Тарифы, по которым Фонд социального и медицинского страхования будет оплачивать лечение коронавирусной инфекции в стационарах Казахстана, объявил на брифинге 27 июля председатель правления ФСМС Болат Токежанов. Суммы приличные. Однако добиться от представителей фонда конкретики – что входит в тарифы и почему пациентам приходится самим покупать лекарства, журналистам не удалось.

Тарифы, по которым ФСМС будет возмещать медицинским организациям затраты на одного пациента, связанные с диагностикой и лечением коронавирусной инфекции, такие:

  • легкая степень — 292 600 тенге,
  • средняя степень – 446 100 тенге,
  • тяжелая степень – 1,5 млн тенге,
  • крайне тяжелая степень — 1,7 млн тенге.

Дополнительные 140 млрд тенге на эти цели будут выделены в рамках системы обязательного социального медицинского страхования.

Но что входит в тариф? Увы, как ни пытались журналисты вытянуть на брифинге конкретику из представителей фонда, те были слово кремень. «Битва» за подробности была столь ожесточенной, что мы решили рассказать о ней в диалогах журналистов с председателем правления Фонда социального медицинского страхования Болатом Токежановым и управляющим директором Фонда социального медицинского страхования Азаматом Умертаевым.

— Какие лекарства, анализы входят в стоимость лечения? — пыталась уточнить журналист Ирина Севостьянова.

«В пролеченные случаи входит стоимость ПЦР-диагностики, она так же оплачивается фондом по тарификатору. Входит КТ-обследование. Также с учётом изменений последнего принятого клинического протокола будет входить лекарственное обеспечение, которое будет оплачиваться по факту», — сказал управляющий директор Фонда социального медицинского страхования Азамат Умертаев.

— То есть лекарства не входят в эту стоимость?

«Да, это ещё дополнительно оплачиваться по факту».

— То есть, когда граждане попадают в больницу, это нормально, что их родные бегают и покупают лекарства, начиная от физраствора?

«На самом деле физрастворы сегодня оплачиваются в рамках тарифа за койко-день, они входят в структуру расходов. Мы говорим о том, что 15 июля принят протокол (лечения КВИ – ред.) и фонд будет дополнительно оплачивать дорогостоящие лекарственные средства, которые пациентам не надо самостоятельно приобретать».

— В 1,7 млн тенге (которое фонд готов платить больницам за лечение очень тяжелых пациентов с КВИ) какие лекарства входят, кроме физраствора?

«В соответствии с протоколом диагностики и лечения все средства, которые предусмотрены протоколом, будут оплачиваться Фондом медстрахования. Министерством рассматривается вопрос о расширения перечня. Поэтому мы в своём объёме финансирования будем предусматривать деньги на дополнительные лекарственные средства. Если они будут дополняться, то эти лекарственные и медицинские средства будут оплачиваться нами по факту».

— Вы можете четко ответить на вопрос, препараты, которые включены в протокол – антибиотики, антикоагулянты — входят в эту стоимость сейчас?

«Да, они входят на сегодняшний момент», — наконец ответил Азамат Умертаев.

Но тогда у журналистов возник другой вопрос – если затраты на лекарственные препараты, необходимые для лечения КВИ в рамках протокола, принятого на прошлой неделе Минздравом, больницам оплачивает фонд соцмедстрахования, то почему пациенты вынуждены их покупать?

— Если все это оплачивается, тогда не рассматриваете ли вы возможность вернуть гражданам затраты, которые они понесли на лекарства для родных, которые были в больницах? Когда люди покупали за свой счет все, начиная от физраствора? – спросила журналист Ирина Севостьянова.

«Законодательством не предусматривается оплата фондом понесённых расходов граждан. Но фонд оплачивает все понесённые расходы медорганизациям. Если медорганизация при лечении клиническими протоколами закупала лекарственные средства, то фондом будут оплачены в полном объёме данные виды медпомощи», -ответил Азамат Умертаев.

— Вы меня не понимаете или не слышите? Граждан вынуждают покупать все препараты!

