Домой Контекст Интервью «Мы просто хотим «приодеть нищего». Лан Туреханов о реконструкции Алматы

«Мы просто хотим «приодеть нищего». Лан Туреханов о реконструкции Алматы

На прошлой неделе активисты движения «Защитим Алматы» вышли на брифинг, где высказали свое недовольство тем, что реконструкция старого центра города проходит без должного информирования жителей.

По словам активиста движения Абая Ерекенова «публике бросаются обрывки, причем поступает эта информация не со стороны исполнительных органов, а со стороны посторонних людей».

Под посторонним имелся в виду дизайнер Нурлан Туреханов (в Facebook он пишет под именем «Лан Туреханов»).


Мы удивились, почему именно в адрес Нурлана Туреханова был сделан выпад со стороны активистов? Зашли на его страницу и обнаружили публикации эскизов по реконструкции сквера у театра оперы и балета, улицы Байсеитовой, фонтана «Неделька» и других фонтанов в городе.

Тогда мы попросили его рассказать об этих проектах, а заодно узнали, что он думает о критике активистов движения «Защитим Алматы».

Нурлан, судя по публикациям на вашей странице в Facebook, вы имеете самое непосредственное отношение к проектам реконструкции центра старого города?

— К этому проекту я подключился примерно полгода назад, в начале лета. В прошлом году, в ноябре, был объявлен конкурс, но почему-то в нем особо никто не участвовал. Было всего две компании, да и то одна из них из Костаная. И то, что они представили, не понравилось акимату города. Конкурс был закрыт в декабре. Все архитекторы-дизайнеры города знали об этом конкурсе, но особого желания принимать в нем участие ни у кого не было.

— Почему?      

— Не знаю, почему другие наши коллеги не откликнулись, но я много лет обивал пороги городского акимата. Пытался попасть со своими проектами по реконструкции города к прежним акимам — Ахметжану Есимову, Бауыржану Байбеку. Но нас не подпускали.

Нурлан Туреханов — дизайнер, преподаватель, изобретатель.

В юности мечтал стать летчиком, но не смог поступить из-за слабого зрения в летное училище. В итоге закончил архитектурный факультет Казахской архитектурно-строительной академии. Позиционирует себя  промышленным дизайнером. Изобретенная им технология получения изображений при помощи зеркальных отражений «Алаайна» вошла в топ-100 лучших дизайнерских решений в мире. Его работы находятся в личных коллекциях, например, в коллекции бывшего президента Франции Николя Саркози.

В 2011 году у нас были разные проекты, причем мы предлагали сделать их за счет спонсорских средств. Но они не заинтересовали руководство города, мне даже не удалось попасть на встречу с ними. И, честно говоря, я плюнул на все это и занимался своими делами. Когда пришел акимом Бакытжан Сагинтаев, я даже уже не предпринимал попыток попасть к нему. После того, как акимат неудачно провел конкурс, полгода они что-то сами пытались делать, видимо, безуспешно. Но городу нужно же развиваться, строиться.  Вот в процессе работы решили меня пригласить.

— То есть сами из акимата на вас вышли в этот раз?

— На самом деле в этих проектах целая команда занята — проектный институт «Алматы ГЕНПЛАН», Гульмира Байгабулова, руководитель ТОО «Urban Living». Рикардо Марини, бывший директор компании Gehl Architects, которую основал известный датский архитектор Ян Гейл, специально был приглашён. Он главный консультант акимата по этим проектам.

Они и пригласили меня. По их просьбе я разработал концепцию проекта, эскизы которого постоянно выставляю у себя на странице в Facebook.

— И на каком этапе сейчас работа?

— Здесь своя логика приема работ: люди должны посмотреть, провести общественные слушания, то есть все на стадии обсуждения. Мы представили свои работы, они рассматриваются. Многие люди против того, чтобы в центре города что-либо делали, но большинство все-таки, думаю, наоборот, поддерживает. Ведь, как правило, те, кто против, обычно громче всех кричат, их больше слышно. На самом деле я не понимаю, как люди в здравом уме могут быть против того, чтобы город стал лучше и красивее.    

— Разве активисты не правы в том, что нужны общественные слушания?

— Вообще я против всяких общественных слушаний по этому поводу. Потому что мы,  специалисты, знаем, как сделать и что будет лучше. А любые общественные слушания на этот счет просто превратятся в базар. Все будут кричать, каждый высказывать свое дилетантское мнение, но они же не спецы в этом, и я не вижу смысла их слушать.  Вот, к примеру, когда меняют курс тенге, не спрашивают же ни у кого. Или когда государство вступало в партнерство с ОДКБ, скажем, никто не проводил общественных слушаний. Когда врачи решают, чем лечить тех же ковид-больных, тоже не устраивают общественных слушаний. Потому что на это есть специалисты, которые знают, что и как делать, что лучше, а что хуже.

Тем более, это же проект по улучшению города. Другое дело, если бы кто-то собирался пилить деревья в роще Баума. Вот тогда давайте проводить общественные слушания!

— В ходе работы над этим проектом спиливать деревья не предполагается?

 — Нет, мы не трогаем нигде ни одного деревца и постоянно об этом говорим. Если бы эти возмущающиеся активисты видели наш проект, то заметили бы кривые линии. Мы обозначили ими участки, где растут деревья, и этот участок останется нетронутым.

Мы занимаемся благоустройством улицы: скамейки, лавочки, красивые архитектурные формы. Какие тут могут быть общественные слушания? Просто это очередная глупость людей, которые не понимают ничего ни в искусстве, ни в архитектуре.

— А как вы относитесь к опасениям, что город потеряет самобытность?

Нурлана Туреханова многие называют его блогером, так как он не стесняется высказывать в социальных сетях свое мнение по многим острым проблемам Один из его постов здесь.

— Что понимается под самобытностью? Советская архитектура, которая была на очень низком уровне? Как можно потерять то, чего нет?! Мы просто хотим, так сказать, «приодеть нищего», разве это плохо? Или пусть он, этот нищий, остается таким же убогим?  

Грубо говоря, мы просто подметем улицы, разве от этого потеряется самобытность, если город станет красивее и лучше? На мой взгляд, нет ничего такого, за что стоило бы держаться.

Тем более что никто ничего сносить не собирается.  И фонтан «Неделька» останется на месте. Если бы активисты внимательно смотрели наши эскизы, они бы увидели его тоже.  

— Какой бюджет предусмотрен на эти проекты?

— Вы знаете, бюджет меня касается в последнюю очередь, я же архитектор. Скажу только одно: насколько мне известно, смета еще не составлялась. На данный момент я даже не знаю, сколько нам заплатят.  

Но сроки-то реализации у проекта есть?

— Все работы должны были начаться этой весной, но из-за пандемии все было приостановлено. Сейчас мы просто дорабатываем проекты. Участок возле ГАТОБ огорожен, потому что весной хотели начать работы, но ничего пока не ведется. Идут только подготовительные работы: проводка кабелей и труб. Мы представили свои эскизы, они обсуждаются, и пока лучше вариантов не было.

Если хотите, я покажу вам, какие были до этого ужасные работы, которые делали другие компании, их даже стыдно показывать. К нам пока не было никаких замечаний. Уже больше полугода я занимаюсь этим, пока мы не видели лучше эскизов. Считаю, что знаю свое дело и умею делать его хорошо.  

Спасибо за интервью!

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

9  +  1  =  

Exit mobile version