Сейчас в Беларуси происходит переключение гражданской активности с «ночных выступлений» на дневной «режим общенациональной забастовки». Этот процесс и разница во времени позволяют нам провести некий предварительный анализ того, что там происходит.

Текста будет много, некоторые детали важны.


Меня лично не интересует чистая хроника событий, хотя в моей ленте вы можете увидеть ее признаки. Если вам нужна хроника — пожалуйста, у меня вы найдете ссылки на основные телеграмм-каналы, вещающие с места событий, или аккумулирующую информацию по ним. Как известно, многие телеги не вещают непосредственно из Беларуси, а расположены за рубежом (это предположение).

Это не означает внешнего воздействия, а только дает представление о тактическом рисунке беларуской интифады. Вы уже знаете, что власти там периодически блокируют то мобильный интернет, то вообще весь. Хроника же построена на том, что все шлют видео и другую инфу на конкретные тг-каналы, которые благодаря именно низкой зависимости от белорусского рубильника, могут обеспечивать не только ведение хроники, но некоторые из них даже способны осуществлять координацию. Что они и делают достаточно эффективно.

Там же в моей ленте вы можете найти и официальные телеги беларуской власти и ресурсы тех, кто против беларуского Сопротивления — это для общей картины. Хотя я могу смело предположить, на чьей стороне большинство симпатий у казахстанцев. Но отнюдь не всех — во многом это связано с тем, что у нас из-за нашей специфики социального конфликта есть люди, которым некоторые стороны беларуского полит-экономического стиля очень сильно импонируют. Но чаще это не от абсолютного восхищения политикой Лукашенко, а скорее от того, чем беларуский режим выгодно отличается от нашего.

Итак, попробуем собрать некоторые итоги.

Первое. Пока будем анализировать без геополитической составляющей. Кто на самом деле станет выгодополучателем от социального коллапса в Беларуси, пока непонятно. Неясны и внешние силы, которые завертели механизмы в беларуском обществе, то, что они были — это для современного мира просто нормально. Путаницу вносят в большей степени сильно испортившиеся в последнее время отношения Батьки и Кремля. Иначе бы сработала стандартная на просторах СНГ «цветная формула» — Запад стремится геополитически обворовать Евразийский проект. Так что пока оставим это для поздних исследований, объясню — почему.

Геополитический фон сейчас отвлечет от главного — что бы не являлось триггером событий, Сопротивление не является марионеточным движением в руках чьих-то внешних сил. Это реально волеизъявление той части народа Беларуси, для которой дальнейшее существование в рамках политического режима Лукашенко просто несовместимо с понятием гражданского и элементарно человеческого достоинства. Представляется так, что эта часть является подавляющим большинством беларуского общества, но пока не все из них активные участники Сопротивления.

Так что в этом вопросе остановимся на этом важном определении и идем дальше.

Второе. К сожалению, характер противостояния силовиков и Сопротивления приобрел свою беларускую специфику, которая отличается от украинской и, к примеру, кыргызской. Там силовики-исполнители достаточно быстро посыпались. Здесь пока мы видим другую картину — карательные органы на вторую ночь перешли в наступление, при этом давление на все движение Сопротивления стало критическим. Столкновения, увы, приобрели характер гражданской войны, когда баланс усиления и ослабления двух сторон постоянно колеблется.

По хронике видно, где Сопротивление терпит поражение, а где получает преимущество.

Пока видно резкое, по сравнению с первой ночью, сужение регионального сопротивления. Вся лента в основном сконцентрирована на Минске и его районах. Это можно объяснить глушением интернета в регионах и тем, что информация с мест не доходит до телеграмм-аккумуляторов хроники. Однако пропагандистских свойств внешней картины событий еще никто не отменял.

В уличных столкновениях участники Сопротивления начали терпеть тактические поражения, которые неизбежны. По двум причинам. Первая знакома нам по нашему кочевому прошлому — регулярная армия, хорошо оснащенная и обученная, всегда сильнее лихой лавы кочевников, какими мобильными преимуществами она бы не обладала.

Вторая причина. При этом утеряна массовость, точнее подавляющее количественное превосходство (которое все-таки состоялось в первую ночь, но в последствии было утеряно), которое кочевникам заменяло военную организованность регулярных сил. Об отваге говорить излишне — тут беларусов не в чем упрекнуть. Таким образом, вопрос подавляющего количественного преимущества и массовости — это для Сопротивления один из ключевых вопросов. О традиционной беларуской «партизанщине» говорить пока рано.

Третий пункт анализа. Хроника говорит о потрясающем и уникальном уровне цивилизованности беларусов. Выступления людей в Минске и в других городах невозможно сравнить с огромными мародерствующими и погромствующими толпами в других странах, даже в США.

Если вы внимательно следили за хроникой, то она однозначно говорит об одном — все из ряда вон выходящие методы протестующих, типа обстрела петардами, бросания коктейлей Молотова, строительства баррикад и просто атак силовиков ВСЕГДА ПРОИСХОДИЛИ В ВИДЕ РЕАКЦИИ НА БЕСПРЕДЕЛ ПОЛИЦИИ И ОМОНА. И изначально устремления людей были мирными, а апелляция к силовикам имела характер «переубеждения» («Полиция с народом» — это лозунг был изначально, но…. впоследствии исчез, и позднее мы вернемся к теме, почему это произошло).

Все эти признаки ответной реакции появились лишь тогда, когда полиция уже несколько часов забрасывала людей светошумовыми гранатами, стреляла в них резиновыми пулями и избивала дубинками (причем, зверски, с демонстрацией истинного удовольствия от этого). В местных телегах я прочитал, что в УК Беларуси есть статья 34/2, которая гласит, что граждане имеют право применять любые меры, по отношению к тем, кто творит преступления и бесчинства, включая не только самооборону, но и активное сопротивление и силовые попытки предотвратить осуществления преступления (понятное дело, это вольное, не юридическое изложение статьи, но смыл я не перевираю).

По этой причине беларуское Сопротивление можно считать деятельностью в рамках законов страны, это дает ему дополнительную характеристику, которая позволяет Сопротивлению считаться цивилизованным протестом и считаться «интифадой».

Для тех, кто не знает — интифада не просто восстание палестинцев против израильтян, а протестная активность, условия которой разрабатывались европейскими правоведами, и которая основана на тем, что протестующие действуют строго в рамках законов — например, бросают камни не «в» полицию, а «в сторону» полиции, а «по ним» начинают швыряться только в качестве ответной меры.

Это замечание важно, потому что: а) всех задержанных ждет суд, б) нужно сохранить этот цивилизованный стиль, потому что его политический имидж еще придется отстоять.

А вот поведение другой стороны — полиции и спец сил, которые вроде как считаются законниками, наоборот очевидно носит в себе все преступные качества — от простого зверского избиения людей (женщин в частности), которое нельзя трактовать так, что эти нападения остались в рамках необходимости и достаточности, до нападения на нейтральных людей скопом. Нет, эти меры явно избыточны. И аффект здесь ни при чем, это люди в форме, а на фоне того, что у невооруженных людей тоже аффект, это не аргумент.

Именно это поведение позволяет говорить о том, что на текущий момент режим Лукашенко пока выигрывает тактически, но проиграл самый главный момент — стратегическую легитимность дальнейшего существования режима тех, кто так обращается с гражданами.

Напомню, даже преступники и обращение с ними защищены законам Беларуси и международными нормами. Никакой проступок не имеет права быть наказанным государством с чрезмерной жестокостью. Она становится не политической, а персональной характеристикой главы режима и его исполнителей.


Пока прервемся, продолжение последует…

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code