ЦИФРЫ И ФАКТЫ

Число заразившихся новым видом коронавируса, получившим название COVID-19, во всем мире перевалило за 32,5 миллионов человек (данные за 1 октября). Впервые болезнь проявила себя в декабре 2019 года на территории Китая, за что и получила название covid-19. Власти Китая проинформировали о вспышке неизвестной болезни Всемирную организацию здравоохранения 31 декабря 2019 года. Организация начала наблюдать за ситуацией и 11 марта  2020 года объявила о пандемии нового коронавируса — к тому времени болезнь уже расползлась по всему миру.

2020 год бросил миру новый вызов  – необычный по форме и не поддающийся стандартному лечению коронавирус COVID-19. Он захватил планету и пока не отпускает свою смертельную хватку. 

Каждое государство ведет свою «войну» с эпидемией COVID-19. Кто-то более успешно, кто-то — менее. И Казахстан не исключение. Насколько успешно? Скажем так, казахстанский путь борьбы с этим мировым злом, как все в нашей стране, был «особенным».

Власти сначала чуть ли не игнорировали пандемию, потом ввели чрезвычайное положение при всего девяти (официально) заболевших. Впрочем, эта мера дала два месяца форы, чтобы успеть подготовить систему здравоохранения к эпидемии. Но, увы, когда после отмены жестких карантинных ограничений статистика заболеваемости рванула резко вверх, в больницах не оказалось ни мест для ковидных больных, ни аппаратов ИВЛ в достаточном количестве, ни кислорода, ни лекарств (причем в аптеках их тоже не оказалось), ни масок и перчаток. Иными словами, два карантинных месяца и миллиарды тенге, выделенные государством на борьбу с пандемией, мало чем помогли населению. 

Мы решили проследить наш «особый путь» борьбы с эпидемией коронавируса месяц за месяцем. 

ЯНВАРЬ


В начале января 2020 года по результатам диагностики в городе Ухань провинции Хубэй, который стал эпицентром распространения covid-19, был выявлен сразу 41 человек с новым заболеванием. 9 января был зафиксирован первый летальный исход. Первый случай за пределами Китая стал известен 13 января. Это была 61-летняя женщина, которая прилетела из Уханя 8 января в Бангкок. 21 января у американца, который вернулся из Уханя в Сиэтл 15 января, была диагностирована первая инфекция covid-19 за пределами Азии. 24 января Ухань и еще 9 городов провинции Хубэй были закрыты на карантин. 30 января на заседании комитета по чрезвычайным ситуациям ВОЗ вспышка нового коронавируса была признана чрезвычайной ситуацией в области общественного здравоохранения, имеющей международное значение.

В январе из Китая стало приходить все больше тревожных новостей. Однако в Казахстане в январе им не придавали особого значения ни обыватели, ни государство — в памяти еще живы были «страшилки» про птичий и прочие гриппы, атипичную пневмонию, которые остались где-то за границами страны. Поэтому Казахстан продолжал жить обычной жизнью.

Только 27 января при правительстве была создана межведомственная комиссия по координации мероприятий по недопущению возникновения и распространения коронавирусной инфекции, которая приняла решение приостановить выдачу виз гражданам Китая и пассажирские автобусные перевозки между Казахстаном и КНР.

В то же самое время против врача, предположившего, что в стране есть заразившиеся, и призвавшего носить маски, завели уголовное дело.

Возмутителем спокойствия стал Думан Айтжанов, врач-гинеколог одной из больниц Алматинской области: в WhatsApp-группе «Братва» он рассказал о ранее неизвестном виде коронавируса, начавшем свое распространение в конце прошлого года из китайского Уханя. Айтжанов сказал, что в Казахстане число заразившихся уже достигло 70 и призвал носить маски и соблюдать меры безопасности.

После того, как его задержали, врач заявил, что пошутил. А в июне его адвокат сообщил, что расследование в отношении Айтжанова было прекращено за отсутствием в его действиях состава уголовного правонарушения.

ФЕВРАЛЬ


По данным на начало февраля в мире было подтверждено уже больше 17 тысяч случаев заражения и 362 смерти. В китаском Ухане в это время карантинные мероприятия приобрели тотальный характер: было запрещено любое передвижение по городу. Все страны по мере возможности стали вывозить своих граждан из закрытого на карантин Уханя и вообще из Китая. Первыми стали Португалия, Испания, США, Украина, Южная Корея и Япония. После возвращения на родину «репатриантов» помещали на двухнедельный карантин.

20 февраля в Казахстане была внедрена методика по ранжированию стран на три категории в зависимости от распространения коронавирусной инфекции. В зависимости от уровня риска за лицами, прибывающими из неблагополучных по КВИ стран, устанавливался соответствующий медицинский мониторинг.

В Казахстане уже тогда общество разделилось на две части: одни требовали от правительства немедленного возвращения казахстанцев на родину, другие предлагали оставить их в Китае на период карантинных мероприятий.

Тем не менее, 2 февраля из Уханя были эвакуированы 83 казахстанца. 5 февраля по просьбе казахстанской стороны из Уханя на специальных бортах России и Узбекистана были эвакуированы ещё 8 казахстанцев. 23 февраля в Нур-Султан прилетел самолет из Токио, на борту которого находились 20 казахстанцев, включая 4 пассажиров лайнера Diamond Princess, на котором была вспышка covid-19. Всех прибывших поместили на карантин, однако обследование ни у кого не выявило наличие коронавирусной инфекции.

Казахстанское общество взирало на инициативы властей с равнодушием. Классических covid-диссидентов, что стали появляться в мире, в Казахстане не было, но мнение о том, что новая инфекция — не более чем сезонный грипп, который приобрел «угрожающие размахи» стараниями СМИ, звучало в соцсетях довольно часто.

У Казахстана с Китаем одна из самых протяженных границ, однако вирус, по официальной версии, пришел в казахстан из Европы.

МАРТ


Общее число заболевших covid-19 в мире на начало марта составило порядка 87 тысяч человек. К концу месяца на первое место в мире вышли США. А в КНР заболеваемость пошла на спад.

Главный санитарный врач Жандарбек Бекшин смог дать почти точный прогноз, когда в казахстан придет коронавирус, — погрешность составила всего два дня. В итоге  было объявлено чрезвычайное положение при  9 заболевших по всей стране.

