С председателя Специализированного межрайонного экономического суда  Павлодарской области сняты все подозрения в получении взятки. В ходе досудебного следствия антикоррупционное ведомство зашло в тупик и дело благополучно развалилось. Что примечательно: непроцессуальный контакт судьи и заинтересованного в положительно судебном решении бизнесмена был, деньги — тоже, а взятку доказать не смогли. Классика жанра.

В среду 19 августа президент Касым-Жомарт Токаев провел совещание по вопросам борьбы с коррупцией. Глава государства призывал граждан совместными усилиями искоренять социальный недуг, говорил о важности общественного контроля над деятельностью правоохранительных органов и требовал максимальной прозрачности в этом нелегком деле.

По злой иронии судьбы накануне павлодарцы узнали об интригующем финале громкой коррупционной истории с участием председателя Специализированного межрайонного экономического суда Павлодарской области Талгата Тагажая. Борцы с коррупцией целых пять месяцев вели досудебное следствие по факту получения им взятки и делали это так «рьяно» и «профессионально», что уголовное дело развалилось, а все подозрения с судьи сняты. Но интересен не итог следствия – он был ожидаем, а прозвучавшие по этому поводу загадочные и противоречивые объяснения как от руководства антикоррупционного ведомства, так и от областного суда. 

История эта случилась в середине марта. Региональный департамент Агентства по противодействию коррупции в ответ на появившиеся в соцсетях слухи о погоревшем на взятке председателе СМЭС заявил, что, да, им начато досудебное следствие по статье 366, части 3 УК РК «получение взятки должностным лицом в крупном размере». Фамилия и должность взяткополучателя не сообщались, но пресс-служба Павлодарского областного суда тогда же сообщила, что полномочия председателя СМЭС Талгата Тагажая приостановлены.

Газета «Время» 18 марта, ссылаясь на информацию следствия, сообщила, что судья Тагажай якобы намеревался получить 20 тысяч долларов от предпринимателя Георгия Шпейзера за вынесение положительных решений в отношении двух компаний юридически с ним не связанных. Республиканское издание даже сообщило, что в кабинете председателя СМЭС борцы с коррупцией провели обыск и обнаружили 66 150 долларов США и 4 110 000 тенге. 

Надо отметить, что г-н Шпейзер — крупный по местным меркам олигарх с разносторонними интересами (у него, как сейчас принято говорить, диверсифицированный бизнес: водоканал, торговые дома, производство стройматериалов, девелопмент). Коммерческий успех и непотопляемость предпринимателя многие объясняют тем, что его деловым партнером является племянник первого президента Нурбол Назарбаев (он числится соучредителем в ТОО «Павлодар-Водоканал».

Болат Назарбаев с сыном и братом. Фото из архива «Республики»

При поддержке прежнего акима области Булата Бакауова бизнесмен начал проводить в Павлодаре агрессивную точечную застройку, получая для этого за бесценок рекреационные участки в центре города (парки, скверы, школьные стадионы), что вызвало сильное общественное возмущение. После ареста и отставки Бакауова удача отвернулась от предпринимателя – прокуратура и городской акимат стали подавать иски в СМЭС по отмене ранее заключенных сделок, начались резонансные судебные процессы. И вот на этом фоне случилась неприятная история с Талгатом Тагажаем.

Естественно, весь город и журналисты с повышенным интересом следили за этой «схваткой титанов» поскольку на кону стояла не только судьба любимых павлодарцами рекреационных участков (на которые претендует г-н Шпейзер), но и доверие к судебной системе в целом.

Как говорится, чуда не произошло:  спустя пять месяцев принципиальные и непримиримые борцы с коррупцией официально сообщили — досудебное следствие в отношении судьи Тагажая, якобы получившего взятку от Шпейзера, прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления.

