В Алматы завершился ежегодный Go Viral — фестиваль идей в сферах медиа, бизнеса, культуры и технологий. В этом году он проходил в онлайн-формате на площадках социальных сетей и в ZOOM. Cреди спикеров фестиваля был казахстанский режиссер Рашид Нугманов, известный нашим читателям по фильму «Игла» с Виктором Цоем.

В партнерстве с Drama.KZ у него в последний день фестиваля Go Viral была презентация: “DRAMATICON: драматургия на экране, на сцене и в жизни”. Но наш разговор — не об этом. Мало, кто знает, что Рашид Нугманов в свое время увлекался программированием и запустил сайт KUB.kz (позже сменил адрес на KUB.info), который в далеком 2001 году фактически был первой казахстанской блог-платформой. С того времени прошло почти двадцать лет.

Рашид Нугманов — кинорежиссёр, сценарист, продюсер.


Образование: Казахский политехнический институт («Архитектура»); Всесоюзный государственный институт кинематографии им. С. А. Герасимова («Режиссура художественных фильмов»). Воспитанник Сергея Соловьёва, Анатолия Васильева, Павла Лебешева и Сергея Бодрова.


Награды: короткометражный фильм «Йа-Хха» (приз ФИПРЕССИ в программе «Молодое советское кино» на Международном Московском кинофестивале/1987); полнометражный фильм «Игла» (главный приз Международного кинофестиваля в Нюрнберге/1990, МКФ в Берлине — участие в Программе «Panorama»/1989, приз киноклубов в конкурсе «Особый взгляд» на кинофестивале «Золотой Дюк» в Одессе/1988); полнометражный фильм «Дикий восток» (специальный приз жюри фильму на 5-м МКФ приключенческих фильмов в Валансьене, Франция/1994).


С 2015 по 2017 гг. – генеральный директор МКФ «Евразия», аккредитованного Международной федерацией кинопродюсеров (FIAPF). Основатель и первый президент Национальной академии кинематографических искусств и наук Казахстана. Кавалер Ордена искусств и литературы Франции.


В 2018–2019 гг. разработал уникальный курс практической драматургии «DRAMATICON», подписал контракт с издательством «ЭКСМО» на публикацию одноименной книги в 2020 году. Готовит к производству документальную драму «Бату» и игровой фильм «Бог», где выступает сценаристом, режиссёром и продюсером. В 2020 году набрал режиссёрскую мастерскую во ВГИКе совместно с Сергеем Соловьёвым и там же преподаёт курс драматургии.

Фото с личной страницы Рашида НУГМАНОВА в Instagram

— Рашид, я знаю, что вы стали завсегдатаем виртуального мира еще тогда, когда многие об этом не помышляли даже в самых бурных фантазиях. Как это происходило?

— Я купил первый модем сразу, как переехал во Францию в декабре 1992 года, и подключился к службам, которых у нас в Казахстане тогда не было, — к CompuServe. Это была большая сеть серверов – внутренний интернет между пользователями CompuServe. Чтобы выйти в сеть, нужно было купить диск, установить на компьютер. После этого у тебя появлялась возможность выходить в сеть и участвовать в дискуссиях, знакомиться с новостями и другой информацией. Но это была замкнутая сеть внутри своей базы пользователей. Только подписчики через пароль могли в нее зайти.

— Это была европейская сеть?

— Эта сеть была в Европе и в Америке. Таких сетей было несколько, и вторая – America Online. Я пользовался этими двумя сетями, так как контент был у них разный.

— Помимо получения информации какую практическую пользу вы получали?

— Во-первых, я стал активно пользоваться е-mail, первые мои электронные письма были отправлены и получены на CompuServe. Нет смысла объяснять, насколько это было удобно, все это уже знают. То есть e-mail пришел на смену телефону и факсу. Хотя голосовых сообщений, конечно, тогда еще не было.