10 марта на пресс-конференции Жандарбек Бекшин сообщил, что по прогнозам, основанным на математических моделях, covid-19 «наконец-то» придёт в Казахстан 11-16 марта. Вирус «послушался»: 13 марта были зарегистрированы первые 4 жертвы, прибывшие в Алматы из Германии, России и Италии. И затем в течение месяца КВИ была выявлена практически во всех регионах страны, а к концу месяца количество заболевших достигло 340 человек.

Казахстан в борьбе с распространением КВИ пошел по пути жесткого ограничения контактов. 15 марта президент Токаев подписал указ о введении в республике чрезвычайного положения с 16 марта до 15 апреля с рядом ограничений, среди которых были приостановление деятельности ТРЦ, за исключением супермаркетов и аптек, театров и кинотеатров, и запрет на проведение массовых, в том числе, семейных, мероприятий.

С 16 марта на ранние весенние каникулы были отправлены все школьники.

19 марта в Нур-Султане и Алматы был объявлен карантин, организованы блокпосты на трассах, введено ограничение на перемещения внутри городов. Дома, где выявляли больных коронавирусом, оцепляли, вход и выход из них был запрещен, товары первой необходимости жильцы могли заказать через доставку или родственников и друзей.

Кое-где двери в подъезды с квартирами, где были обнаружены больные, замуровывали.

Въезды и выезды из Алматы и Нур-Султана были полностью перекрыты, в том числе авиа- и железнодорожное сообщения. Начиная с 22 марта поезда могли проходить через эти города только транзитом — без высадки и посадки пассажиров.

26 марта были выписаны из больниц первые двое выздоровевших пациентов в Нур-Султане и Алматы. В тот же день была зарегистрирована первая смерть от коронавируса в Нур-Султане — жертвой стала 64-летняя жительница села Косшы Акмолинской области. К концу марта умер еще один казахстанец.

В марте казахстанцы познакомились с новыми терминами, появившимися на фоне борьбы с коронавирусной инфекцией – «социальное дистанцирование» (расстояние между людьми в общественных местах должно было быть не менее 1,5 метров) и «шаговая доступность» (людям не разрешалось далеко удаляться от дома даже для покупки продуктов и лекарств). При этом точное расстояние этой «шаговой доступности» установлено не было. Ее определяли «на глазок» полицейские, что породило ряд скандалов и недовольство горожан.

30 марта был введён карантин в Атырау, Караганде с её городами-спутниками (Абай, Сарань, Темиртау, Шахтинск), в Актау был введён особый режим.

31 марта был закрыт въезд в Костанайскую область, введён карантин в Акмолинской и Западно-Казахстанской областях, установлен ряд ограничительных мер в Шымкенте, Кызылординской, Актюбинской и Жамбылской областях.

Министр здравоохранения РК Елжан Биртанов в качестве мер предосторожности назвал ношение масок и перчаток и обязательную обработку рук антисептиком. Это мгновенно привело к значительному повышению цен на эти предметы в аптеках, а потом и к их дефициту.

Официально сообщали, что производство масок и других средств защиты наращивается, но спекулянты успевают скупать все оптом, чтобы потом продавать по завышенным ценам. 

 

Без средств защиты оказались медики. В редакцию KZ.MEDIA пришло письмо от сотрудников городской-клинической больницы №4. Медики писали, что в условиях пандемии им приходится самим покупать дезинфицирующие средства и шить маски. Скандал был грандиозным: официальные власти опровергали все сообщения в прессе о дефиците СИЗ в больницах, однако медики упрямо жаловались на то, что их бросили на борьбу с коронавирусной инфекцией практически без защиты.  

Стабилизировалась ситуация с масками лишь в мае – тогда они перестали быть дефицитом и средняя цена установилась на уровне 100 тенге за штуку.

20 марта первый президента Казахстана Нурсултан Назарбаев выступил с обращением к народу, в котором предложил «создать республиканский фонд, в котором бы накапливались средства людей, кто хочет и может помочь стране в этот непростой период». Фонд назвали «Біргеміз». Уже 15 апреля Нурсултан Назарбаев сообщил, что в него собрали 20 миллиардов тенге.

Эта инициатива вызвало неоднозначную реакцию и среди экспертов, и обычных казахстанцев, которые не понимали, как пополняется фонд, за чей счет и почему его финансами распоряжается партия «Нур Отан».


В ТЕМУ: Вопросы и мысли непостороннего 

А показательным примером правдивости известной фразы о том, что перед законом все равны, но некоторые равнее, стал случай с руководителем департамента контроля качества и безопасности товаров и услуг Алматы Айзат Молдагасимовой.

Общественный совет Алматы попросил акима города провести служебное расследование ее действий: мол, она прилетела из Германии (страны из категории 1Б, по прилету из которой все должны отправляться на карантин) и после этого проводила брифинги, игнорировав изоляционные мероприятия, а потому должен быть рассмотрен вопрос о ее соответствии занимаемой должности. Но Молдагасимова все опровергла, сообщив, что провела две недели на домашнем карантине и сдала анализы на covid, которые показали отрицательный результат.

АПРЕЛЬ


В течение апреля в Казахстане количество заболевших covid-19 выросло почти в девять раз: с 380 на 1 апреля до 3402 на 30 апреля, было зафиксировано 25 летальных исходов. В этих условиях отменить ЧП никто не решился и ограничительные меры были объявлены главным оружием против распространения инфекции.

Действие чрезвычайного положения в течение месяца продлевали дважды: 14 апреля указом президента Казахстана режим был продлён до 1 мая, 27 апреля – до 11 мая. Вместе с этим также было принято решение пойти на смягчение карантинного режима в областях и городах, где ситуация с распространением вируса находилась под контролем.

В рамках ЧП с 1 апреля аэропорты Нур-Султана и Алматы прекратили приём всех международных и эвакуационных рейсов, до 13 апреля в городах была приостановлена деятельность всех предприятий и организаций вне зависимости от форм собственности, за исключением центральных государственных органов, акиматов, правоохранительных органов, организаций здравоохранения, СМИ, продуктовых магазинов, аптек и организаций жизнеобеспечения.

