Домой Блоги Артиллерист — не Рэмбо с пулеметом. Почему нужно дружить с алгеброй

Артиллерист — не Рэмбо с пулеметом. Почему нужно дружить с алгеброй

Армейские международные игры-2019 завершились, и на 4-й месяц службы можно было начать заниматься учебой по специальности. ­­Заместитель Главнокомандующего Сухопутными Войсками хоть официально и освободил нас от занятий на период подготовки и проведения игр, но никаких поблажек не дал. Поэтому нам предстояло догонять то, что пропустили.

Мы надеялись, что наш взвод хоть какое-то время не будет заступать в наряды, так как пока остальные готовились к играм, наш взвод дежурил, и каждый из нас стоял в наряде раз в три дня. Но нас ждало разочарование — мы теперь несли службу наравне с остальными. Прежние заслуги были забыты.

Полигонная учеба

Учёба была в радость — с оружием в руках и приборами специального назначения можно было почувствовать себя настоящим военным, да и жара в августе уже спала.

Утром после завтрака мы сразу шли на полигон. Почему-то «артиллерийская директриса» (так называли наше учебное место) находилась в восьми километрах от воинской части. Поэтому мы завтракали в спешке, чтобы успеть добраться туда к 9 утра на развод.

Если посчастливится, нас мог забрать КамАЗ с пассажирскими скамейками в кузове, рассчитанными на 20 человек, который выделили для подвоза 245 солдат артиллерийской школы. Наша батарея состояла из 80 солдат, поэтому приходилось вывозить несколькими рейсами. 

Кузов КамАЗа был одним из тех мест для солдат, где можно было курить, петь и разговаривать по телефону. Поэтому, как только грузовик трогался с места, все доставали сигареты, и кузов, битком набитый солдатами, наполнялся дымом. И еще пели попсу, болтали между собой и по телефону. Так что, если закрыть глаза, можно было представить себя на барахолке.

По приезду на полигон мы сразу отправлялись обустраивать свое учебное место. Наш взвод учился по специальности «начальник расчета разведки и целеуказания». Поэтому мы шли в командно-наблюдательный пункт, который, по сути, был просто окопом. Вокруг него мы ставили флажки, клали камни, устанавливали учебные доски и вешали плакаты. Затем собирали специальное оборудование — буссоли, ЛПР, систему АТЛАС.

Дальше, как обычно, развод. Начальники по иерархической цепочке давали приказы, и когда эти приказы доходили до нас, начиналось движение. Командир взвода объяснял нам тему и вкратце приводил план учебы до обеда. Он заранее поделил нас на несколько групп и назначил в каждой старшего. Старшими назначили тех ребят, которые могли объяснить пройденное своей группе. Такой подход был эффективным, потому что одни солдаты учились самоуправлению, а другие — командованию.

Я был рад, что попал в артиллерию. Артиллерист — это не Рэмбо с пулеметом, а солдат с калькулятором, ручкой и планшетом. Ему необходимо дружить с математикой — синусами, косинусами и специальными таблицами, учиться измерять расстояние разными способами — даже звуковым.

Образование

Конечно, программа обучения упрощена и требует только наличия среднего образования. Но, к сожалению, многие солдаты так и не постигли азов артиллерийской науки, потому что еле-еле читали и считали. Некоторые из солдат даже при наличии высшего образования не могли делить столбиком.

Таких солдат за полгода вряд ли можно многому научить. А работать на современном оборудовании тем паче. Например, у нас была израильская система наблюдения ATLAS от Elbit systems. На это оборудование ушли миллионы, но обучить солдат пользоваться им не получается. Только некоторые из нас смогли ее освоить.

Кстати, с образованием контрактников дела обстоят не лучше. Тем же ATLASом мог пользоваться только наш командир взвода. Или, например, сержанты в нашей батарее были сплошь пехотинцы и танкисты и не имели даже базовых знании в артиллерии. На полигоне они были бесполезны и чаще выступали в роли пастухов, сгоняющих солдат в отару.

Но это не их вина. Сержантов нынче выпускают в Кадетском корпусе имени Шокана Уалиханова в Щучинске, где не считают нужным готовить сержантов-артиллеристов. Кстати, сержанты в казахстанской армии являются кадровыми военными. Сержантская система у нас построена по американской системе, где сержанты и офицеры это чуть ли не параллельные структуры.

И еще. Служба в армии непопулярна среди креативной молодежи в крупных городах, где героями являются скорее те, кто учится за рубежом или добился успехов в бизнесе. Поэтому военные-контрактники это преимущественно представители сельской местности. Между тем, война будущего — это война, в которой будут воевать дроны, роботы, которыми будут управлять военные, сидя за компьютерами.

Чтобы быть готовым к такой войне, Казахстану предстоит многое изменить. Контрактная военная служба должна привлекать не только представителей регионов, но и городских креативных хипстеров, что, как минимум, требует высокого патриотизма среди всех представителей общества. И денег.

Полагаю, что вместо того, чтобы играть в военные парады, которые в развитых странах считаются атавизмом, и армейские игры, неэффективно распределять средства, покупать ненужную технику, участвовать в коррупционных скандалах,  нужно переключиться на развитие обороны Республики Казахстан, и, может быть, что-то получится?

По-крайней мере, можно попытаться научить пользоваться системой ATLAS, которая для нас новейшая, а в Израиле снята с вооружения еще 2011 году.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Добрый день, Бейбарыс!
    Мой парень уехал 20.11.20 года служить в Отар.
    Но в/ч я не знаю, он звонил в начале (в поезде) , потом как приехал в Отар ..не звонил.. как можно узнать в/ч и скоро у него день рождения (7 декабря) , и я хотела ему отправить сладости или заказать торт.. можно ли? не отберут ли у него старшие или мне кажется не дойдет до него.. На счет увольнение можете рассказать, можно ли после присяги приезжать к нему?
    бывало ли в армии , что девушки не дожидались своих солдатов? расскажите пару истории) и те которые дождались , как справлялись?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

  +  78  =  85

Exit mobile version