Параллельно меня интересовала вообще вся структура технологических коммуникаций, это было очень интересно. И сам гиперязык, который был придуман для просмотра информации в интернете – гиперссылки, когда ты кликаешь в тексте на подчеркнутую ссылку и выходишь на новую страницу. Это не как обычная книга, где есть последовательность: первая страница, вторая, третья… и т.д. Это совершенно новый, интерактивный принцип потребления информации. Плюс, поисковики, конечно — в книге ты не можешь включить поисковик, тебе приходится глазами искать. Всё это меня очень заинтересовало.

— Но это все происходило тогда еще не так, как мы привыкли сейчас?

— В начале 90-х сеть «www» (World Wide Web) была совсем маленькая. Там было мало информации. Связь тоже была очень медленная – подключаешь телефон к модему через телефонную линию, который скрипит и пищит. Скорость низкая. Изображение закачивалось очень медленно. Поэтому я больше интересовался тогда текстовыми источниками. Кстати, у меня много сохранено копий текстов с тех времен о кинематографе, искусстве, политике.

— И web в какой-то момент стал главной сетью?

— Не сразу, но Web стремительно развивался. Когда появилась первая версия браузера, он назывался Netscape, я его скачал и начал пользоваться. Конечно, в те времена контент «Америки онлайн» был намного богаче, но параллельно начали развиваться независимые сайты. Очень скоро, буквально через несколько лет, web стал богаче.

«У меня до сих пор очень много детского в характере. И это хорошо и нормально. Но я всегда стараюсь смотреть на себя более серьезными глазами». нтервью WEproject)

— Думали ли вы тогда о перспективах, которые открывали эти технологии?  

— У меня было пацанское отношение к этому: залезть, покрутить, посмотреть, что там внутри игрушки.

— А мне казалось, что творческие люди далеки от всех этих технических штучек…

— Это ведь тоже творчество! Изобретение интернета – это колоссальный творческий акт, а я вообще не делю свою жизнь и отношение к окружающему на «вот это искусство», а «вот это наука». Мы, безусловно, понимаем, что имеется в виду под словами «искусство», «наука», «техника» и так далее, но в жизни всё переплетено, ты между ними разделения не делаешь. Я, во всяком случае, точно не делаю, для меня интересно и то, и другое.

Опять же, если ты занимаешься кинематографом, то ты тоже изучаешь как функционирует кинематограф, как работает драматургия, как происходит съёмочный процесс. Что такое камера? Как создаётся изображение? Все это изучаешь и плюс еще и психологию, ведь с актёрами же надо разрабатывать персонажи. Это всё переплетено. Нет какого-то чисто автономного знания, существующего в пустоте.

Когда появился интернет, я уже был знаком с таким знаменитым отцом киберпанка Биллом Гибсоном (Уильям Форд Гибсон – писатель-фантаст – авт.). Он ещё в 1984 году опубликовал свой знаменитый роман, где предвосхитил развитие интернета. Он его даже назвал «net». Этот роман назывался «Нейромант», и он как бы открыл для меня мир киберпанка.

«Сотрудничать с Биллом Гибсоном мне посоветовал Саффорд. Эд Прессман сразу после «Санденса» организовал мою встречу с Биллом в Сан-Франциско. Наняли кинозал, в полдень Билл посмотрел «Иглу», а потом мы загуляли. Я почти ничего не знал, кроме слова «киберпанк». Когда выяснилось, что меня сводят с «отцом киберпанка», я, разумеется, пришел в восторг. Перед встречей меня снабдили разнообразным материалом о нем, который я внимательно изучил, а сам Билл уже подарил мне свои книги. Только после этого я их и прочитал, в оригинале». 

Из разговора с Дмитрием Мишениным.

Я вообще с детства любил фантастику, а здесь новый жанр фантастики – и через несколько лет я сам пользуюсь им. Волшебство. Я там, я своими глазами вижу эти возможности! Я даже написал целый сценарий, связанный с этим, в 1994 году, он назывался «Innervision».  

— В 1994 году?!

— Да… Я там использовал писк модема в момент присоединения… Этот писк сильно напоминал мне пение китов. У меня был целый диск с записью их голосов, я слушал его как симфонию. Очень близкое по частоте, по модуляциям. И вот я подумал, что киты общаются этими звуками на многие сотни метров, может быть даже километры – биологический интернет такой: они посылают друг другу по акустической сети беспроводные сигналы. Это не прямая речь, вот как мы сейчас, к примеру, говорим, а требующая преобразования и расшифровки: карты морского дна, течений, скопления планктона, пути миграций.