1 апреля карантин был введен в Павлодарской и Северо-Казахстанской областях, 2 апреля — в Усть-Каменогорске и Семее, 4 апреля в Шымкенте, 6 апреля — в Актобе, с 7 апреля — в Таразе.

Вернувшиеся 6 апреля к занятиям школьники продолжили их в дистанционном формате в течение всей четвертой четверти.

Вместе с этим 10 апреля президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев на заседании госкомиссии по обеспечению режима ЧП, говоря о продлении карантинного режима в столице, Алматы, Шымкенте и в соответствующих областях до конца апреля, поручил провести адресную, точечную работу по выводу малого и среднего бизнеса в зону постепенного оживления, прежде всего, в Нур-Султане и Алматы.

Крупнейшие клиники страны оказались неподготовленными  к эпидемии с точки зрения безопасности медработников и пациентов, допустили заражение персонала и были закрыты на карантин.


Чтобы получить помощь от государства в размере 42500 тенге (99$), люди вынуждены были стоять в очередях в банках.

С 27 апреля в регионах Казахстана режим карантина начали постепенно смягчать: был снят запрет на передвижение лиц, общественного и личного автотранспорта, направляющегося на дачи; разрешены прогулки внутри дворовых территорий и детских площадок в период с 9 до 20 часов; к работе вернулись автомойки, СТО, сервисы услуг шиномонтажа.

Что касается лечения больных covid-19, то 3 апреля на заседании госкомиссии по предложению Минздрава было принято решение о строительстве трех инфекционных больниц на 200—300 человек из быстровозводимых конструкций в городах Нур-Султане, Алматы и Шымкенте.

В Алматы площадку под строительство выделили рядом с важным историческим и археологическим объектом — Бурундайским могильником (некрополь сакских царей).

Строительство шло на фоне поступающих из действующих стационаров сообщений врачей и пациентов о слабом оборудовании больничных комплексов, в частности, нехватки аппаратов искусственной вентиляции легких, а также средств индивидуальной защиты (СИЗ) для врачей стационаров и скорой помощи.

Нехватка средств индивидуальной защиты не могла не сказаться — в первую очередь на медиках. 6 апреля новый государственный санитарный врач РК Айжан Есмагамбетова сообщила, что из 604 случаев заражения сovid-19 120 зарегистрировано среди медицинских работников, из них 67 случаев — среди медработников, которые непосредственно оказывали помощь лицам с подозрением на коронавирусную инфекцию или уже заболевшим.

Самым крупным скандалом, связанным с распространением covid-19 среди медработников, стал случай в Центральной городской клинической больницы (ГЦКБ) Алматы, где за короткий период были выявлены 182 заболевших медика.

Первые сведения о заболевании медиков в данной больнице были озвучены 11 апреля, а 22 апреля ее деятельность была приостановлена, и главврач Алмаз Джувашев уволился (якобы по собственному желанию). Глава департамента контроля качества и безопасности товаров и услуг по Алматы, главный санврач города Айзат Молдагасимова заявила, что врачи сами виноваты в заражении, так как не соблюдали мер предосторожности. Врачи назвали слова Молдагасимовой клеветой.

В итоге в больнице было назначено служебное расследование, которое показало, что заражение началось с отделения диагностики, а также медсестры, которая сопровождала пациентов в это отделение.

В ТЕМУ:  
Избранным можно все? Почему не увольняют Молдагасимову
В Алматы началась «война» медиков и главного санврача

На время расследования Молдагасимова покинула пост главного санврача Алматы, и в это кресло уже не вернулась. Ее место занял уже бывший к тому времени главный санитарный врач РК Жандарбек Бекшин.

Истории борьбы с COVID-19:
«Скорая помощь к вам не приедет». Люди остаются один на один с COVID-19
Родина дала врачу пощечину!
«Нас тут бросили»: как работают и живут медики в условиях карантина
Как «медицина плюнула мне в лицо». История заболевшего COVID-19
«Вдруг я заражусь!». История больной с «неизвестной» инфекцией
«Чем я лечусь». История врача, заболевшего коронавирусом

В этом же месяце медикам, работающим непосредственно с заболевшими covid-19, начали начислять надбавки к зарплате. 7 апреля был опубликован приказ об утверждении правил назначения выплат. Врачи посчитали, что надбавки будут выплачены в том объеме, что ранее были названы президентом РК. Недостаток информации породил многочисленные жалобы, что надбавки не начисляют. После ряда таких жалоб в Минздраве дали разъяснение, что надбавка осуществляется из расчёта за фактически отработанный период.

Параллельно в соцсетях муссировалась тема о том, что врачи специально заражаются, чтобы получить надбавки и выплаты. Настроения в медицинской среде были удручающими. 

В апреле специалисты начали активно говорить о крайне негативном влиянии карантинных мероприятий на экономику Казахстана и социальное положение казахстанцев, которые стремительно теряли доходы. Тогда власти приняли решение о выплате потерявшим доход пособия в размере 42,5 тысячи тенге в месяц, однако правила его начисления несколько раз менялись. Неразбериха  и сложности с подачей документов на пособие в условиях карантина, когда электронные ресурсы, призванные облегчить гражданам этот процесс, не справлялись с нагрузкой, только обострили ситуацию.

 МАЙ


В течение мая количество больных covid-19 увеличилось в три раза: с 3597 человек на 1 мая до 10858 на 31 мая. Но поскольку в течение первой декады месяца ежесуточный прирост заболевших колебался от 2% до 5%, режим чрезвычайного положения после 11 мая продлевать не стали.

1 мая было возобновлено авиасообщение между Алматы и Нур-Султаном, с 4 мая – самолеты стали летать из Нур-Султана и Алматы в Кызылорду, Петропавловск, Усть-Каменогорск и Семей. Требование о наличии ПЦР-теста на covid перед перелётом, введенное 1 мая, 11 мая было отменено.

C 4 мая были разрешены спортивные занятия и тренировки на улице; открыты непродовольственные магазины площадью до 500 м², фотосалоны, цветочные киоски, парикмахерские, медицинские центры, стоматологические клиники, компании по операциям с недвижимым имуществом, рекламные агентства, адвокаты, нотариусы, микрофинансовые организации, страховые компании, ломбарды, обменные пункты, компании информационно-коммуникационных технологий. 11 мая к ним добавились непродовольственные магазины площадью до 2000 м², салоны красоты, детские центры.

