Агропромышленный комплекс Казахстана едва ли не с момента обретения независимости значится в списке приоритетных и экспортоориентированных отраслей экономики. Сколько уже раз с высоких трибун звучали рассуждения о том, что именно сельское хозяйство способно обеспечить стране прочное место на мировых рынках и стабильность экономики. Но громкие заявления так и остались всего лишь громкими заявлениями.

Отрасли до масштабной экспортоориентированности по-прежнему очень далеко. Все также высок уровень закредитованности сельхозпроизводителей. Решения госоргана в лице Минсельхоза регулярно меняют политику, бросая все силы и средства то на выращивание масличных культур, то на развитие мясного либо молочного животноводства. В зависимости от направления, определённого Минсельхозом, увеличиваются либо сокращаются государственные субсидии.

При этом в отрасли то и дело происходят различные потрясения. Только в начале 2020 года два отраслевых союза — яичных производителей и мясного животноводства — выступали против проводимой политики Минсельхоза. У первых решили отменить субсидии на производимую продукцию, вторым — закрыли экспорт скота. А сейчас почти все отраслевые союзы объединились против новой угрозы — утилизационного сбора на сельхозтехнику.

Перспектива введения утилизационного сбора «маячила» перед фермерами давно. Вопрос обсуждался, дискутировался, и в конце 2019 года было принято компромиссное решение — утильсбор был введен на сельхозтехнику, производимую в Казахстане, для защиты от параллельного импорта.

Однако через несколько месяцев решение пересмотрели. В феврале этого года ЕЭК (Евразийская экономическая комиссия) по инициативе российской стороны направила письмо о необходимости создания в РК равных условий взимания утильсбора вне зависимости от страны  происхождения сельхозтехники и вынесения данного вопроса на Совет ЕЭК. И уже там в итоге было принято решение об устранении Казахстаном препятствий на внутреннем рынке. Таким образом, утильсбор распространили на всю импортную технику.

Еще недавно позиция Министерства сельского хозяйства (с которой соглашались в правительстве) была однозначной — обновление парка техники фермерам необходимо, и государство через дочерние структуры холдинга «КазАгро» предоставляло льготные условия для лизинга сельхозтехники. Но что именно приобретать — трактор «Беларус 82» казахстанского завода СемАЗ или комбайн американского производства JD W660, решал сам аграрий.

Возглавлявший в период с 2017 года по начало 2019 года Минсельхоз Умирзак Шукеев прямо говорил: «Говорить о том, что у нас есть отечественное сельхозмашиностроение — это обман самих себя. У нас идёт узловая сборка. Почему мы должны это поддерживать? Кроме того, мы не считаем нужным диктовать фермерам, что и где покупать. Хочет дешевле — пусть берёт российскую технику. Хочет дороже и производительнее — пусть покупает американскую».

Новую позицию правительства по этому вопросу 7 сентября 2020 года на брифинге озвучил министр индустрии и инфраструктурного развития Бейбут Атамкулов:

«Конечно тут очень много копий ломается. Но на то, значит, общество. Потому что мы должны будем со всех сторон подойти и посмотреть плюсы и минусы тех или иных шагов, которые предпринимает правительство. Сегодня утилизационный сбор и те меры, которые приняты правительством, они в первую очередь, стимулируют производство сельхозтехники в Казахстане. На сегодня мы, стимулируя производство сельхозтехники, создаем новые производства, создаём новые рабочие места в Казахстане, мы создаем компетенцию, квалифицированные рабочие места. (…) В первую очередь, я хотел бы отметить, что те деньги, которые мы сегодня тратим на утилизационный сбор, ои создают соответствующие рабочие места в Казахстане. Второе — мы предлагаем для тех производителей, которые работают в Казахстане, схему лизинга на сельхозпродукцию. По этому плану у нас где-то 22 тыс (единиц) сельхозтехники будет заменено. И этот план у нас, в нашем министерстве, расписан на ближайшие три года. Я хотел бы еще раз отметить, что много будет споров по поводу утилизациноного сбора. В первую очередь, мы поддерживаем наших казахстанских производителей».

Здесь важно уточнить, что под производителями Атамкулов подразумевает исключительно производителей собственно сельхозтехники. Понимая при этом, что фактически собственного производства в Казахстане нет — только крупноузловая сборка, причем уровень локализации достигает максимум 35%. И нельзя не заметить, что даже введение «ограниченного» утильсбора пошло им на пользу: по данным Ассоциации казахстанского автобизнеса (АКАБ), в первом полугодии 2020 года производители отечественных тракторов, комбайнов и прочей сельхозтехники произвели продукцию на сумму свыше 33,7 млрд тенге, что на 125% больше, чем за аналогичный период 2019 года.

Согласно пресс-релизу АКАБ, наибольший рост в количественном выражении зафиксирован в производстве комбайнов. Так, машиностроителям АО «Агромашхолдинг KZ» (Essil), ТОО «КАИК» (Acros) и KazRost Engineering Ltd (Vector, Acros) удалось увеличить выпуск зерноуборочной техники более чем в два раза: 310 единиц на сумму 14,31 млрд тенге против 150 ед. и 7,5 млрд тенге годом ранее. За полгода казахстанскими предприятиями было произведено 788 тракторов на сумму 16,47 млрд тенге для сельского, коммунального и лесного хозяйства — на 86% больше, чем за аналогичный период 2019 года.

