Как выглядит на практике современный технологически усовершенствованный авторитаризм, подробно рассказывается в отчете исследователя Саманты Хоффман из ASPI  — «Engineering global consent: The Chinese Communist Party’s data-driven power expansion» (к сожалению, текст только на английском языке). В переводе на русский язык название звучит так: «Инжиниринг глобального одобрения. Расширение власти КПК через контроль над данными».

Для тех, кто не готов к восприятию длинных текстов или не владеет английским, автор Telegram-канала «Малоизвестное интересное» коротко изложил суть (приводим ниже).


Как же дремуче самобытны, технологически отсталы и сермяжно-спесивы воззрения тех, кто полагает, будто Путинизм «представляет собой глобальный политический лайфхак, хорошо работающий метод властвования». И хотя в технологически отсталой России этот домотканый лайфхак пока что работает, но для современного цифрового мира он подходит не более, чем русские сани для дорог Южной Европы.

Чтобы понять это, достаточно взглянуть на настоящий политический лайфхак Китая. На его глобальную, технологически продвинутую, стратегически выверенную и, при этом, скромную, предельно тихую и не бросающуюся в глаза стратегию распространения по миру технологически усовершенствованного авторитаризма.

Цель этой стратегии —  формировать, управлять и контролировать глобальную операционную среду Китая таким образом, чтобы мировое общественное мнение благоприятствовало его собственным интересам.

  • Её подход – неуклонное повышение государственной безопасности и, в первую очередь, политической безопасности Коммунистической партии Китая (КПК).
  • Её базовый принцип — интересы КПК имеют приоритет как над интересами китайского государства, так и над интересами китайского народа.
  • Её тактика — постоянное расширения власти КПК за рубежом, поскольку угрозы и риски для КПК, с такой же, если не с большей вероятностью по отношению к внутренним угрозам, могут возникнуть за пределами Китая.
  • И наконец её основа и суть — массовый сбор данных в качестве средства генерирования информации для повышения обоснованности и действенности государственных решений, направленных на обеспечение безопасности.

Что же до предлагаемой тактики, то она состоит из двух ключевых направлений.

1. Принудительные и явно инвазивные технологии  типа камер наблюдения, а в дальнейшем и с добавлением био-мониторинга.

2. Технологии предоставления населению полезных услуг. Эти услуги призваны обеспечить эффективность повседневного управления и удобство повседневной жизни, типа «умного города» и «Интернета вещей» (IoT).

Цель 1 и 2 направлений одна и та же. Тот, кто имеет возможность получить доступ к данным, которые система генерирует и собирает, может извлечь выгоду из них, превратив в информацию. То, как эти данные обрабатываются, а затем используются, зависит от целей и намерений того, кто их обрабатывает (а какие у них цели и намерения – читай выше).

Теперь понятно, почему китайские технологии видеонаблюдения, умного города и инета вещей уже внедрены или внедряются в полусотне стран мира?


Даже из этого короткого обзора понятно, куда двигается Пекин.

Почему мы обращаем на это внимание читателей?

Власти Казахстана давно идут по следам Китая в киберобласти, используя китайские технологии для блокировок интернета и слежки за пользователями социальных сетей. А буквально недавно, в начале октября, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев на совещании по развитию столицы заявил, что Казахстану следует перенять у Китая то, что он охарактеризовал как «опыт по цифровизации персональных данных».

Речь идет о тотальном сборе персональных данных.

«Нажимаешь на экран, выходят данные на человека, включая буквально всё. Когда окончил институт, куда ходит в свободное время, какие кредиты имеет и так далее», — сказал Токаев на совещании.

Всем понятно, что нас ждет?

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code