О проблемах в городской клинической больнице №4 в Алматы мы пишем не в первый раз. С самого начала официального объявления пандемии в Казахстане из этого медучреждения начали поступать тревожные сигналы.

В одном из материалов мы рассказывали о том, что в больнице не хватает защитных средств для сотрудников — не говоря уже о защитных костюмах, даже перчатки и маски они были вынуждены покупать сами. В другом — про то, что медики не получают положенных надбавок. В последнем материале на условия в больнице жаловались пациенты и врачи — из-за того, что не созданы условия для соблюдения мер по изоляции больных КВИ, коронавирусом начали заражаться сотрудники и увольняться. Во всех этих историях сами сотрудники учреждения оставались в тени. Опасаясь увольнений, они рассказывали о своих проблемах анонимно.

В этот раз о ситуации в ГКБ№4 нам рассказала Гулнар Атажанова, бывшая санитарка отделения, где лечат гнойно-костные травмы. Она подтвердила то, о чем мы писали ранее. Мы записали с ней интервью.

— Гулнар, насколько мы поняли, вы уволились из больницы? Почему? И как долго вы там проработали?

— В этой больнице я проработала с февраля нынешнего года до 10 июля, сначала вышла на больничный и затем сразу написала заявление на увольнение. Как и многие наши сотрудники, я заразилась коронавирусом.  Некоторые из тех, кто заразился, вернулись на работу, но я решила уволиться, потому что боюсь заразиться повторно. Хотя иммунитет и вырабатывается вроде, но есть случаи повторного заражения, и мне кажется, этого невозможно избежать, особенно в наших условиях.  

— Разве вам не выдавали защитные средства?

— В нашем отделении, как и в других, есть палаты с коронавирусными больными, и в них, как и в остальных палатах, я делала уборку. Надевала обычный синий халат для младшего медперсонала, перчатки, одноразовую маску — больше ничего. Защитных костюмов у большинства сотрудников нет, говорят, не хватает на всех. Как будет, обещали выдать, но так и не дали. Помню, в самом начале пандемии, кто был на смене в день выдачи, те и урвали, многим не досталось. Потом сдаешь их в стирку после смены, а они пропадают, нет их, сестра-хозяйка уже не выдает их.

Говорили сотрудники между собой, что, мол, берегут и одевать дают по «большим праздникам», когда проверка, комиссия из акимата или Управления, не знаю, правда или нет. Но я лично сама пару раз только надевала, и все на этом. Да что там говорить, если элементарные перчатки и маски нам приходилось самим покупать, лично я на свои деньги покупала, для своей безопасности. Но, как видите, это не спасло нас.

— В марте мы писали про то, что сотрудники ГКБ№4 вынуждены сами покупать маски или шить их. Но руководство больницы это отрицало. В официальном ответе говорилось, что закуплено 39 000 масок. Куда же они подевались или это неправда?

— Не знаю, как сейчас, но до моего увольнения все так и было. До последнего дня мне приходилось самой покупать маски и перчатки. У меня семья, и я не могла больше рисковать. В этот раз им удалось не заразиться, мы принимали все меры предосторожности. Но больше рисковать я не хочу и подвергать риску близких. Тест я не сдавала, так как это тоже сделать проблема, но все симптомы говорят о том, что у меня был именно ковид: потеряла обоняние и вкус, температура, но перенесла слава богу, не так тяжело, как другие.

Рисковать здоровьем или даже жизнью, не получая еще и положенных денег, знаете, это мягко говоря, глупо. Мы не получали не только надбавок, у нас зарплата даже уменьшилась.

—  Как это? Медикам же обещали доплаты и надбавки в этот период.

 — Мы уже про надбавки не говорим, устали ругаться, требовать их. Хотя бы получить то, что отработали. К примеру, в июне я наработала 240 часов, а получила на руки 75 тысяч тенге — за одну ставку. Обратилась к старшей медсестре, чтобы выяснить, в чем дело, она отправила к бухгалтеру. Та заявила мне, что будет выплачиваться заработная плата за ставку, не за отработанные часы, то есть одна ставка – 176 часов, больше не положено. А кто заплатит мне разницу? Получается я бесплатно отработала остальные часы, рискуя здоровьем, семью почти не видела, круглосуточно была на работе.

