В судебной войне, которую ведут Министерство юстиции Казахстана и семья молдавского бизнесмена Анатоля Стати, есть и третья сторона. Это международная корпорация Vitol. Ей удалось не только «незаметно» войти в бизнес Стати, но и сохранить фактическое инкогнито на протяжении всего судебного разбирательства, которое заняло без малого десять лет.

По мнению руководства компании Ascom, удачи Vitol объясняются его связями с казахстанской национальной нефтяной компанией «КазМунайГаз». А обе компании исторически связаны с бизнесом зятя первого казахстанского президента, миллиардера Тимура Кулибаева.

Корпорации Vitol удалось добиться почти невозможного — сохранить в тени сам факт своего участия в проектах, за которые уже много лет ведется война между Министерством юстиции Казахстана и семьей Стати. Настало время восполнить этот пробел в национальном информационном поле. Тем более что сама история позволяет понять, как реально работает нефтяной бизнес в стране.

Ценное признание Виктора Лунгу

Вначале несколько слов о том, что представляет собой выше упомянутая корпорация.

Vitol — крупнейший частный нефтетрейдер в мире и вторая по величине корпорация в Швейцарии, чей доход в 2017 году составил 181 млрд долларов.

Vitol, головной офис которой расположился с комфортом в Женеве, никогда не отказывалась от возможности выхода на рынки стран, где коррупция – эндемическое заболевание, будь то Ирак, Ливия, Нигерия, Сербия или Венесуэла. На сегодняшний день Vitol практически полностью владеет казахстанским рынком вместе с китайским компаниями, оставляя буквально крохи от этого рынка другим игрокам.

С 2015 по 2018 годы Vitol совершила мастерский ход, выиграв два тендера на предоставление кредитов на общую сумму 5,2 млрд долларов национальной нефтяной компании «КазМунайГаз». Выплаты будут совершаться в течение пяти лет через поставки нефти с двух казахстанских крупнейших месторождений, Тенгизского и Кашаганского, владельцем которых является «КазМунайГаз». Этот контракт, который на профессиональном сленге называют «нал за грязную сделку» или cash for crude deal (слово «crude» также означает «сырая нефть») предоставляет Vitol гарантированный доступ к казахстанской нефти и прекрасную возможность выстраивания долгосрочных отношений с государством.

Подробнее о деятельности компании Vitol читайте по ссылке.

С формальной точки зрения, Vitol никогда не был акционером предприятий, которые занимались разработкой нефтегазоконденсатных месторождений Боранколь и Толкын. Из-за небольших размеров они не были особо интересны серьезным инвесторам и, как считается, это привело к тому, что оба месторождения оказались в руках локальных кланов из Мангистау.

Лицензии на их разработку были оформлены на два ТОО — «Толкыннефтегаз» и «Казполмунай». А затем обе фирмы были проданы семье молдавских инвесторов Стати, которые интегрировали их в свой холдинг Ascom. Анатоль Стати (глава семейства) владел «Толкыннефтегазом», который принадлежал кипрской компании Terra Raf Trans Traiding Ltd, где равные доли были у Анатоля Стати и его сына Габриэля.

Каким образом в этом бизнесе оказался Vitol, стало известно позже — из показаний Виктора Лунгу, вице-президента Ascom Grup S.A., которые он дал 11 октября 2013 года.

Несмотря на вполне успешный нефтяной бизнес, Стати столкнулись с «газовой проблемой» — они не могли продавать газ на экспорт по газопроводу (из-за государственной монополии), а продавать его на внутреннем рынке не хотели — из-за искусственно низкой цены. Для решения этой проблемы Стати решили построить газоперерабатывающий завод (ГПЗ) для производств из газового конденсата отдельных фракций, которые затем можно было бы отправлять на экспорт по железной дороге. Мощность предполагаемого завода позволила бы Стати не только решить собственную газовую проблему, но и обеспечить выгодный сбыт газового конденсата владельцам соседних участков.

В этот момент у Стати появился перспективный партнер. Как утверждает в своих показаниях Виктор Лунгу, в 2004 году представители Ascom начали вести переговоры о формировании стратегического альянса с корпораций Vitol. В обмен на право на сбыт разных видов продукции Ascom, Vitol брал на себя обязательство профинансировать половину всех издержек на производство ГПЗ.