В общем, написал на основе этой идеи свой роман — про приключение внутри этого китового интернета, к которому подключается реальный интернет – интерфейс, который соединяет их вместе.

Вот, как вы видите, это всё возбуждает в тебе и какие-то творческие порывы.

— А как появился сайт KUB?

— Как я уже говорил, люблю покрутить, посмотреть, а что там внутри. И когда появился web, я стал смотреть, как устроены страницы. Мы ведь видим на экране только то, что преобразовано, а под этим преобразованным — код. Мне стало интересно, какова логика кода, как он превращает эти формулы в видимое изображение, в интерфейс для пользователя, который и не задумывается об этом. 

— Я вот тот самый пользователь, который не задумывает о всех этих премудростях преобразования.

— А мне это интересно. В какой-то момент появился для меня самый привлекательный язык – это был php. Я поставил php и базу данных mysql, и стал их просто самостоятельно изучать.

«Оглядываясь на свою жизнь, могу точно сказать, что она следует «алгоритму Сиддхартхи»: я постоянно меняю образ жизни и занятий, радикально. Суди сам. После школы четыре года учебы в архитектурном институте. Вдруг забрасываю учебу и создаю группу «Бездельники». Из института гонят за прогулы, беру академотпуск и два года провожу с братом в поездках по дикой тайге.

— То есть вникали во все самостоятельно?

— Да. Ни на какие курсы не ходил, не занимался в школах программирования. Купил пару хороших книг, которые разъясняли php, читал онлайн-ресурсы. Но очень многое в этом языке я изучил не по учебникам, а интуитивно. Знаете, это можно сравнить с моим опытом изучения французского. Я его освоил, не посещая никакие курсы, шел по пути детского освоения языка – слушаешь, повторяешь, понимаешь. Тогда язык укладывается в голове без грамматической теории. Поэтому, когда меня спрашивают: «Какими языками владеете?», — могу сказать, что английский, французский и php (смеётся). Могу без словаря.

— Сейчас очень много вещей уходит в онлайн, особенно с приходом пандемии, что вызывает у многих людей негативную реакцию. Как вы считаете, в дистанционном формате больше плюсов или минусов?

— Нет ни плюсов, ни минусов. Есть, с одной стороны, развитие Вселенной, а с другой   – прогресс человечества. Это может нравиться или не нравиться, но так оно есть.  В свое время, когда появился телевизор, был, наверное, тоже у многих негативный настрой – вот, сейчас он убьёт кинематограф. Но это всё не регулируемые чьим-то желанием процессы. Появление телефона, а затем смартфона – абсолютно неизбежный процесс.

Я вообще смартофон называю «великим уравнителем» наших дней. Да-да, великий уравнитель наших дней – это не кольт, не пистолет, а смартфон.

Возвращаюсь в архитектурный, получаю диплом и отрабатываю положенные три года молодым специалистом в проектном институте — единственные три года в моей жизни, когда я работаю от 9 до 18 по звонку. Как только кончается обязон, ухожу в археологи и следующие три года опять же провожу с братом в экспедициях, но на этот раз по пустыням. И вдруг поступаю во ВГИК. Снимаю четыре картины, ВГИК так и не окончив и не получив диплома — зачем?

— Почему?

— Потому что я смотрю на эти гаджеты с точки зрения владения знанием. На ранних этапах развития человечества знания представляли собой огромный актив и давали силу. Обладая знаниями, можно было манипулировать теми, кто ими не обладал. Придумать   всякие сказки – типа сейчас будет затмение, я прикажу солнцу потухнуть, и т.д. Вспомните не только врачевателей, но и всякого рода заклинателей и шарлатанов. Но человечество развивалось, знания накапливались, ими овладевало все больше людей, и они постепенно теряли свою сакральность. Теперь благодаря изобретению интернета и беспроводной связи любой может получить колоссальное количество информации в любой сфере.