C 18 мая была разрешена деятельность кафе вместимостью до 30 посадочных мест и объектов общественного питания, функционирующих на открытом воздухе. Ограничения были следующими: не больше трех человек за одним столом (исключая семьи) и расстояние между столами не менее двух метров.

Между тем, несмотря на завершение режима ЧП, карантинные меры в Казахстане были сохранены. В частности, в Алматы продолжили функционирование блокпосты по периметру города и ранее принятые правила въезда и выезда, на работу допускались сотрудники только тех предприятий, что получили разрешение. В Нур-Султане также карантин снят не был. Блокпосты в городах сняли только в ночь с 31 мая на 1 июня.

Сохранившиеся ограничения на действие ряда предприятий вызвало негодование населения, так как выплата социальной помощи в размере 42,5 тыс тенге была отменена вместе с отменой режима ЧП, а возобновление дохода произошло далеко не у всех, кто получал пособие в марте-апреле. Вразумительного ответа, почему так происходит, добиться от правительства не удалось. Минтруда зафиксировало официальный рост уровня безработицы за период режима ЧП со 120 до 170 тысяч человек. Госкомиссия по ЧП была переформатирована в госкомиссию по восстановлению экономического роста.

Эффект разорвавшейся бомбы в мае произвело заявление президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева, что борьба с коронавирусом обошлась Казахстану почти в 6 триллионов тенге.

Об этом Токаев рассказал 5 мая в интервью российскому информагентству ТАСС. В соцсетях прокатилась волна сообщений с требованием разъяснить, куда за два месяца израсходовали такую гигантскую сумму.

Внештатный советник президента Олжас Худайбергенов 7 мая на своей странице в Facebook написал, что Токаева неправильно поняли:

«Слово президента «обошлись» применено с точки зрения планирования госбюджета. Эти средства выделены на конкретные меры и, естественно, каждая мера имеет свой срок исполнения, и самые долгие меры будут длиться до конца года».

Далее он перечислил, что средства направлены на реализацию «Дорожной карты занятости, на льготное кредитование МСБ, на жилищное строительство, на выплату пособий в размере 42,5 тыс тенге и т.д. Дополнительные расходы собственно на медицину (выплата премии врачам, продуктово-бытовые наборы, услуги связи, оплата за медуслуги, строительство инфекционных больниц и т.д.) составили 125 млрд тенге.

В ТЕМУ: Куда пойдут 6 000 000 000 000 тенге?

ИЮНЬ


Майские послабления, которые были приняты на волне спада заболевания, в июне обернулись проблемами: в течение месяца количество заболевших увеличилось с 11308 случаев на 1 июня до 21189 на 30 июня, стало  больше тяжелых пациентов и смертей — в отдельные дни прирост умерших составлял до 13%.

В Минздраве рост заболеваемости признали, но назвали его «контролируемым» и «управляемым», а причины смягчения карантина объяснили желанием возродить экономику.

6 июня в нескольких городах страны прошли митинги, одним из требований на которых было дальнейшее смягчение ограничительных мер.

В Алматы митинговую активность решили подавить дезинфекцией территории, где и собрались протестующие. Закончилась акция протеста задержанием нескольких десятков человек.

К середине месяца заболеваемость КВИ уже трудно было назвать управляемой – в сутки регистрировали до 500 случаев. А в Минздраве стали «играть» статистикой, введя с 3 июня отдельный учет симптомных и бессимптомных больных. По словам главного санврача РК Айжан Есмагамбетовой, основная причина такого учета состоит в том, что вторая категория не так опасна для окружающих.

В ТЕМУ: Странная статистика от главного санитарного врача

К середине месяца коронавирус добрался и до властного Олимпа.

Список заболевших пополнили чиновники: вице-премьер Ералы Тугжанов, министр здравоохранения Елжан Биртанов, спикер Мажилиса Нурлан Нигматулин, пресс-секретарь президента РК Берик Уали, депутат Бекболат Тлеухан.

18 июня коронавирус был выявлен у первого президент РК Нурсултана Назарбаева.

Все они впоследствии излечились и остались при должностях, за исключением главы Минздрава. Заболев, Биртанов передал бразды правления своим замам, а 25 июня подал в отставку по состоянию здоровья. Новым министром стал Алексей Цой.

На этом фоне межведомственная комиссия по недопущению распространения коронавирусной инфекции на территории Казахстана приняла решение вновь усилить ограничения: приостановить деятельность ТРЦ, сетевых магазинов, крытых рынков. Кафе и ресторанам, лишь недавно открывшимся, разрешили обслуживать людей только на открытом воздухе с соблюдением обязательного социального дистанцирования. В отдельных городах прибегли к ограничению работы общественного транспорта, закрыли парки, скверы, набережные, пляжи, аквапарки.

Противоречивость правительственных мер по борьбе с пандемией не прошла незамеченной.  Так, известный юрист Жангельды Сулейманов подал иск о признании карантинных мер, введенных в Алматы постановлением главного санврача, незаконными. Как заявил юрист, он «за карантин, но по закону» и добавил, что в нормативных актах РК нет таких понятий, как «ношение маски», «социальная дистанция» и прочего, чем оперируют в своих постановлениях санврачи.

«Неясно сформулировано требование. В одном месте написано «ношение масок». В другом — «соблюдение масочного режима». Оба понятия отсутствуют в законах. Что такое ношение? Можно носить и в сумке или кармане. Это тоже ношение. Что такое масочный режим? Безграмотность полная», — писал Жангельды Сулейманов.

Другими словами, юрист считает, что прежде чем вводить масочный режим, нужно было четко прописать правила и внести изменения в соответствующие нормативные акты.

В июне стал наблюдаться дефицит коек в инфекционных стационарах. Из регионов поступала информация, что «скорые» доставляют больных, а в больницах отказываются их принимать. Нехватку коек на официальном уровне признали, в частности, в Алматы и Нур-Султане. Медики, по словам главы Горздрава Алматы Камалжана Надырова, были «вынуждены избирательно подходить и госпитализировать пациентов исключительно со средней и тяжелой степенью течения болезни».