Одновременно руководитель департамента Агентства по противодействию коррупции Айдар Тастемиров сделал обескуражившее всех заявление (цитата):

«Вследствие проведения своевременных оперативно-следственных мероприятий факт совершения вышеуказанного правонарушения пресечен. Вместе с тем в порядке части 9 статьи 35 и статьи 200 УПК РК в Верховный суд внесено представление о привлечении Тагажая Т.Б. к дисциплинарной ответственности за дискредитацию авторитета судебной власти и причинение ущерба репутации судьи».

Смысл этой лихо закрученной фразы настолько глубоко скрыт канцеляризмами, что докопаться до него тщетно пытаются и комментаторы соцсетей, и журналисты. Все попытки расшифровать эту иезуистику г-на Тастемирова приводят к малопонятной  конспирологии. Что значит «факт правонарушения пресечен»? То есть взятка была, но передать ее не успели – почему? И что такого сделал судья, дискредитировавший  судебную власть и нанесший ее репутации непоправимый ущерб?

Журналисты попытались пролить свет на эту темную историю в ходе онлайн-брифинга руководства Павлодарского областного суда. Полчаса они пытали расспросами спикеров, но добиться вразумительных объяснений не удалось. Судейское начальство всячески уклонялось от конкретных ответов на вопросы.

По их словам, полномочия председателя СМЭС Тагажая были приостановлены председателем Верховного суда в связи с возбужденным уголовным делом о взятке. Да, в нем фигурировал Шпейзер. Теперь дело прекращено. Однако комиссия по судейской этике усмотрела в действиях Тагажая дисциплинарный поступок. А именно – непроцессуальный контакт судьи с предпринимателем. Это является нарушением Кодекса судебной этики и дело Тагажая направлено в Судебное жюри, которое и примет окончательное решение – оставить его в должности, объявить выговор или отстранить.   

«Мы правильно поняли, что господин Тагажай пытался как-то договориться с господином Шпейзером, или сам Шпейзер пытался с ним договориться. Так?» – пытались получить подробности журналисты.

«Да-да, имел место непроцессуальный контакт со Шпейзером, в здании суда», — в очередной раз повторили спикеры брифинга.

Что называется, картина маслом. Непроцессуальный контакт судьи Тагажая и предпринимателя Шпейзера (чьи фирмы постоянно участвуют в судебных тяжбах) был. Интерес в положительном судебном решении у последнего имелся. Деньги в кабинете судьи  тоже были (газета «Время» сообщила о найденных в ходе обыска крупных суммах наличности, и эта информация никем не оспорена). А взятку доказать не смогли!

Версий случившегося у меня три.

Первая – сотрудники антикоррупционнго ведомства поторопились (возможно, намеренно) и прервали непроцессуальные контакты судьи Тагажая и бизнесмена Шпейзера до того, как была передана взятка. А раз нет преступления, то нет и наказания.

Вторая — борцы с коррупцией ожидали увидеть взятку в размере 20 тысяч долларов (предположим, что в прослушках называлась эта сумма), а в судейском кабинете обнаружили 66 тысяч долларов, да еще 4 с лишним миллиона тенге. Цифры не сошлись, и дело зашло в тупик. Теперь весь этот мешок с деньгами вернут судье (могу предположить,  что он заявил, что это его честные трудовые сбережения (ну а какие еще!), которые он взял с собой, чтобы зайти после работы в магазин). 

Наконец третья версия – мистическая. Непроцессуальный контакт судьи Тагажая и предпринимателя Шпейзера случился не по их обоюдному согласию, а под воздействием обстоятельств непреодолимой силы. Под воздействием этой же мистической силы бесовские деньги сами запрыгнули не то в сейф, не то в портфель судьи, после чего с ними произошла странная метаморфоза. Вроде той, что описана в известном произведении Булгакова, где советские червонцы превращались то в американские доллары, то в резаную бумагу. В итоге следствие развалилось из-за обстоятельств непреодолимой силы. Чертовщина, одним словом.

Читатель может выбрать любую версию или предложить свою.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code