— То есть знание перестало быть силой?

— Если доступно любому школьнику со смартфоном, то да. И, кстати, я считаю неправильным, что не разрешают пользоваться телефонами на экзаменах. Получается, по старинке хотят забить в черепную коробку какой-то объём знаний, которые реально человеку никогда не понадобятся, да и элементарно не поместятся в мозговом хранилище, будут стёрты при постоянном поступлении новой информации. Не нужно зубрить лишнего, не нужно запоминать того, что будет неизбежно стёрто из памяти, как мы это делали раньше, можно пользоваться любыми источниками информации на любом языке на экзамене – вопрос в другом.

— В чем?

— Силой стало умение пользоваться знаниями. Применение знаний, порой из самых разных областей науки, их синтез в новом качестве — это и есть сила сейчас. И Стив Джобс показывал, и Илон Маск сейчас демонстрирует нам — креативный подход к знанию является силой, его надо развивать, а те, кто будет долбить: «Учите какие-то формулы!», это лузеры, неспособные творить будущее из этих формул.

— Получается, зря родители переживают из-за дистанционного образования? И уже нужно прекратить призывы – давайте вернем советские учебники, по которым мы учились? 

— Конечно! Если взглянуть на всё это с ещё более дальней дистанции и задаться вопросом: «Почему и зачем всё это происходит?», то мы уже в область фантастики войдём.

— Это нормально?

— А почему нет? Если любой роман почитать, даже самый примитивный, то можно обнаружить, что самые нереальные фантазии в итоге сбываются. Человек не может придумать то, чего не может быть, ну, в силу своей ограниченности. Он может себе вообразить только то, что может быть. Все сказки основаны на реальности, и даже шарлатанские вещи. В принципе можно и по воде пройти, и труп оживить.

— Как это применимо к нашей реальности?

— Ну, вот, если мы пофантазируем вокруг интернета, коронавируса и ухода в бесконтактное общество, то возникает вопрос: «А зачем это всё делается?». «Почему это всё происходит?» Эти вопросы у меня уже возникали много лет назад, когда я наблюдал за техническим прогрессом. Человечество не вечно, как не вечна и солнечная система. Когда солнечная система прекратит своё существование, человечество будет вынуждено искать либо новые пути и места жизни, либо умереть – одно из двух. Ну, а как мы знаем, инстинкт самосохранения – вещь серьёзная, человечество будет всегда искать новые места. Старая фантастика говорила о том, что построят большие звездолёты, людей на них будут погружать в сон. И вот они летят миллион световых лет, потом их будят…  но это же абсурд!

— Почему вы этого не допускаете?

—  Да сгниёт тело, органика дряхлеет, умирает и отправлять её в глубины необъятной вселенной – это не сработает. Значит, для того чтобы выжить, необходимо избавиться от органики. И это случится в отдалённом будущем, а может и не столь отдалённом. Мы же знаем, что наступит конец, но не знаем, когда.  Как сказал Воланд: «Да, человек смертен, но это было бы ещё полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чём фокус!».

Прогресс не случаен. И то направление, о котором мы сейчас говорим с вами, неизбежно  приведет к цифровизации человеческого сознания. Это совершенно четкое направление науки, которое сейчас развивается. Создание полноценного искусственного интеллекта возможно только с открытием законов функционирования человеческого мозга. И когда будет найден мост между человеческим мозгом и искусственным интеллектом, когда этот интеллект заработает точно так же или почти так же, как человеческий мозг, возникнет возможность конвертации сознания. А когда ты в цифру переводишь — всё, тебе уже не нужна биология. Ты можешь всё загнать в неорганический носитель.

Когда-то люди на заре человечества говорили: «Есть тело – есть дух», и сейчас с изобретением компьютера это опять актуально…

— Каким образом?

— По сути, можно сказать, что компьютер («хард») — это тело, а вот информация, которая не весит ничего, «ноль, единичка» («софт»), это дух.  То есть без этой программы компьютер не работает, железяка бесполезная, а без компьютера не существует дух – программа не может существовать сама по себе без движка, она просто будет храниться в неактивном состоянии на мёртвом носителе.

