Во время своего визита в Алматы второй президент (Касым-Жомарт Токаев — ред.) в очередной раз огласил ряд зажигательных лозунгов, чем вызвал волну восторгов. Но  если сдуть эмоциональную пену, в сухом остатке конкретных дел останется не слишком много чего-то существенного.

Токаев «окончательно запретил» уже однажды приостановленное им строительство курорта на Кок-Жайляу. Собрал, так сказать, второй урожай симпатий с одной грядки. Вот и все. Остальное в его речах  — или ностальгические воспоминания об ушедшей юности, или благие пожелания, реализация которых в ближайшее время представляется весьма сомнительной.

За недолгий срок своего президентства Токаев не впервые озвучивает тезисы, находящие широкий отклик у той или иной части казахстанцев. Например, он уже не менее трех раз публично заявлял о необходимости ужесточить законодательство по преступлениям, связанным с кражей скота. Заклинания, похоже, не работают. Ни Министерство юстиции, ни МВД, ни фракция правящей партии не спешат выполнить поручение главы государства.

Нельзя не заметить, что инициативы Токаева носят поверхностный, популистский характер. Эту и ряд других актуальных проблем предлагается решить по-большевистски – ужесточением наказания. На самом деле скотокрады, насильники, пьяные водители, про которых Токаев также упоминал в Алматы, склонны к преступлениям не потому, что законодательство наше слишком гуманное. Граждан, пострадавших от них, более всего возмущает отвратимость наказания. Такого рода преступления либо плохо расследуются, либо виновные уходят от ответственности с помощью взяток. Как говорится, суровость законов компенсируется необязательностью их исполнения. Тут не обойтись без глубокой реформы неэффективной правоохранительной и коррумпированной судебной системы, заняться которой президент не спешит.

И вообще, в применении имеющихся в его распоряжении средств  Токаев чрезвычайно осторожен. За ту же волокиту с расследованием хищений при строительстве LRT в Астане он мог бы объявить строгий выговор руководителям правоохранительных ведомств и даже отправить их в отставку. Ничего подобного мы тоже не наблюдаем.

Надо иметь в виду, что единственный орган правоохранительной системы, наделенный полномочиями выдвигать и поддерживать обвинения от имени государства – Генеральная прокуратура. Допустим, хотя бы теоретически, Токаев отправит Генпрокурора в отставку и, проигнорировав мнение председателя Совбеза, выдвинет на эту должность свою собственную креатуру. Далее на его пути встанет Сенат, с согласия которого назначается Генеральный прокурор. Что произойдет в верхней палате, возглавляемой Даригой Назарбаевой и контролируемой партией Нурсултана Назарбаева? Вопрос отнюдь не риторический, ибо ситуация может сложиться патовая, грозящая конституционным кризисом.

Прорвать окружение «сплоченных» вокруг него библиофилов президент не может. Советник президента Ерлан Карин уверяет, что глава государства имеет возможность распустить Совет Безопасности, но что это изменит? Полагаю, именно это, а не природная деликатность объясняет нерешительность Токаева.

Ситуация складывается неординарная. В условиях двоевластия руководителей правоохранительных органов можно поменять только по взаимному одобрению дуумвиров. Это означает, что наши силовики, по факту, оказались беспризорными и несменяемыми. Что начинает сказываться на их нравах.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code