Официально Минздрав подтвердил, что в стационар не кладут бессимптомных (нет никаких признаков) больных, а также с лёгкой степенью (температура до 38 градусов, покраснение, першение в горле, заложенность носа, небольшой кашель). Они наблюдаются врачами на дому.

Обнаружилась также нехватка лекарственных препаратов для лечения covid-19 — дефицитом стал даже обычный парацетамол. Люди искали лекарства в других городах и передавали через знакомых, а то и незнакомых людей. 

Цены  на лекарства взлетели, люди стояли в километровых очередях в аптеки, а родственники заболевших самостоятельно покупали кислородные баллоны и лекарства и везли их в больницы.

Однако новый глава Минздрава Алексей Цой заявил, что «Казахстан производит достаточно лекарств и поставляет их в регионы», но все дело в «панике населения». 

В ТЕМУ: Лекарства вам покажут по телевизору

К концу июня в Казахстане все чаще стали говорить о новой волне коронавируса, введении вновь жесткого карантина, всерьез обсуждали возможность в Казахстане развития ситуации по итальянскому сценарию, при котором система здравоохранения была не в силах справиться с наплывом пациентов.

Вместе с ограничениями, касающимися живых, появились ограничения и для умерших. Соцсети стали наполняться жалобами, что умершего нельзя захоронить без справки на наличие/отсутствие covid.

Умерших не разрешали хоронить без анализа на ковид, но и не торопились его делать.

В полиции объясняли: есть утверждённый алгоритм, согласно которому без отрицательного результата анализа на коронавирус подходить к телу запрещено. И только после того, как из лаборатории поступает ответ об отсутствии коронавирусной инфекции у умершего или погибшего, на место выезжает следственная опергруппа.

Только 25 июня главный санврач Алматы Жандарбек Бекшин подписал постановление, согласно которому тела алматинцев, умерших вне больниц, не будут обследовать на коронавирус.

В это же время в Казахстане был наконец разработан документ, регламентирующий правила захоронения людей, умерших от заражения сovid-19, в том числе оговаривалось создание отдельных полигонов. Однако в конце июня этот порядок опять  пересмотрели. «Внесены изменения в действующий порядок. Захоронения разрешены на любых кладбищах», — сообщил министр здравоохранения Алексей Цой 30 июня.

ИЮЛЬ

В статистике заболеваемости КВИ разделили данные на симптомных и бессимптомных больных.


В разгар эпидемии  власти устроили в Нур-Султане салют в честь Дня столицы (праздник совпадает с днем рождения первого президента Нурсултана Назарбаева).


В статистике перестали фиксировать ежедневную смертность от КВИ – данные стали выдавать раз в неделю.

В июле количество заболевших коронавирусной инфекцией в Казахстане приблизилось к 90 тысячам человек – с  22308 на 1 июля до 89078 на 31 июля.

Поскольку число заболевших росло, в июле в Казахстане шло увеличение коечного фонда: дополнительные места для лечения разворачивались на базе санаториев, пансионатов, койки устанавливали даже на базе спортивных объектов. Правда, оснащение их, как и действующих больниц, оставляло желать лучшего: не хватало лекарств и кислородного оборудования.

В середине июля всю страну облетела история медсестры из Шымкента Аманкуль Агабаевой, рассказанная ее дочерью в соцсетях. По словам Айжан Ергешовой, ее маму с пневмонией долго не могли госпитализировать, но когда положили в стационар, там не оказалось лекарств и не хватало кислородных аппаратов.

«В реанимации закончился кислород, а то, что мы ночью купили за 250 тысяч, подключили к другому человеку! Как вы могли так поступить? Вы убийцы!», — написала Ергешова.

Первый день июля подтвердил циркулировавшую в июне неофициальную информацию, что в Казахстане вновь будет введен жесткий карантин. «Правительство представило план введения карантина с 5 июля сроком на 14 дней (возможно продление). Завтра министр здравоохранения выступит с разъяснениями», — написал 1 июля в своем твиттере глава государства Касым-Жомарт Токаев.

2 июля госкомиссия утвердила список ограничительных мер, которые были введены в Казахстане с 5 июля предварительно на 14 дней. Среди них — приостановление пассажирского автобусного сообщения между регионами (без установки блокпостов), ограничение работы общественного транспорта по времени, запрет деятельности салонов красоты, парикмахерских, спортивных залов, фитнес-центров, бассейнов, продовольственных и непродовольственных крытых рынков, пляжей, аквапарков, объектов культуры, музеев, выставок, форумов, конференций и иных организованных массовых мероприятий, развлекательных центров, детских дошкольных учреждений (кроме дежурных групп), религиозных объектов, развлекательных центров в ТРЦ, развлекательных учреждений (караоке, бильярд, компьютерные клубы, боулинг центры), кинотеатров, детских оздоровительных лагерей, фудкортов, банкетных залов.

Народу предписали носить маски, соблюдать социальную дистанцию и «больше трех не собираться». Для тех, кто «не понимает по-хорошему», обнародовали размер штрафов: для физических лиц — 30 МРП (порядка 83 тысяч тенге), для субъектов предпринимательства — от 230 МРП и выше.

5 июля в словарь казахстанцев вошло новое слово «локдаун» — так окрестили новый карантин в Минздраве. Введенный на 14 дней, в итоге он будет продлен дважды и просуществует до середины августа.

Несмотря на пандемию, страна готовилась к празднованию Дня столицы 6 июля (совпадающего с днем рождения первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, которому в этом году исполнилось 80 лет). Правда, за несколько дней до даты репетиции прекратили, и все, чем украсили улицы столицы, убрали. Официально было заявлено, что в этом году праздник пройдет в режиме онлайн.

Однако 6 июля в Нур-Султане был запущен грандиозный фейерверк. Произошло это как раз на пике вспышки covid-19 в Казахстане, когда в день регистрировалось до полутора тысяч вновь заболевших.

Социальные сети взорвались тысячами негодующих комментариев – фейерверк назвали «плевком в лицо народа» и «пляской на костях». Столичные власти попытались оправдаться — мол, фейерверк был оплачен спонсорами, а не из бюджета, и запущен для поднятия духа казахстанцев.

