Очередной приступ законотворческого зуда случился у столичных чиновников. Они предложили изменить антикоррупционное законодательство. Предлагают усилить ответственность для некоторых категорий госслужащих, ужесточить наказания, укоротить финансовые аппетиты, запретить держать счета в офшорах. Правительственные чиновники вполне серьезно полагают, что после очередной законодательной реформы коррупцию удастся искоренить.  

В Казахстане на публичное обсуждение вынесена концепция законопроекта поправок по вопросам противодействия коррупции. Ее автором выступило Агентство по противодействию коррупции (АПК). Государственные борцы с мздоимством подошли к идее реформирования существующего законодательства очень ответственно, проявив фантазию и хорошее воображение.

В разработанных АПК законодательных новеллах много чего интересного. Например, предлагается ввести обязательные проверки на добропорядочность для некоторых категорий госслужащих и ужесточить санкции для крупных взяточников, исключив для них возможность замены реального наказания кратным штрафом или наказанием, не связанным с лишением свободы.

Уверен, казахстанцы согласятся здесь с авторами концепции на все 100%, потому как уже совсем невмоготу стало смотреть, как наше правосудие за участие в митингах и публичное цитирование Конституции наказывает реальной тюремной отсидкой (пусть и недолгой), а проворовавшегося акима или министра отпускает на свободу после оплаты штрафа.

Особое внимание Агентство по противодействию коррупции проявило к сотрудникам силовых органов и судьям. В АПК считают, что уголовная ответственность за коррупционные преступления для них должна быть строже, и предлагают ввести для силовиков и судей в Уголовном кодексе новую категорию субъекта коррупционных отношений: «должностное лицо с особым статусом — сотрудник правоохранительного или специального госоргана, судья».

Уверен, подобная «забота» весьма польстит полицейским и служителям Фемиды и даже с высокой долей вероятности прибавит их касте «авторитета». Свои «корпоративные» исправительные учреждения, называемые в народе «красными зонами», у них уже есть, а теперь еще будут пусть и более жесткие, но зато свои «корпоративные» статьи в УК. Своего рода сословная привилегия.   

Признаться честно, все эти законотворческие потуги ничего кроме улыбки не вызывают. Да, ужесточать наказания за серьезные коррупционные преступления надо. И закрыть хапугам и взяточникам юридические «лазейки» и «дырки», позволяющие им получать за серьезные правонарушения несерьезные наказания, тоже необходимо. Но сами по себе карательные санкции на коррумпированность государства никак не влияют.

Только очень наивные люди могут рассуждать о прямой взаимосвязи между Уголовным кодексом и правосудием. Вовсе нет.

Правосудие определяется не суровостью законов, а их неукоснительным соблюдением и неотвратимостью наказания за совершенное преступление.

*Глеб Жеглов — один из главных героев милицейского детективного романа братьев Вайнеров «Эра милосердия» (1976) и снятого по их сценарию фильма «Место встречи изменить нельзя» (1979), действие которого происходит в августе — ноябре 1945 года. Роль Жеглова в фильме сыграл Владимир Высоцкий.

В более упрощенном виде эту истину понимал Глеб Жеглов*: правопорядок в стране определяется не наличием воров и бандитов, а умением государства их обезвредить. Но в этом плане нам особо похвастаться нечем. Такое впечатление, что не умеет государство их эффективно обезвреживать. Или не хочет.

Можно для успокоения совести и международных организаций принимать мудреные законы, ужесточать ответственность за коррупционные преступления вплоть до смертной казни или пожизненной каторги на урановых рудниках. Но если государство не умеет применять эти законы, или применяет их выборочно, то толку от их ужесточения не будет.

Если оно не ловит и не привлекает настоящих преступников к ответу. Если следствие по резонансным коррупционным или уголовным делам моментально покрывается завесой секретности. Если любая информация о таких делах всячески скрывается от широкой общественности. Если эти дела, разваливаясь за недоказанностью на стадии следствия, либо в суде благодаря удачной переквалификации вменяемого правонарушения, либо в результате сделки со следствием,  оборачиваются для фигурантов смешными наказаниями (условный срок, ограничение свободы, общественные работы).

Ну и, наконец, откровенно смешной и двусмысленной представляется идея законодательно ограничить возможности госслужащих и иных, уполномоченных на выполнение государственных функций, должностных лиц открывать и владеть счетами в иностранных банках, хранить там наличные деньги и ценности, а также пользоваться иностранными финансовыми инструментами (акции, облигации). Подобные ограничения предлагается распространить также на жен и мужей госслужащих, а также на их несовершеннолетних детей.

В АПК утверждают, что подобные законодательные поправки вносились еще в 2019 году, но почему-то не были поддержаны согласующими органами, среди которых КНБ, МВД, МИД, Генпрокуратура и другие. Но после того, как в апреле 2020 года стало известно, что отток денежных средств за пределы страны за 5 лет составил 86 миллиардов долларов, президент Касым-Жомарт Токаев своим приказом вернул эту законодательную норму на рассмотрение. 

Бегство капиталов в зарубежные офшоры — без сомнения, серьезная государственная проблема, и с тем, что она напрямую связана с коррупцией, никто не спорит. Но нынешняя инициатива АПК не совсем про это.

В предложении запретить чиновникам или каким-либо образом ограничить им возможность проведения зарубежных финансовых операций прочитывается явное желание назарбаевской гвардии  застолбить свое привилегированное положение. Раз и навсегда. Старая элита боится за свои панамские офшоры, океанские яхты, турецкие отели, английскую недвижимость и стремится защитить ее от молодой, жаждущей своего места под солнцем чиновничьей поросли. 

Проще говоря, нынешним владельцам элитных лондонских особняков и дворцов не хочется, чтобы рядом с ними селились их же земляки. В этом, как мне кажется, и заключается суть данной законодательной инициативы. Это прямая установка молодым чиновникам: ребята, Лондон — не резиновый. Апартаменты в Челси и домик Шерлока Холмса на Бейкер-стрит уже куплены — вам там нечего делать. Так что работайте честно и не воруйте, ибо все уже украдено до вас. 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code