеки, его задача – чтобы они были в больницах и стационарах. Только ликвидация дефицита лекарственных препаратов поможет снизить цены на них и остановит недобросовестных граждан, повышающих цены, и никакими фискальными методами это не решить.

— Как вы думаете, почему СК «Фармация» не справляется с этой задачей?

— Все оптовые закупки содержат в себе коррупционные риски. И мне кажется, что от такой практики пора отказаться: больницы, поликлиники должны сами закупать необходимые им лекарства, а средства на это должны быть заложены в тарифах. По регионам достаточно установить предельные цены, а за расходованием госсредств должны следить наблюдательные советы.

Финансирование здравоохранения – это не финансирование учреждений, это социальная защита народа на случай болезни.

Таким способом мы сможем распрощаться с таким монстром, как «СК Фармация».

— Деятельность фонда ОСМС тоже была подвергнута критике…

— Я не склонен возлагать всю вину на одного человека. Все-таки там существует совет директоров, корпоративное управление. Здесь я бы заострил внимание на ином аспекте: с 1 июля закончился срок бесплатного страхования всех граждан, и самозанятым сейчас начинают отказывать в медицинской помощи. Они должны купить страховые полисы, стоимость которых в пределах 30 тысяч тенге в год. Учитывая, что самозанятых в стране порядка 2 миллионов человек, их взнос в фонд ОСМС через покупку медстраховок составит примерно 60 миллиардов тенге. Что такое 60 млрд для бюджета страны?

Надо подумать, как решить эту проблему. Если учесть, что 87% средств фонда – это бюджетные деньги, думаю, пора рассмотреть вопрос о воссоздании Комитета по оплате медицинских услуг вместо ФОМС.

— А как быть с нехваткой мест в стационарах?

— Я предлагаю внедрить такой механизм, как «стационар на дому». Если стало лучше человеку, лежащему в стационаре, то можно его выписать домой, чтобы освободить койку. Но не поликлинике передавать его вести, а при каждом стационаре создать отделения сестринского ухода на дому, которые бы вели его в течение, скажем, 14 дней, и только затем передавали для наблюдения в амбулаторных условиях.

Также у нашей Ассоциации есть предложение о создании палаточных сортировочных пунктов при приемных покоях стационаров, как на войне. В них один-два врача могут заниматься сортировкой поступивших пациентов. Ведь сколько было случаев, когда скорые стояли у дверей стационаров, потому что их больных не принимали. Но они не должны стоять, не имеют права, потому что надо следующие вызовы обслуживать.

— Но возможно ли это в условиях, например, сельской местности?

— Состояние медицины на селе – это боль. Там есть проблемы не только с лекарственным обеспечением. Я разговаривал с одним анестезиологом, он говорит, что в большинстве больниц на селе нет централизованного кислородного обеспечения.

А ведь провести кислородопровод для центрального снабжения кислородом – это работа одного дня и двух сварщиков. Иначе получается, что хрупкие девчонки таскают на себе эти огромные кислородные баллоны.

Просто нужно, чтобы акимы на местах ногами ходили по больницам и смотрели, что и где надо сделать, где переоборудовать больницу, где пристройку сделать, чтобы отдельно принимать больных с подозрением на covid.

Для современной диагностики нужны межрайонные диагностические центры, а службы ПЦР-тестирования должны быть при каждой районной больнице.

— Как все это осилить и где деньги брать?

— Крупный бизнес должен участвовать в борьбе с пандемией. Я имею в виду конкретно «Казахмыс», Евразийскую группу, «Карметкомбинат», Усть-Каменогорский титано-магниевый комбинат, Ульбинский комбинат, «Казцинк» и другие. Где они все сейчас?

А сельскому здравоохранению, считаю, могут помочь крупные латифундисты. Многие из них годами получали государственные дотации. Пора и им ответить, помочь государству.

Главное, этим гигантам такая помощь вполне по силам. Но если к нам не прислушаются, мы сами с народом найдем путь, либо проложим новый для решения всех этих проблем. 

— Будем надеяться, вас услышат! Спасибо за комментарии.


Фото на обложке со страницы Астана медицина университеті.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code