Осенью в Казахстане случилось два важных события, которые, очевидно, повлияют на расклад сил в казахстанской оппозиции.

Первое — изгнание с поста председателя ОСДП Ермурата Бапи. В сентябре прошел съезд этой партии, на котором он планировал привести к руководству ОСДП молодого политика Жанболата Мамая, но все пошло по другому сценарию – его самого убрали из руководства ОСДП. На пресс-конференции по этому поводу Ермурат Бапи заявил, что за ОСДП стоит беглый олигарх Бергей Рыскалиев (читайте «Ермурат Бапи: новый хозяин ОСДП – беглый олигарх»).

Второе событие – анонсирование создания новой Демократической партии Казахстана.  Заявление сделали на недавней пресс-конференции журналист Жанболат Мамай, политик и общественник Тулеген Жукеев, журналист Асель Джанабаева и известный публицист Сергей Дуванов.

После пресс-конференции появились различные предположения о том, кто может стоять за  инициативой создания партии. В частности была выдвинута версия, что, возможно, к новой структуре имеет отношение Акежан Кажегельдин.

Так ли это на самом деле? Мы задали вопросы  инициатору создания Демократической партии Казахстана Жанболату Мамаю.

— Жанболат, прежде чем мы перейдем к основной теме интервью, хотела бы задать вопросы на тему скандального исхода Ермурата Бапи из ОСДП. По его словам, он собирался предложить именно вас в качестве нового лидера ОСДП вместо себя. Когда и как вам было сделано это предложение? Как Ермурат его обосновал? Согласились ли вы на него и почему? Как оцениваете изгнание Бапи из ОСДП? Кто, по-вашему мнению, его организовал и контролирует сегодня эту структуру?

— Предложение мне сделал Ермурат Бапи еще в июне. Он высказал идею, что хочет передать бразды правления представителю молодого поколения, чтобы влить свежую кровь в организацию, сделать ее конкурентоспособной на предстоящих парламентских выборах. По сути, он предложил мне стать фронтменом ОСДП, чтобы сплотить в рядах партии всех протестнонастроенных граждан страны.

— Согласились вы на него?  

-Я раздумывал над этим предложением. Да, я был членом президиума объединенной оппозиционной партии «Азат» ОСДП. Но и был одним из ярых критиков ОСДП после раскола в этой структуре, прямо обвиняя бывшего председателя ОСДП Туякбая в сговоре с властью, в том, что именно он и его группа являются виновниками раздрая в партии. Я был свидетелем того, как интриговали Туякбай, Своик и ряд других членов президиума «Азат» ОСДП. Потому раздумывал, нужно ли идти в партию с плохой репутацией?

Но, с другой стороны, партия — это не бумажка Минюста и не офис. Это живые люди, идейные, нацеленные на победу соратники, которые хотят реальных демократических реформ. Если бы в ряды уже зарегистрированной ОСДП пригласили всех оппозиционно настроенных активистов, можно было бы сформировать боеспособный партийный список, чтобы разгромить на выборах партию власти «Нур Отан».

Это было реально 

Люди голосовали бы за тех, кто готов бороться за перемены. Потому я принял предложение и был готов возглавить ОСДП. Бапи обещал сохранить это предложение в тайне и поднять этот вопрос непосредственно на съезде.

Но очевидно, властям стало известно об этой идее, и они предприняли конкретные шаги по недопущению меня к руководству зарегистрированной партии. Откуда пошла «утечка» информации, кто ее «слил» властям, остается догадываться.

— Как оцениваете изгнание Бапи из ОСДП? Кто, по-вашему мнению, его организовал и контролирует сегодня эту структуру?

— Наверняка «переворот» в ОСДП случился по сценарию власти, которые и организовали этот процесс. Не думаю, что Рахимжанов и товарищи могли самостоятельно пойти на смещение с должности председателя партии. Ведь если бы все это не было согласовано с властью, то Бапи мог легко в суде добиться признания итогов съезда незаконными. Нарушений была масса.

Я уверен, что «переворот» в ОСДП случился по сценарию власти, и решение принималось на самом «верху».  

— Вы еще заявили о том, что собираетесь создать Демократическую партию Казахстана. И судя по тому, как было организовано мероприятие в помещении КМБПЧ, именно вы возглавите эту структуру или оргкомитет по ее созданию. В связи с этим нас интересует, чья идея?  

— Эта идея принадлежит нам, членам инициативной группы по созданию Демократической партии — Сергею Дуванову, Тулегену Жукееву, Асель Джанабаевой, Инге Иманбай, Галыму Агелеуову, мне и другим. Никто кроме нас в процесс формирования оргкомитета не вмешивался и не влиял.

— Ходят слухи, что к ней причастен Акежан Кажегельдин, это так?  

— Да, слышу разные версии того, кто за нами стоит. Кто-то предполагает, что за нами стоит власть, кто-то приписывает Акежана Магжановича, также есть и другие версии. В том числе я читал публикацию и на вашем ресурсе о том, что за нами стоит Кажегельдин. Я могу сказать одно: инициатива создания ДПК и ее идея принадлежит лишь нам, членам инициативной группы и никому больше.

Что касается того, кто возглавит партию, то этот вопрос будет еще обсуждаться. Предстоит огромная работа по организации съезда, сбора подписей, встречи с активистами и людьми. Все решения, как вы знаете, принимаются на учредительном съезде. Рано еще говорить, кто станет руководителем партии. Самое главное сейчас, пройти необходимые процедуры.

— Создание в Казахстане политической партии, неподконтрольной Акорде, дело не просто крайне сложное и затруднительное, но и опасное, если принимать во внимание судьбу «Демократического выбора Казахстана» — «Алги» и ее руководителя Владимира Козлова. Что, по вашему мнению, изменилось с тех пор в Казахстане, что позволяет вам надеться на успех вашей инициативы?