Публицист Сергей Дуванов по этому поводу напомнил, что в апреле королева Великобритании Елизавета II попросила отменить традиционный салют по случаю своего дня рождения.

«По ее словам, салют неуместен в условиях пандемии коронавируса. О чем это говорит? Об адекватности 94-летнего монарха и неадекватности того, кто этого не понимает в Акорде», — написал Дуванов.

 

Со сменой руководства Минздрава начались новые игры со статистикой.

Во-первых, количество умерших от covid-19 стали озвучивать не ежедневно, как было раньше, а еженедельно.

«Почему мы перешли на формат еженедельный? В связи с тем, что комиссия физически не успевает обрабатывать объем информации о заболевших. Если раньше было один-два летальных случая в день, комиссии справлялись, то сейчас уже количество таких случаев больше, и именно определение, что привело к летальному исходу — это коронавирус или длительное хроническое заболевание — эти комиссии определяют. Поэтому оперативность уменьшилась», — сказал по этому поводу глава минздрава Алексей Цой на брифинге 7 июля.

Во-вторых, обещанного объединения с 1 августа данных о фактах заболевших КВИ и заболевших пневмонией с признаками КВИ не произошло, и теперь в ежедневном формате мы получаем данные отдельно о заболевших covid-19 и пневмонией.

Так, 1 августа в республике было выявлено 1226 инфицированных с положительным ПЦР-тестом и 5181 заболевших коронавирусной пневмонией, при которой тест оказался отрицательным. Итого общее число новых случаев за сутки составило 6 407 человек. Умерли за сутки 36 человек с положительным тестом, и еще 30 пациентов скончались от пневмонии с признаками сovid-19.

Это данные только за 1 августа, когда эпидемия, если верить Минздраву, пошла на спад, в несколько раз снизилось число вызовов скорой, и из-за отсутствия пациентов развернутые дополнительно инфекционные госпитали стали закрывать. Сколько людей умирало от коронавирусной пневмонии на пике вспышки — власти не сообщили.

В июле чиновниками по-прежнему принималось много неадекватных решений. К примеру, главный санитарный врач Алматы Жандарбек Бекшин «закрыл» горы. 16 июля на брифинге он объявил о полном запрете посещать алматинские предгорья по выходным, и частичном запрете в будние дни — можно только пешком или на велосипеде. Виноваты в этом, заявил санврач, сами алматинцы, потому что, когда были сняты ограничения после первого карантина, все ринулись в горы на шашлыки, игнорируя правило «больше трех не собираться».

Заявление санврача заставило иронично настроенных алматинцев усомниться в том, что тот печется о здоровье граждан: мол, «бухать» в кафе – можно, а гулять в горах – нельзя.

Вирус «активизируется» в выходные дни, иначе казахстанцы никак не смогли объяснить логику властей, когда в будни работает все, а в выходные — ничего, включая даже общественный транспорт.


Санитарные власти запретили ездить в горы, но при этом разрешили посещать кафе и рестораны.

Не менее бурно обсуждался и запрет на движение общественного транспорта в Алматы по выходным дням: согласно такой «кривой логике», по будням вирус «отдыхает», а в выходные – «активизируется».

С соблюдением «масочного режима» в интерпретации казахстанского Минздрава вообще был и смех, и грех: глава ведомства Алексей Цой договорился до того, что обязал надевать маски даже на младенцев, причем призвал казахстанцев изготавливать их самостоятельно из нескольких слоев марли. Шквал критики в адрес главного врача страны заставил Минздрав «переобуться», и в итоге официально было заявлено, что маски не обязательны для ношения детьми до пяти лет.

В ТЕМУ: Маски обязаны носить даже грудные младенцы!

В июле вновь началась неразбериха с пособием. Чиновники никак не могли решить, стоит ли платить в условиях локдауна пособие в размере 42,5 тысяч тенге, которое назначалось потерявшим доход казахстанцам в период ЧП в марте-апреле. Изначально вице-премьер Ералы Тугжанов заявил, что поскольку нет ЧП, то нет и правовой основы для выплаты, и посоветовал всем «по возможности продолжать работу». Однако после вмешательства в ситуацию главы государства пособие вновь назначили – и не только за июль, но и за половину августа, так как локдаун закончился только 16 августа.

В июле же в «ковидной» статистике РК появилась новая графа: «пневмония с признаками КВИ». Дело в том, что с конца июня в Казахстане резко увеличилось заболеваемость не только covid-19, но и пневмонией с признаками covid, но не подтверждаемой лабораторно. 

9 июля на сайте посольства КНР в Казахстане было опубликовано предупреждение для китайских граждан о неизвестной пневмонии в Казахстане, более опасной, чем covid-19.  В Минздраве опровергли эти данные, сказав, что речь идет о «вирусной пневмонии неуточненной этиологии», и пообещали впредь включать это заболевание в статистику covid-19 в соответствии с рекомендациями Всемирной организации здравоохранения.

Но на объединенную статистику КВИ и пневмонии с признаками КВИ в Казахстане перешли лишь с 1 августа.

Во время июльского локдауна в медицинской сфере Казахстана было зафиксировано несколько громких скандалов.

Сначала был уволен, а затем взят под стражу глава компании «СК-Фармация» Берик Шарип. Вопрос об увольнении Шарипа встал в связи с тем, что в июне, когда казахстанцы столкнулись с острой нехваткой лекарств — их не оказалось ни в аптеках страны, ни на складах, — он утверждал, что проблемы не существует и ситуация под контролем.

Также в начале июля в соцсетях появилась информация, что «СК-Фармация» реализует по рыночным ценам препараты, поступившие из-за рубежа в качестве гуманитарной помощи. Правда руководство компании этот факт полностью отрицало.

Следом со скандалом был уволен глава Фонда социального медицинского страхования Айбатыр Жумагулов. Необходимость кадровых перемен возникла в связи с тем, что фонд неоднократно оказывался в центре скандалов из-за своих необоснованных трат, вызывавших негатив у налогоплательщиков, особенно во время пандемии.