А еще стоит вспомнить, что казахстанские производители сельхозтехники получают немало льгот. В их числе нулевая таможенная пошлина на комплектующие (у поставщиков западной техники от 5% до 10% таможенная пошлина); освобождение от НДС (поставщики западной техники платят 12%), утильсбор составит 0% (для поставщиков западной техники планируется от 10% до 30%); лизинг и кредиты — квазигоскомпании финансируют приобретение техники отечественного производства под 5%; инвестиционные субсидии для тех, кто покупает отечественную технику на уровне 20% из республиканского бюджета + 10% из регионального бюджета.

При таком пакете льгот и преференций производство могло бы расти вполне органическим путем, тем более что потребность в сельхозтехнике у фермеров высокая, поскольку имеющийся парк устарел несколько десятков лет назад, а общая изношенность сельхозтехники оценивается в 70-80%.

Деньги в этом секторе «крутятся» немалые. Например, по итогам 2019 года выплата инвестсубсидий на приобретение сельхозтехники составила почти 47 млрд тенге. А свою технику при такой поддержке обновили более 10 тысяч фермеров. Рост буквально за один год произошел значительный: если в 2018 году Казагрофинанс передал в лизинг 3426 сельхозмашин, то в 2019 – уже 5885. В два раза (с 72 в 2018 до 142 в 2019) выросло число купленных фермерами высокопроизводительных посевных комплексов производства дальнего зарубежья, позволяющих заменять сразу несколько стандартных тракторов с сеялками. Кроме того, порядка 6 тысяч единиц сельхозтехники фермеры приобрели самостоятельно. Рекорд поставлен небывалый: в течение многих лет темпы обновления парка не достигали даже 2%, и лишь за 2019 год они достигли 4%.

Интерес машиностроительной отрасли здесь очевиден. А что же не устраивает фермеров? В своем заявлении они отмечают, что «текущий и будущий ассортимент, а также качество производимой техники неспособны удовлетворить все потребности аграриев страны в современной производительной сельхозтехнике, а полное введение данного сбора приведет к резкому удорожанию высокопроизводительной техники, которая не производится в РК, и сильно ограничит возможности аграриев инвестировать средства в техническое перевооружение».

Повод заявлять о подорожании у сельхозпроизводителей есть. Только за последние пять лет, несмотря на все существующие меры поддержки, местные сборочные заводы увеличили цены на комбайны и тракторы в 2,6 раза. Например, комбайн Есиль-760 отечественной сборки за последние 5 лет вырос с 23 до 60 млн тенге, или на 252%. Причиной роста сами заводы называли девальвацию, что и неудивительно — ведь предприятия привозят готовые машинокомплекты из-за рубежа, покупая их за валюту, а в Казахстане производится лишь сборка техники.

Заместитель председателя НПП «Атамекен» на своей странице в Facebook приводит такие данные: «С начала 2020 года цены на с/х технику из Европы и США выросли на 16%. После введения утильсбора общий рост цен на с/х технику составил 26-28%. Утильсбор — не привел к ценовому преимуществу отечественной с/х техники. По факту же, после введения утильсбора, цены на отечественные тракторы «Беларусь» и импортные, вышли на практически одинаковый ценовой уровень (разница всего 1%). А должны были быть дешевле как минимум на 22% (ставка утилизационного сбора, налоговые преференции и т.д.). В итоге, фермеры будут переплачивать ежегодно 57,2 млрд. тенге на с/технику». 

Начальные ставки установленного утильсбора на тракторы сегодня достигают свыше 11 млн тенге на единицу, а на комбайн достигают 12,5 млн тенге на единицу. При покупке сельхозмашины данный сбор придется оплачивать в полном объеме. В последующем ставки повышаются по мере роста МРП и повышения коэффициентов, что на примере автомобилей происходит на регулярной основе. 

 

Немаловажно вспомнить здесь и еще один нюанс — утилизационный сбор с производителей в Казахстане собирает ТОО «Оператор РОП». Это единственный в стране оператор программы Расширенных обязательств производителей и импортеров, за которым монополия закреплена постановлением правительства Казахстана. И на официальном сайте компании нет никакой информации об учредителях, руководстве и так далее.

Однако по инсайдерской информации за этой компанией стоит не кто иной, как младшая дочь первого президента Казахстана Алия Назарбаева, которая в последние годы демонстрирует особый интерес к экологической тематике, и на публичных мероприятиях появляется в качестве председателя президиума ассоциации экологических организаций, руководителя Попечительского Совета Международного центра зеленых технологий и инвестиционных проектов. Она также стала соавтором учебника «Экология и устойчивое развитие» для 10—11 классов, элективного курса «Экологическая культура» для 6—7 классов, учебно-развивающего комплекса «Зелёная планета детства» для детей дошкольного и младшего школьного возрастов.

Очевидно, что дополнительные 50 с лишним миллиардов в год не станут лишними ни для «Оператор РОП», ни для предприятий по сборке техники. И уж точно, они не лишние сельхозпроизводителям, у которых просто не остается выбора — обрабатывать поля с мотыгой в руках в XXI веке, конечно, можно, но о развитом сельском хозяйстве точно придется забыть. При этом фермеров не слышат буквально — в упор.

Свои обращения отраслевые союзы с начала года отправляют по всем возможным адресатам, их позицию поддерживает НПП «Атамекен». Однако все их заявления остаются лишь словами — интересы машиностроительной отрасли и оператора утильсбора здесь оказались важнее других.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code