Национальный банк Казахстана в очередной раз отчитался о низкой инфляции и снижении роста цен на продовольствие. А министерство национальной экономики заявило, что средняя  зарплата в стране достигла в 211 тысяч тенге, установив очередной исторический максимум. Однако, несмотря на столь внушительные доходы, по уровню жизни Казахстан мало чем отличается от беднейших стран Азии и Африки, а в продуктовой корзине казахстанцев преобладают хлеб, макароны и картофель. Парадокс.

На недавнем заседании правительства с оптимистическим докладом выступил председатель Национального банка страны Ерболат Досаев. По его словам, в сентябре годовая инфляция сохранилась на уровне 7%. Причем годовой рост цен на продовольственные товары замедлился. В том числе, в руководстве главного финансового регулятора (цитата) «наблюдали замедление темпов роста цен на мясную и молочную продукцию, а также куриные яйца».

Шедевральная фраза, показывающая, какие глазастые ребята трудятся в Национальном банке.

Также Ерболат Досаев сообщил, что они проводили опрос домохозяйств по инфляционным ожиданиям за сентябрь, и он показал позитивное настроение соотечественников. Вот цитата:

«Краткосрочные и долгосрочные оценки перспектив развития стали более позитивными. Оценки текущего и будущего материального положения домохозяйств улучшились по сравнению с июлем-августом. Инфляционные ожидания в сентябре снизились до 6,5 против 6,9 процента месяцем ранее. Также уменьшились прямые оценки воспринимаемого и ожидаемого роста цен».

Я не знаю, что хотел сказать г-н Досаев всей этой абракадаброй. Не знаю, где он и его помощники наблюдали замедление темпов роста цен на продовольствие (особенно на куриные яйца, которые в сентябре, к примеру, в Павлодаре стремительно дорожали). Возможно, это загадочное природное явление они наблюдали с помощью специальных оптических приборов или даже стимулирующих препаратов. Потому что простые люди ничего подобного не замечают уже давно. По их субъективным ощущениям цены идут вверх семимильными шагами.

Также мне непонятно, с какой стати казахстанские домохозяйства почувствовали именно в сентябре себя намного лучше и увереннее по сравнению с предыдущими месяцами. Лично я сей феномен объясняю просто – созрел урожай, пошла картошка и капуста, вот и полегчало.

Никаких других причин для народного оптимизма лично я не нахожу.

В целом слова Ерболата Досаева об инфляции надо делить на два, если не на три. Потому как то, что кажется ему с его колокольни низким ростом или даже стагнацией цен, простым гражданам с их доходами видится несколько иначе. Это как со средней зарплатой по стране, стремительный рост которой Комитет по статистике Министерства нацэкономики постоянно фиксирует в своих бюллетенях. По итогам августа она составила 211 тысяч тенге, установив очередной рекорд.  Но на самом деле это миф чистой воды, которые очень легко развеять.

Достаточно заглянуть в статистику ЕНПФ, чьими вкладчиками являются все трудоспособные граждане страны. На конец сентября в фонде насчитывалось 11 с половиной миллионов вкладчиков (с обязательными взносами по 10%). В сентябре они перечислили на свои пенсионные счета что-то около 86 млрд тенге (за 9 месяцев этого года чуть более  775 млрд тенге). Следовательно, в сентябре средний доход у вкладчиков фонда оставил 74 тысяч тенге (такая же сумма среднего дохода выходит и в целом за истекший период года).

Вы удивитесь, но в предыдущем 2019 году ежемесячные доходы казахстанцев были точно такими же (на 10,6 млн пенсионных счетов за 12 месяцев было перечислено почти 947 млрд тенге). То есть два года подряд средняя зарплата исходя из пенсионных отчислений стоит на одном месте.

И это номинальные доходы. В реальном же исчислении с учетом инфляции они падают. Напомню, что по уверениям Министерства национальной экономики средняя зарплата в 2019 году составила якобы 179 тысяч тенге, а в этом уже достигла 211 тысяч. Для кого рисуют такие зарплаты и что они показывают, понять невозможно.

Тем, кому расчеты на основе статистики ЕНПФ показались неубедительными, посоветую заглянуть статистику уровня жизни на сайте Комитета по статистике, где мы можем увидеть еще одно реальное подтверждение массовой нищеты казахстанцев. И смотреть надо не на долю населения с доходами ниже прожиточного минимума, поскольку с помощью хитрых методик подсчета этот показатель сильно размыт и занижен (по итогам прошлого года он составил 4,1%, а в этом году 4%), а на структуру расходов казахстанцев.

В этом году (по итогам второго квартала) 70,8% потребительских расходов у наших соотечественников пришлось на продукты и оплату обязательных услуг. Причем на продукты пришлось 56,4.

Самое грустное то, что доля расходов на еду с каждым годом увеличивается. Для сравнения: в 2015 году она занимала в структуре потребления всего 44% (22% занимали платные услуги). Согласитесь, что крайне сложно представить, чтобы у граждан получающих 211 тысяч тенге, как уверяет нас правительство, более 70% расходов приходилось только на еду и обязательные услуги (свет, тепло, вода), и при этом практически вся продовольственная  корзина состояла из хлеба, макарон, крупы, картошки, капусты и других дешевых продуктов. Подушевое потребление говядины составляет 2,074 кг в месяц, рыбы — 1,209 кг, свинины — 0,292 (!) кг, тогда как на хлеб приходится 3,92 кг, макароны — 2,155 кг, картофель — 4,304 кг, овощи – 6,475 кг. Зато для граждан со средним доходом в 74 тысячи тенге такие расходы и гастрономические приоритеты кажутся более логичными. 

Ну и в заключение стоит еще раз напомнить, что в рейтинге стран по расходам на еду, который регулярно ведет Министерство сельского хозяйства США, Казахстан занял 96 место из 104, оказавшись рядом с Угандой и Камеруном. Хорошее и отрезвляющее соседство, показывающее реальную ситуацию с уровнем жизни в Казахстане. Для сравнения: в США, Канаде, Великобритании, Австрии, Люксембурге, Швейцарии и других странах расходы домохозяйств на продовольствие ниже 10%.

Иными словами, казахстанцы все свои доходы банально проедают и на социальное развитие не остается ничего.

Вообще-то, экономическую систему, в которой люди работают не для того, чтобы развиваться, а чтобы не умереть с голоду, называют рабством.  Поэтому не то что всерьез воспринимать, но даже обращать внимание на рассуждения Национального банка о динамике инфляции нет никакого смысла. Руководство финансового регулятора существует в своей особой парадигме.  Его задача — изучать под микроскопом колебания потребительских цен и находить им заумные объяснения. Задача же простых граждан — не умереть с голоду.

Так что главный вывод, который нам следует извлечь из отчета Ерболата Досаева: живы —  слава богу.

Spread the love

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code