АВГУСТ


Несмотря на то, что по итогам месяца число заболевших covid-19 в Казахстане перевалило за 105 тысяч (от 90367 случаев на 1 августа до 105872 на 31 августа), август стал лидером по числу победных реляций Минздрава.

3 августа глава Минздрава заявил, что пик заболеваемости коронавирусом в Казахстане пройден:

«Мы можем с полной уверенностью сказать, что в Казахстане ситуация с заболеваемостью коронавирусом стабилизировалась. Да и вы, наверняка, сами это видите. Пик прошел, и наша задача удержать позиции, завоеванные очень тяжелыми испытаниями для всего нашего народа, для всей системы здравоохранения».

По данным Минздрава, локдаун, который был введен в Казахстане с 5 июля по 16 августа, помог стабилизировать ситуацию: занятость-койко мест во всех лечебных учреждениях Казахстана снизились на 60%, в том числе в реанимациях на 58%, число вызовов скорой помощи, в том числе и по вопросам коронавирусной инфекции, скоратилось на 62%, число выздоровевших возросло до 73%. Ответственность за дальнейшее положительное развитие ситуации в Минздраве возложили на самих казахстанцев. В ведомстве посчитали, что в сдерживании этих показателей только 30% относится к качеству оказания медицинской помощи, а 70% зависит от ежедневного поведения людей: максимальная самоизоляция, соблюдение масочного режима и социального дистанцирования.

Пневмонию с признаками коронавирусной инфекции не включили в общую статистику по ковиду.


Штрафы за нарушение санитарных норм выше, чем в большинстве стран Европы.

Чтобы народ не расслаблялся, Минздрав озвучил суммы штрафов за нарушение карантинных норм, которые были выставлены как гражданам, так и субъектам бизнеса с 5 июля по 13 августа. К административной ответственности по статье 425 КоАП РК привлекли 123 юридических лица на общую сумму 62,6 млн тенге. Штрафы также получили 2778 граждан, проигнорировавших требование об обязательном ношении масок. Для каждого из них сумма штрафа, согласно вышеуказанной статье, составила 30 МРП (83 340 тенге).

Положительные итоги позволили не продлять карантин: 17 августа к работе вернулись ТРЦ и крытые рынки, салоны красоты, СПА, фитнес-центы, бани и сауны без бассейнов, аттракционы на открытом воздухе, но только в будние дни. В выходные ограничения сохранялись на передвижение лиц старше 65 лет, работу общественного транспорта и ТРЦ. Железная логика правительства  (в выходные вирус «активизируется») сохранилась.

В Научно-исследовательском институте проблем биологической безопасности (НИИПББ) сообщили, что завершились доклинические исследования казахстанской вакцины QazCovid-in. В ходе исследований было установлено отсутствие аллергической реакции и раздражающего действия в месте введения. Вместе с этим Казахстан договорился о поставке в страну двух миллионов доз российской вакцины «Спутник-V», разработанной научно-исследовательским центром им. Гамалеи.

«Именно столько у нас людей должны провакцинировать бесплатно. В случае необходимости объем увеличат до 5 миллионов», — говорится в заявлении министра здравоохранения Казахстана по итогам визита в Россию.

1 августа в Казахстане сделали первую прививку от коронавируса. Первым казахстанцем, получившим прививку, стал директор Международного центра вакцинологии при Казахском национальном аграрном университете Кайсар Табынов. Ему ввели препарат под названием COVAX-19, разработанный в Австралии и находящийся на I фазе клинических испытаний.

В начале августа были подведены итоги месячной проверки аптек на спекуляцию и контрафакт. С 5 июля по 3 августа госкомиссия выявила 522 факта завышения цен на лекарства и 338 случаев незаконной реализации и изготовления медикаментов. Кроме того, было зарегистрировано 869 правонарушений в сфере реализации лекарств и медицинских изделий, в том числе 10 преступлений и 745 административных правонарушений.

Очереди в аптеки, которые в июне-июле были чуть ли не рядовым явлением, практически исчезли.

Министерство образования в августе окончательно определилось, что начало учебного года в школах Казахстана будет дистанционным, и отчиталось, что для педагогов подготовлены «детальные пошаговые инструкции по форматам обучения, использованию различных дистанционных технологий», а акиматы «ведут активную работу по приобретению компьютерной техники в школы».

Медработники, заразившиеся covid-19 на рабочем месте, в августе начали получать положенные им выплаты. По официальным данным, по 2 миллиона тенге в августе получили 1 048 медицинских работников. Были перечислены выплаты родственникам пяти медработников, которые скончались в результате заболевания (по 10 млн тенге).

В начале августа разгорелся скандал вокруг комплексной медицинской информационной системы DamuМed. В приложении DamuМed пользователи обнаружили, что, по отчетам врачей, они были записаны на приемы, куда не приходили, и на анализы, которых никогда не сдавали. Людей оперировали, удаляли органы, делали аборты, диагностировали беременности, и даже приписывали им чужих детей, жен и мужей. Официальная проверка показала, что по итогам шести месяцев 2020 года на уровне амбулаторно-поликлинической помощи в Казахстане было выявлено 11 607 случаев фактически не оказанных, но внесенных в информационную систему, медуслуг на сумму свыше 75 миллионов тенге.

Разработчики приложения заявили, что к подобным махинациям никакого отношения не имеют  и что ответственность за внесение в DamuMed фиктивных данных несут только сами медучреждения. Министр здравоохранения Алексей Цой пообещал провести проверку по припискам, а  в Фонде социального медицинского страхования заявили, что за каждый фиктивный прием поликлиника будет оштрафована на сумму втрое больше стоимости услуги.

СЕНТЯБРЬ


В то время, как сентябрь стал чуть ли не официально началом второй волны эпидемии во многих странах мира, в Казахстане он выдался самым удачным, если можно так сказать, месяцем, начиная с марта, когда был зарегистрирован первый больной коронавирусом. Если верить официальной статистике, количество зараженных covid-19 увеличилось меньше, чем на 2 000 случаев: со 105 872 случаев 1 сентября до 107 374 случаев на 22 сентября.