А дальше, если экстраполировать, то это и есть реальный путь спасения человечества. И если однажды наша солнечная система погибнет, то только загнав этот колоссальный объем хранения информации в хранилище, которое хранит миллиарды терабайтов информации. Я даже не знаю эти цифры, сколько понадобится для того, чтобы загнать всё оцифрованное сознание в сёрвер. Но со временем это наверняка будет возможно.

Сейчас уже знаем примеры колоссального хранения информации на уровне ДНК. Ученые смотрят, как там это всё устроено, как работает. Может быть, мы скоро увидим очень маленькие флешки, которые содержат в себе количество терабайтов, немыслимое по сегодняшним стандартам. И уже не нужен будет огромный звездолёт, где будут гниющие тела лежать. Все знания можно будет упаковать, скажем, в объем размером в спичечную головку.

— И как будет существовать человечество?

— Скажем, это будет небольшая подвижная машина, которая сможет питаться солнечным светом или каким-то излучением в звёздном пространстве, другими непознанными пока источниками энергии, и спокойно себе дрейфовать в космосе. А человечество будет там жить, всё видеть и чувствовать, и прогрессировать, и эволюционировать, как это мы можем делать сейчас в реальной жизни.

— Прямо микрокосмос в большом космосе…

— Да-да маленькая галактика. Помните, был смешной фильм «Люди в чёрном», где маленький такой шарик, его надо было спасти, за ним гнались чудовища. В этом шарике, оказывается, была целая галактика. Вот, это образ человечества. То, что мы делаем – это один из этапов, ранний, примитивный, когда только-только происходит оцифровка всего. А завершится это цифровизацией человеческого сознания, что означает бессмертие.

♥ Потом влюбляюсь, меняю гражданство и страну обитания. Познаю науку девелопмента, зарождение интернета и счастье позднего отцовства. И вдруг с головой бросаюсь в политику — самый длительный период моей жизни, когда профессионально занимаюсь одним делом. Параллельно открываю первый в Казахстане политический блог и осваиваю язык программирования PHP/MySQL.

— Давайте вернёмся из будущего в настоящее и даже в прошлое, когда вы создали сайт КУБ. Насколько, я помню, сайт мог функционировать без вашего вмешательства?

— Да, он функционировал без моего вмешательства, с самого начала я его так и проектировал. Это как Facebook сейчас функционирует. На информационном уровне люди сами адресами обмениваются, пишут…

— А ваша задача была какая?..

 — Моя задача была поддерживать его функциональность: разместить на каком-то сервере, на каком-то домене, чтобы в интернете он был доступен, на этом уровне он не может обойтись без тебя, совершенствовать код. Я сейчас просто в спячку его увёл и могу в любой момент активировать.

— Кстати, у вас там было заложено, что сайт сам отслеживал и фиксировал нарушения со стороны пользователей – к примеру, за применение нецензурной лексики, пользователь блокировался…

— Да, там была система, которую я сам разработал – самомодерирование. Там были неукоснительные правила, они короткие, но яркие и четкие: нельзя того-то, того-то, оскорблять и нарушать законодательные запреты. За каждое нарушение выписывается предупреждение, а когда у пользователя накапливается определенное количество нарушений, он автоматически блокируется. Сначала на один день, потом уже на три дня, и так по возрастающей.  

— Как это работает?  

— Модераторами становятся автоматически те пользователи, которые проводят какое-то время на сайте, посылают сообщения, делают публикации и не получают ни одного предупреждения. Например, тысячу сообщений или сотню статей ты послал, в общем, разместил определённое количество единиц информации на сайте, и у тебя появляется такая медалька. Возможно, помните об этом. Это как звёзды героев – они автоматически модераторами становятся с разным уровнем доступа в зависимости от количества заработанных медалек. Это люди, которые ведут себя корректно, и эти люди ставят минусы другим или плюсы. Имеют право. Информацию отправляешь сам, статьи публикуешь сам, ну, то есть всё, как сейчас в Facebook.

— Вы его запустили в 2001 году?