В 2005 году переговоры завершились созданием фактически совместного предприятия между структурами Vitol и Ascom Grup. Но в юридической плоскости это предприятие было «виртуальным», так как оно существовало в форме нескольких соглашений о совместной деятельности, которые определяли права и обязательства сторон на операционном уровне.

Каждая из сторон должна была обеспечить финансирование половины издержек на строительство завода. Но если Ascom для этого обязался привлечь долговое финансирование в качестве владельца завода, то Vitol вносил свою долю расходов на строительство ГПЗ не в форме оплаты капитала, а в виде предоплаты за будущие поставки нефти и газоконденсата с месторождений «Толкыннефтегаза», который принадлежал структурам семьи Стати.

В раскрытой структуре собственников ГПЗ эти соглашения никак не проявлялись — с формальной точки зрения завод должен был принадлежать структурам Стати.

Это соглашение — отличный пример того, как могут быть структурированы в Казахстане бизнес-процессы. В ориентированной на экспорт сырья экономике любому западному игроку достаточно найти казахстанского партнера, способного гарантировать ему право на экспорт, которое может быть зафиксировано в западной юридической системе. После этого сбытовая структура западной корпорации становится стратегическим партнером владельца и управляющего казахстанским бизнесом.

Так как экспорт является главным условием его выживания, такой партнер получает право вердикта – он может в любой момент решить его судьбу, не имея никаких формальных оснований для участия в самом казахстанском бизнесе.

Царство Vitol

Выбор Vitol для семьи Стати был крайне показательным. Дело в том, что эта компания стала сбытовым синдикатом не только для бизнеса Стати, но и для всей казахстанской нефтянки, которая, в свою очередь, превратилась в единую корпорацию, управляемую представителями семьи Нурсултана Назарбаева.

Как сформировались эти связи и как реально они действуют, отлично продемонстрировало расследование, опубликованное на сайте швейцарской НПО Public Eye, которая ставит своей задачей контролировать политическую и бизнес-деятельность представителей Швейцарии в бедных странах.

Авторы расследования пришли к выводу, что главным партнером Vitol в Казахстане стал зять Нурсултана Назарбаева Тимур Кулибаев, который управлял казахстанским нефтяным сектором с 1997 по 2011 год. В этот момент, по мнению авторов расследования, границы между частным и государственным секторами экономики размылась и стала неузнаваемой. Именно это привлекло особое внимание Vitol, которая смогла установить отношения с Кулибаевым и поддерживала регулярные связи с его окружением.

Эти выводы журналисты сделали, получив в свое распоряжение коллекцию документов, известную под названием Kazaword, в которой содержалась в том числе переписка между участниками этой группы.

Само по себе название сообщения «Привет, брат», которое отправил глава подразделения Vitol по Центральной Азии и России Данияру Абулгазину, который в то время работал в «Самрук-Казыне», говорит об уровне этих отношений.

Еще более показательными, по мнению расследователей, выглядит связь между Vitol и Арвиндом Тику, предпринимателем из Сингапура, которого обычно называют «правой рукой» Тимура Кулибаевым (хотя сам Тику это отрицает).

В результате этих связей в 2003 году в Ротердаме появилась компания Ingma Holding BV, 49% которой принадлежало Vitol FSU BV — структуре трейдера отвечающей за бизнес в Центральной Азии и России, а остальные 51% — компании Oilex, которую контролировал Арвинд Тику. Новая фирма стала крупнейшим транзитным пунктом на пути экспортной выручки от продажи казахстанской нефти и газа. За период с 2009 по 2016 годы (период, по которому удалось получить данные) выручка Ingma составила 93,3 млрд долларов.

Компания стала важнейшим элементом бизнеса и для Vitol. Известно, что только в 2010-м году продажи через Ingma составили около 10% всей выручки трейдера. Таким образом, экспортные контракты, ставшие залогом финансирования строительства ГПЗ, были частью общего бизнеса Тику и Vitol.

 Vitol=КазМунайГаз=Казахстан

История конфликта Казахстана с семьей Стати выглядит совершенно иначе, если включить в нее факт тайного участия в проектах корпорации Vitol.

Конфликт начался и развивался между Vitol и Ascom. Причем первые его признаки проявились уже в конце 2007 года и объяснялись ростом сметы на строительство ГПЗ. Обычная ситуация в любом проекте в случае с Vitol стала проблемой, так как потребовала пересмотра второй части соглашений — о предоплате за поставки нефти и газового конденсата.