9 сентября на заседании правительства РК министр здравоохранения Алексей Цой доложил, что ситуация в стране  стабильная и картина намного лучше, чем у других:

«Благодаря строгим ограничительным мерам в Казахстане с 5 июля наблюдается снижение занятости коек в 6 раз, реанимационных — в 6,6 раз, а поликлиники перешли в формат обслуживания на дому. В странах СНГ средний рост заболеваемости составил 0,5%, что в пять раз выше, чем в Казахстане».

На этом фоне в течение месяца отменялись те или иные карантинные меры. Вначале власти решились на запуск общественного транспорта в выходные дни в тех городах, где подобное ограничение существовало, затем на заседании Межведомственной комиссии было принято решение разрешить функционирование в выходные дни салонов красоты, парикмахерских, объектов, оказывающих косметические услуги, фитнес-центров, СПА-салонов, саун, бассейнов, религиозных объектов (индивидуально, без проведения коллективных мероприятий).

16 сентября главный государственный санитарный врач Казахстана Айжан Есмагамбетова (на данный момент уже освобожденная от этой должности) дала разрешение на деятельность объектов общественного питания на открытом воздухе и в помещении с установлением в зале не более 50 посадочных мест, кинотеатров на открытом воздухе с соблюдением масочного режима, театров (заполняемость не более 50%, но не более 50 человек). Вместе с тем был сохранен запрет деятельности развлекательных учреждений (караоке, бильярд, компьютерные клубы, ночные клубы, боулинг центры, детские игровые площадки и аттракционы в закрытых помещениях, батуты и другие), кинотеатров, букмекерских контор.

Прогнозы о наступлении второй волны коронавируса в Казахстане были более чем туманными.

«Мы сейчас занимаемся прогнозированием, оцениваем текущую ситуацию. Ориентировочно мы видим, что возможен рост на период ноября-декабря. Это связано со второй возможной волной, наслоением острых респираторных инфекций и гриппа», — говорил министр здравоохранения на брифинге 10 сентября.

А информацию о том, будет ли ужесточен карантин и при каких условиях, журналистам пришлось из главы Минздрава вытягивать уточняющими вопросами. Министр ответил, что для этого есть несколько критериев, но один из главных — заполняемость коечного фонда свыше 70%.

Несколькими днями позже официальный представитель Минздрава Багдат Коджахметов конкретизировал слова своего шефа:

«Сегодня в Казахстане в любой момент система здравоохранения может развернуть свыше 70 тысяч «ковидных» коек в стационарах. Это — «красный предел». Сегодня в Казахстане выявляется в среднем около 600-500 человек. Если вдруг эта цифра достигнет 30 тысяч, то это и будет главным сигналом введения самых строжайших карантинных мер по стране».

С большим удовольствием в ведомстве докладывали о готовности борьбы с коронавирусом в случае наступления второй волны. По данным Минздрава, готовность эта высока: ведется строительство порядка 13 модульных инфекционных больниц, еще две крупные клиники находятся на этапе реконструкции. На уровне поликлиник для обслуживания граждан организованы 3640 мобильных бригад, 1167 единиц санитарного транспорта будет закуплено и поставлено в регионы. Анонсировали в Минздраве и структурные изменения системы здравоохранения. Одним из них стало назначение на пост главного санврача РК Ерлана Киясова, который параллельно занял пост вице-министра здравоохранения.

Из хороших новостей можно отметить выплату стимулирующих надбавок медработникам за второе полугодие из бюджета дополнительно было выделено 150 млрд тенге.  А вот школьникам повезло меньше.

Учебный год в Казахстане начался дистанционно для школьников и студентов. Лишь в малогабаритных школах в отдаленных районах и дежурных классах для младших школьников в некоторых школах занятия проходят в офлайн режиме.

В Министерстве образования определенно заявили, что по крайне мере, первая четверть нового учебного года в Казахстане, в отличие от большинства стран мира, пройдет в дистанционном формате. И уже первые учебные дни выявили кучу недоработок: то злоумышленники взломали онлайн-трансляцию уроков и начали демонстрировать порно, то интернет в отдельных местах оказывался настолько слаб, что для учебы школьникам приходилось забираться на крыши домов.

Системного решения проблем до сих пор не найдено. В результате даже депутаты парламента потребовали от МОН возобновить занятия в школах, но в ведомстве остались непреклонны, переведя стрелки решения вопроса на врачей. В Минздраве пообещали «мониторить ситуацию».

В ТЕМУ: Дутые цифры МОН. Эксперты о ситуации с дистанционным образованием

В конце сентября грянул еще один скандал, на этот раз связанный с аппаратами ИВЛ. Неожиданно Минздрав решил закупить их аж 3105 аппаратов штук, на эти цели были выделены бюджетные деньги — почти 28 млрд тенге. Изначально деньги выделялись на  ИВЛ отечественного производства, но внезапно планы изменились. Как сообщили власти, «по итогам практических испытаний заключением медицинских специалистов выбран турецкий аппарат «BIOVENT» как наиболее соответствующий техническим характеристикам и удовлетворяющий описанным выше критериям». 

Врачи-анестезиологи отнеслись к такому решению весьма скептически. Один из известных в Казахстане врачей, анестезиолог и реаниматолог Анатолий Сергиенко на своей странице в Facebook выразил недоумение, почему приобретается «сырой» и никому не известный аппарат турецкой компании, а не проверенная техника уже давно работающих на этом рынке производителей и задал ряд вопросов министру здравоохранения. Но ответов на них он не дождался.

В ТЕМУ: Кот в мешке. Почему госчиновники закупают «сырые» турецкие ИВЛ?

Позже по информации инсайдеров портала KZ.expert выяснилось, что «ключевым игроком в этой операции является (…) министр индустрии и инфраструктурного развития РК Бейбут Атамкулов».

В ТЕМУ: Кто стоит за закупом турецких ИВЛ?

 KZ.MEDIA внимательно отслеживало ситуацию c пандемией все это тревожное время. Все, что происходило в Казахстане в плане борьбы с коронавирусной инфекцией нового типа, можно отследить день за днем благодаря нашим LIVE-лентам коронавирусных новостей и ежедневным материалам, в которых мы давали резюме самых важных новостей за день — их можно найти в специальном разделе COVID-19.


Над этим обобщающим материалом работали Владимир Радионов, Оксана Макушина, Евгения Мажитова.

Рисунки Мираса Нурмуханбетова.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code