— Да, я его запустил в день атаки на World Trade Center 11 сентября 2001 года.

— Символично…

— Да. Всё, мир изменился, он не будет другим. И «Куб» знаменует собой новую эру. Мы также вывесили на сайте, что не контролируем информацию даже ту, которую не разделяем. Что мы пользуемся статьёй 19 Декларации общих прав человека на свободу слова. И всё, и пошло!

→ Наконец, возвращаюсь в кино и провожу больше двух лет в Москве, работая над «Иглой Remix», а заодно возрождая старые добрые традиции алма-атинского «нехуевого хауза», когда непрерывно собираешь в приятной квартире приятных людей. А сейчас ныряю в новые воды классического, но безумного эпоса — проекта «1» o войне скифов с персами в VI веке до н.э.

Вот это постоянное движение, поиск и составляют суть моей жизни. Я следую своему же афоризму: «Находить значит обретать свободу». Мне просто некомфортно сидеть на одном месте, я всегда ухожу, и всегда в радикально новом направлении».

Из  разговора с Дмитрием Мишениным.

— В итоге сайт наполнился политическим контентом.

— Такой задачи у сайта не было, но так случилось, что на нем стало появляться много информации про политику.  Видимо, в те годы это было востребовано, нужна была площадка, в юзерах бурлило желание высказаться, а другого выбора не было.

— В том же году была запущена интернет-газета «Навигатор».

— Да, но на «Навигаторе» изначально нельзя было комментировать статьи, а на КУБе можно. Благодаря этому мы резко обошли по количеству пользователей «Навигатор».

И был у нас большой плюс, что мы же не были СМИ, поэтому темы не подвергались цензуре и редактуре.

—  А почему сайт назывался КУБ?

— Вообще, первые публикации на «Кубе», которые я и мои товарищи посылали, они были посвящены компьютерной безопасности. Этот вопрос меня тоже интересовал. Все возможности: мошенничество, нарушения частной жизни, воровство данных, хакерство.  Как от этого защищаться? Поэтому изначально аббревиатура «КУБ» — расшифровывалась как «Клуб универсальной безопасности», а затем уже с развитием сайта появилась расшифровка «Казахстанский универсальный блог». Не многие тогда знали слово «блог». Но я-то несколько лет уже в интернете был как рыба в воде. Потом это слово стало популярным.

Сергей Соловьев (справа), советский и российский режиссер. Именно в его мастерскую попал Рашид Нугманов (слева), когда поступил во ВГИК.

— Мы так погрузились в область технологий, а тем не менее в программе фестиваля Go Viral вы указаны в разделе «Культура». С вами понятно, а каково другим деятелям культуры работается в формате онлайн? Лично мне не хватает вернисажей, премьер кино и спектаклей…

— Зависит от профессии. Например, у меня есть опыт работы с мастерской ВГИКа. Сергей Соловьев пригласил меня поучаствовать, и я, конечно, согласился набрать студентов с ним. Предполагалось, что я буду иногда туда ездить, но я здесь в Алматы застрял из-за пандемии. Мы ушли в онлайн, в надежде, что все скоро закончится. Я думал, что буду совмещать кинопроизводство с преподаванием во ВГИКе в обычном режиме. Но пандемия никак не кончается.

Так вот, у меня там два предмета: режиссура (обычная режиссура) и курс драматургии. Для драматургии онлайн-обучение идеально. Вообще нет проблем. А вот с режиссурой проблемы, потому что режиссура – это работа на площадке с людьми, а драматургия –работа наедине с собой и компьютером. Это абсолютно разные две вещи.

И преподавание точно так же. Создавая киносценарий, раньше ты на машинке печатал, сейчас на компьютере. Есть очень хорошие программы для написания сценариев, которые сродни Гугл-доку. Ты можешь работать над одним документом с любым количеством сотрудников, в реальном времени каждый что-то вносит в документ, все остальные видят изменения, поправляют, переписывают, пишут комментарии.