«Если применяемые средства при лечении входят в протокол, то они должны быть предоставлены медорганизациями. В данном случае гражданин не должен нести никаких расходов из собственного кармана. Еще раз повторюсь, медорганизации должны предоставлять данные лекарственные средства, а не вынуждать граждан тратить на них собственные денежные средства».

— Сейчас люди оплачивают все сами. Что им делать, если это должно оплачиваться из средств фонда?

«Фондом социального медицинского страхования оплачиваются все лекарственные средства и понесенные расходы в рамках тарифа по койко-дням и дополнительно по факту», — ответил Азамат Умертаев.

Болат Токежанов далее добавил:

«На сегодняшний день Фондом соцмедстрахования исполнены все обязательства пред СК-Фармация, которая заключила договоры с медицинскими организациями.

Для предотвращения перебоев по поставке лекарственных препаратов фонд произвел 100% предоплату СК-Фармация.

Да, я понимаю, что определенный период времени были сбои, но сейчас все вопросы касательно закупа, поставки, логистики осуществляются СК-Фармацией.

По тем препаратам, которые входят по протоколу, сейчас нам выставляют (счета) через медицинские организации, в конце месяца мы их исполняем.

Что качается амбулаторного лечения – все 6,9 миллиона рецептов – по ним расходы понесены и фонд возместил расходы поставщикам».

Затем модератор прервал дискуссию, пообещав журналисту, что пресс-служба возьмет на себе труд ответить на ее вопросы. Однако его вмешательство не снизило градус напряжения на брифинге. Журналисты продолжали «выжимать» ответы на вопросы, которые сегодня задают миллионы казахстанцев – где лекарства, где деньги?

— У меня уточняющий вопрос. Вы ответственность за каждую медицинскую организацию не несете. Но на сегодняшний день ситуация складывается так, что несмотря на выделение средств на закуп, люди продолжают покупать препараты для лечения КВИ за свой счет. Вы будете разбираться каким-то образом с этой ситуацией?

«Да, мы эти факты монитором, к нам тоже поступают жалобы, когда пациентов просят покупать препараты из собственных средств. Одной из функций фонда является защита прав пациентов, мы в роли омбудсмена будем разбираться», — ответил Азамат Умертаев.

— Родственники покупали и покупают лекарства, а фонд оплатит 1,7 млн тенге больнице — это своего рода коррупционная схема. И вы готовы в ней участвовать? Кто-то из ваших родственников болел? Покупали вы лекарства для их лечения в стационаре или бесплатно лечили?

На этот вопрос отвечал председатель правления Фонда социального медицинского страхования Болат Токежанов.

«Как я уже отметил, мы пересмотрели тарифы на медуслуги, лечение КВИ, мы внутри его распределили по степени тяжести. Тарифы включают те препараты, которые должны быть в протоколе по диагностике и лечению. И после того, как больной пролечился в стационаре, больница выставляет счет Фонду медстрахования. В конце месяца мы возмещаем эти расходы.

Да, я и моя семья переболели КВИ. Да, мы с толкнулись с теми же проблемами, но с учётом того, что я пришёл в Фонд медстрахования и мы предпринимаем определённые попытки, и хотим в этой части максимально приблизиться к населению, и принять своевременные меры, чтобы помочь.

Мы знаем (о проблеме), поступали звонки, и совместно решаем с министерством здравоохранения и органами управления здравоохранения на местах. Понятно, что ситуация очень тяжёлая. И здесь по мере возможности ставятся вопросы касательно поставки лекарств совместно с СК-фармацией, совместно с организациями медпомощи, территориальными органами управления и другими участниками, которые активно прорабатывают вопрос». 

— Не уходите от прямого ответа на прямой вопрос: вы готовы участвовать в коррупционной схеме, когда лекарства закупаются родными, а медучреждения подает в фонд заявку, что больной был пролечен?

«Коррупционных схем я не вижу, потому что все прозрачно. У каждого участника, как я сказал, есть своя ответственность. И для этого предусмотрена ответственность на законодательном уровне», — резюмировал Болат Токежанов.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code