— Мы прекрасно понимаем все риски создания политической партии. Я сам был свидетелем разгрома «Алги», «Народного фронта» и преследования Владимира Козлова. Надо мной сейчас висит дамоклов меч — я продолжаю отбывать наказание в виде ограничения свободы. Но, на мой взгляд, ситуация сейчас по сравнению с временами «Алги» кардинально изменилась.

Во-первых, сейчас развиты коммуникационные каналы — социальные сети и мессенджеры имеют многомиллионную аудиторию и до людей можно донести информацию свободно. Тогда соцсети не были так развиты. Представляете, какую колоссальную аудиторию и влияние имел бы тот же «К-плюс», если бы этот телеканал работал сейчас?

Во-вторых, уровень неприятия режима тогда и сейчас абсолютно разный. Экономическая ситуация тогда была лучше, нефтедоллары потоком лились в Казахстан, власти могли позволить осуществлять сверхдорогие проекты и программы. Сегодня ситуация изменилась. Люди устали от коррумпированного и компрадорского режима, который десятилетиями правит страной.

В-третьих, как бы то ни было, но после де-юре ухода Назарбаева (с поста президента – ред.) наблюдается некий раскол в элите, которая понимает, что он — уходящая фигура. И люди это понимают — не все боятся высказывать свое мнение и позицию по политическим вопросам.

Это всего лишь несколько факторов, которые различают нынешние и те времена.

Но сейчас не хватает такой организованной и сильной партии как «Алга», «Азат» и другие. С помощью политической организации можно объединить протестные силы страны, консолидировано выступать за политические реформы.

Нас обвиняют, что созданием партии мы хотим раздробить протестное поле, отвлечь внимание от митингов. Но ведь политическая организация и создается, чтобы организовывать протестные мероприятия.

С другой стороны, политическая жизнь не состоит из одних митингов и протестов. Это каждодневная, кропотливая работа, которая может затянуться на некоторое время.  Другое дело, что власть может легко репрессировать лидеров нашей организации, ведь мы все находимся внутри страны. В этом случае нам остается надеяться только на защиту правозащитников и общественности.

— С момента объявления инициативы о создании Демократической партии Казахстана уже прошло некоторое время, поэтому мы хотели бы узнать, выходили ли на вас представители власти, и если да, то что их интересовало? А также насколько успешными оказались ваши консультации с активистами гражданского общества и политиками, которые, как мы знаем, вы проводите?

— Представители власти не выходили, никаких переговоров у нас не было. Но уже заметно, что их эта инициатива напрягает. Отдельные телеграм-каналы и провластные интернет-группы начали кампанию по дискредитации нашей работы. Сейчас власть запустила целую «фабрику троллей», которые занимаются очернением оппозиционных деятелей, критиков режима. Эта кампания запущена на полную катушку.

Что касается консультаций с активистами, то они продолжаются, мы встречаемся в ежедневном режиме. Встречались практически со всеми лидерами гражданского общества. Очень много переговоров с регионами, которые всецело поддерживают нашу идею. Так что я вижу консолидацию общества, и многие готовы присоединиться к нашей партии.

— Любая политическая партия — сложный организм, который объединяется общей идей, целями и программой действий. Вы решили создать партию демократической ориентации, но широкого толка. То есть ориентироваться на тех казахстанцев, которые так или иначе недовольны текущим положением дел в стране и тем, куда и как она развивается. Но, как всегда, в таких случаях от замаха до реализации дистанция большая, и многое зависит от трех вещей: организации, денег и кадров. Как у вас с этим?

— Вы правы, это очень тяжелая работа, которая требует больших затрат сил и энергии.  Организация работы по созданию ДПК идет полным ходом. Мы небольшими, но очень мобильными силами активно движемся. Есть некоторые затруднения, но думаю, за счет энтузиазма и полной отдачи мы их преодолеем.

С кадрами также нет проблем. Среди нас есть Сергей Дуванов, который стоял у истоков создания политической партии еще 30 лет назад. Есть очень опытный Тулеген Жукеев, сильный организатор и партфункционер Кадыржан Аскаров и другие. В основном команда состоит из молодых и активных людей. Работу по поиску своих сторонников мы продолжаем.

Единственные затруднения — это финансы. С ними тяжело.

В стране есть люди, готовые поддержать наши начинания финансово. Это не деньги на создание партии, но средства, которые позволяют нам что-то делать. Мы находимся в поисках и надеемся на поддержку предпринимателей, которые готовы поддержать нашу организацию.

Пока люди, которые работают в нашем небольшом штабе, — волонтеры. У каждого своя работа, профессия. Но все мы хотим перемен в стране и объединились под одной идеей: демонтаж авторитаризма в Казахстане.

— Как думаете, зарегистрируют ли новую партию органы юстиции и что вы собираетесь делать, если легитимизации Демократической партии Казахстана не будет?

— Мы готовы пройти все процедуры регистрации политической партии. Намереваемся провести учредительный съезд и собрать необходимое количество подписей граждан. Но регистрация партии — это сугубо политическое решение, которое принимается в высоких кабинетах Астаны.

Политические партии могут быть зарегистрированы в Казахстане только двумя способами: либо «договорняк» с властью, либо мощнейшее давление на власть. У нас нет договоренности с властью и быть не может. Значит остается второй путь — массовая мобилизация общества и давление на власть.

Сумеем ли мы зарегистрировать партию или нет — будет зависеть и от общества. Если сумеем пройти все процедуры регистрации, а власть откажет в этом, мы будем принимать коллегиальное решение. Ведь партия — это не один человек и не группа, а масса сторонников. С ними и будем советоваться.

Спасибо за ответы, Жанболат.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code