До этого у нас был скандал тоже по поводу выплат, мы требовали нам доплатить надбавки, тогда нам заявили, что нет «коронавирусных больных в больнице, вы не работаете напрямую с ними, не будет никаких надбавок». Так нам объяснили в бухгалтерии. До главного врача не достучаться, она отсылает в бухгалтерию, говорит «я не в курсе, все там выясняйте».  

А больных коронавирусом много в вашей больнице?

— Не знаю, честно говоря, точно сколько. Сначала их распределяли только в отделение терапии, потом там не стало хватать мест и начали по всем отделениям уже класть. Если учесть, что в «четверке» 16 отделений, не считая дневного стационара, операционного блока, а в каждом отделении по 10-12 палат на 4-6 коек, то примерно можно посчитать, наверное.

Говорили, что многие отделения были переполнены, свободных палат почти не было, плановых больных не принимали, кроме экстренных. Нам нельзя было ходить по отделениям  и лишний раз ничего спрашивать.  Да и некогда было, в нашем отделении гнойной хирургии тяжелобольные лежат, многие лежачие, нужно не только делать уборку, но и постоянно следить то там, то тут что-то вытереть, подтереть, выносить за больными «судна». Работа очень тяжелая.  И когда тебе еще не платят за нее и говорят «спрашивать — не смей, не нравится — уходи», чувствуешь себя будто ты раб.                     

— То есть персонал в больнице увольняется из-за слишком большого риска заразиться и не выплат?

Действительно, все это — правда.  Многие врачи, медсестры увольняются. Буквально перед моим увольнением из нашего отделения написали заявления две медсестры. Они тоже заразились коронавирусом, одна из них, Жанар, очень сильно болела. Несмотря на то, что мы  медики, и, казалось бы, у нас больше шансов получить лечение, никто нам в больнице не помогал, каждый из нас лечился или лечится дома, как может. И как и многие казахстанцы, я тоже искала везде лекарства, что находили —  тем и лечились.

— Вы знаете, что переболевшим коронавирусом медикам положены компенсации?    

— Честно говоря, я уже не верю никому и ничему. Слышала, что то министр (здравоохранения — авт.) что-то обещает, то замминистра, то президент. Нужно доказать, что ты заразился коронавирусом именно на работе, нужно то, нужнл это. Ничего не хочу никому доказывать, просить, требовать, куда-то ходить. Не хочу тратить нервы, силы, время на это, унижения терпеть. Благодарю бога, что перенесла более-менее легко болезнь, и в семье никто не заразился.  

Я долго проработала в медицине. До этого я работала в 12-й клинической больнице, далековато было от дома, и я перевелась в 4-ую больницу. Пусть я не доктор, даже не медсестра, но мне нравилась всегда моя работа. Видеть, как люди благодаря нашим коллегам выздоравливают, побеждают смерть – это всегда большая радость. Но сейчас мне обидно и больно за них, сколько их заболело, погибло просто из-за чьей-то безответственности.  Лично я не обвиняю никого, просто благодарю Аллаха, что жива и здорова.


Вот такая история.  

На сайте ГКБ№4 написано, что «городская клиническая больница № 4 – это многопрофильная медицинская организация, оказывающая специализированную и высокотехнологичную медицинскую помощь в экстренном порядке населению…». Но почему это «высокотехнологичное» медицинское учреждение не имеет элементарного и почему там не ценят персонал, когда он и в мирное то время на вес золота?

Кстати, на сайте больницы немало вакансий, что подтверждает  информацию о том, что сотрудники действительно увольняются.   

В отличие от нашей героини, мы требуем, чтобы профильное министерство разобралось уже наконец с бардаком в этой больнице.   

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code