То же самое онлайн-платформа «WriterDuet» позволяет в любое время любому количеству людей работать над сценарием. Мы используем эти программы для того, чтобы все студенты подключились, смотрим работы каждого сокурсника, замечаем ошибки, показываем, как их исправить – это идеально. Даже если бы мы сидели в аудитории, надо было бы так работать.  Так что, онлайн образование зависит от предмета.

— А в режиссуре каким может быть формат онлайн?

«Кинематограф как сновидение».

— Я считаю, что кинематограф – древнейшее из всех искусств, как бы парадоксально это не звучало. Средство фиксации зрительных и звуковых образов было изобретено больше ста лет назад, но способность видеть сны у человека была еще до того, как он даже говорить научился, изобрел письменность или стал рисовать на стенах пещер. Вот эта присущая человеку способность видеть сновидения, создавать в голове абсолютно реалистичные зрительные и звуковые образы, это тоже развивается и достигнет своего пика с усовершенствованием искусственного интеллекта, который будет записывать сновидения. Ты сможешь днём, проснувшись, их просматривать, а затем монтировать.

А люди, особо одарённые, подключившись к программе, специально заточенной под сновидения, смогут создавать и формировать фильмы без съёмочной группы, операторов, камер и так далее. Всё делает человек, как писатель пишет книгу, художник рисует полотно… У кого-то лучше это будет получаться, у кого-то хуже, но люди, способные управлять снами, смогут создавать фильмы самостоятельно и без затрат. Достаточно будет компьютера с программой искусственного интеллекта, которая будет обрабатывать его образы из сновидения. При этом не обязательно даже засыпать, чтобы формировать эти образы при достаточном уровне способностей и опыта. Вот при таком подходе можно будет и режиссуре обучать онлайн.

«Открою маленький секрет, я работаю над большой книгой по драматургии, которая много времени занимает, но я переключусь и сделаю книжечку, которая будет называется «Растербатор» (прибор для считывания аудиовизуальной информации с нейронов мозга в моём сценарии «Innervision»). И подзаголовок у неё будет такой: «Кинематограф как сновидение: практическое руководство для будущих поколений». То есть это будет книжечка в виде будто бы инструкции о том, как нужно писать сценарии для такой формы кинематографа в сновидениях. Она будет притворяться практическим руководством, но на самом деле это замаскированный фантастический рассказ».

— Рашид, а вот в рамках фестиваля Go Viral 2020 у вас была презентация «DRAMATICON: драматургия на экране, на сцене и в жизни». Она как-то перекликается с нашим с вами разговором или там какое-то своё направление?  

— Меня пригласили дать часовой мастер-класс на основе моего курса, который я преподавал — частично онлайн, частично вживую. Кто был в Алматы, мог ходить на занятия. Кто был в других городах, мы с ними проводили занятия через интернет в закрытой группе Facebook. Этот курс называется DRAMATICON, по аналогии с  «Сатириконом», то есть метод драматургии, который является синтезом всех принципов и методов драматургии от Аристотеля до наших дней. Книга эта, конечно, написана для кинематографистов, но там очень много и о театральной драматургии, потому что драматургия кино выросла из театра, и о драматургии в жизни, для широкого круга заинтересованных читателей, потому что искусство драматургии в конечном счёте построено на реальной жизни человека.

Думаю, для публики этого театрального фестиваля интересна драматургия театральная. Времени маловато было, чтобы развернуться, поэтому в свой час я рассказал об эволюции структуры спектакля от античного театра до современности. Очень краткий обзор по верхам. Потом дал несколько общих советов, и в конце рассказал про некоторые структурные ошибки, которые совершаются в построении пьесы. Закончили всё ответами на вопросы.

— Презентация рассчитана была на специфическую аудиторию?

— У этого фестиваля есть специфическая профессиональная аудитория – это же всё-таки культурная секция. Плюс мы работаем партнерстве с фестивалем DRAMA.KZ.

— Фестиваль проходит ежегодно уже четвёртый год, а вы впервые участвовали в фестивале Go Viral 2020?

— Да, в первый раз.

— И сразу онлайн?

— Ну да, но для меня это не проблема.


В дополнение к интервью предлагаем послушать этот видеоподкаст:

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

  +  44  =  48