В июне 2008 года ситуацию осложнило наметившееся падение цены на нефть на мировом рынке, к которой были привязаны расчеты предоплаты за поставки. Проекту стало не хватать денег. Одновременно, как утверждает в показаниях Лунгу, у Ascom появилось желание избавиться от своих казахстанских активов. У компании появились новые проекты (в частности, в Курдистане), которые требовали внимания и денег, а цена на нефть была все еще привлекательно высокой для продажи казахстанских активов. (В показаниях Лунгу легко обнаружить некоторые противоречия, но в данном случае это не так важно).

Предложения за свой бизнес в Казахстане, которые получил Ascom, не удовлетворили Стати. А в июле 2008 года началось общее падение нефтяных цен из-за чего получить хорошее предложение стало весьма проблематичным. Тем не менее одно из полученных предложений о покупке, датированное сентябрем 2008 года, стало важным сигналом, так как оно исходило от «КазМунайГаза».

К осени 2008 года на фоне обвального падения цен на нефть отношения между Vitol и Ascom перестали быть дружескими, а на встречах тайных партнеров появились юристы. Именно в этот момент — в октябре 2008 года — Стати столкнулись с целой серией атак на свой бизнес, которые исходили от различных государственных ведомств и агентств. Одновременно компании холдинга были обвинены в самых разных нарушениях — неуплате налогов, эксплуатации нефтепровода без лицензий и даже мошенничестве.

По мнению Лунгу, это была скоординированная атака, цель которой — не допустить продажу «Толкыннефтегаз» и «Казполмунай» независимым покупателям и получить контроль — как над ними, так и над почти законченным к тому времени заводом. Более того, как считал Лунгу, затеянный харассмент представлял собой сознательную «игру на понижение», необходимый для снижения стоимости активов Ascom.

Перспективные покупатели стали получать и прямые предупреждения от правительства Казахстана о том, что не стоит покупать эти активы. К началу 2009 года намерение забрать активы стали очевидными для Стати, результатом чего стала остановка строительства завода. Остановка строительства стал причиной для новой волны недовольства со стороны Vitol.

А затем произошло очень важное событие, которое серьезно встревожило самого Лунгу. Представители одного из перспективных покупателей — компании Starleigh — признались, что получили инсайдерскую информацию от Vitol о том, как была устроена вся система финансирования проекта по строительству завода. Еще большим было удивление Стати, который чуть позже получил информацию о том, что Starleigh принадлежит Тимуру Кулибаеву и полностью им контролируется.

Кулибаев также возглавлял «КазМунайГаз», и, как говорится в показаниях, контролировал остальную нефтянку страны.

Таким образом, Стати оказались в ситуации, которую можно определить как «реальную теорию заговора» — когда разные, вроде не связанные между собой игроки, по сути, оказываются частью единого целого.

Сопротивляться тотальному давлению трудно. Тем не менее Стати попытались найти покупателей на свои активы из числа других влиятельных казахстанских игроков. Интерес к активам Стати проявила семья Асаубаевых, представители которой в ноябре 2009 года подписали соглашение о намерениях, а в феврале 2010 года договор купли-продажи ТОО — «Толкыннефтегаз» и «Казполмунай». Затем последовала встреча Айдара Асаубаева с главой Vitol, где руководителя трейдинговой компании, по сути, поставили перед фактом. Такая ситуация стала возможной из-за понятийной природы соглашения о финансировании ГПЗ.

Но последнее слово оказалось за противоположной стороной. В июле 2010 года власти конфисковали активы Стати в Казахстане. Кто в чьих интересах в этот момент действовал, сказать трудно, но Стати оказались в состоянии юридической войны на двух фронтах — как с Vitol, так и с властями Казахстана.

Эта война продолжается и сейчас. И непонятно, где в ней проходит граница между частными и государственными интересами. А также неясно, кто какие интересы представляет в этом конфликте. Пока получается, что государство отстаивает интересы и Vitol, и Тимура Кулибаева.


Подробнее о судебной войне Казахстана со Стати читайте в статьях: Казахстан проиграл Стати в американском суде, Провал Акорды в деле СтатиО чем умолчал Марат Бекетаев и Кому на руку война со Стати.

 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code