Домой Пишут в Telegram Чем заменить нефть?

Чем заменить нефть?

0

Призывы об уходе Казахстана от сырьевой экономики пока остаются на уровне разговоров. Но все чаще возникает вопрос: «Есть ли реальная альтернатива нефтяной игле?». Некоторые эксперты видят перспективы в развитии аграрного сектора. Но это очень оптимистичный взгляд на решение вопроса.

Вот что пишет по этому поводу телеграмм-канал Всемирное шежіре.  


Почему Казахстан сам себя не кормит 

Продолжаем отвечать на вопрос «Как Казахстан будет жить без нефти?». Не так давно лектор бизнес-школы Said Оксфордского университета и независимый директор «Банка развития Казахстана» (дочки «Байтерек») Марсия Элизабет Фавале так прямо и сказала: сельское хозяйство — это новое «черное золото». Как «Шежiре» и предупреждал, нас постепенно подводят к мысли, что будущее в развитии агросектора и продаже земли.

Для понимания общей картины (сейчас будет много цифр, но мы не хотим быть голословными, вопрос продовольственной безопасности— серьезный) у нас уже 30 лет налаживают сельское хозяйство, хвастают, что доля отрасли за последние 10 лет вплотную приблизилась к 5 процентам, но в последние годы она в целом снижается. Для сравнения — в «недоразвитой» КазССР доля отрасли достигала 26 процентов.

В агросекторе у нас работают квазигосы — то есть, не совсем частники, и не совсем госструктура. На самом деле это государственная лавочка, которая делает вид, что играет по рыночным правилам. Но понятно, что самым высокомаржинальным видом бизнеса в таких условиях будет освоение бюджета, а не собственно предпринимательство.

На «земле» у нас работает «Национальный управляющий холдинг «КазАгро». В него входят семь дочерних компаний: «Продовольственная контрактная корпорация», Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства, «КазАгроГарант», «Аграрная кредитная корпорация», «КазАгроМаркетинг», «КазАгроФинанс» и «КазАгроПродукт».

Есть еще и финансовые институты, которые кредитуют отрасль: «Аграрная кредитная корпорация», «Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства» и «Казагрофинанс». Почему все это не сведено в единый сельскохозяйственный банк — вопрос, на который есть понятный ответ — чтобы не было сокращения штатов тех, кто прикасается к потокам.

Почти 80 процентов произведенной в Казахстане продукции сельского хозяйства реализуется в виде сырья, без переработки. Готовая продукция имеет не самую высокую конкурентоспособность. Если с растениеводством у нас все более или менее нормально, то мясной проект, скорее всего, провалился. Экспорт говядины из Казахстана по итогам 2020 должен был составить 180 тысяч тонн, однако за январь-июль 2020 экспортировали всего 5,5 тысяч тонн. Одна из причин — развитие отрасли в отрыве от вопросов переработки и сбыта. Государство вливало сотни миллиардов в производство сырья, но не заботилось о поддержке мясокомбинатов, и об открытии экспортных рынков для готовой продукции.

Все знают, что мы одни ведущих производителей продовольственной пшеницы, входим в десятку лидирующих поставщиков пшеницы и муки на мировые рынки сбыта. Однако есть вопросы к качеству зерна. Это главный сдерживающий фактор развития экспорта продукции. По факту — это все наследие советского еще проекта освоения целины.

Как ни странно, понимание некоторого фиаско в целом в элите имеется. Не так давно цитировались слова Айхана Султана, руководителя управления стратегического планирования Минсельхоза о том, что Казахстану бы обеспечить собственную продовольственную безопасность. «Анализ показывает, что из тридцати основных товаров продовольственной безопасности у нас только по шести имеется импорт замещение», — рассказал он. То есть, Казахстан пока сам себя не кормит, с учетом того, что пока по инерции у нас есть деньги на закупки продовольствия.

Перед тем, как перейти к выводам, зафиксируем ситуацию: она аховая — консультанты и финансовое лобби нас убеждают, что аграрный сектор — вторая нефть, уже вбрасывается мнение, что продажа земли необходима. Положение дел таково, что нам пока не особо до захвата соседних рынков, нам бы обеспечить свою продовольственную безопасность. 80 процентов продуктового рынка мы не закрываем сами, без импорта. И над всем этим великолепием возвышается «КазАгро», ее семь дочек (как в сказке какой-нибудь), три отдельных финансовых института…


Кого кормит сельское хозяйство Казахстана 

«Как работает «КазАгро», в прошлом году рассказал Счетный комитет. Там по результатам аудита выявили в группе холдинга финансовые нарушения на общую сумму 47,1 миллиона тенге, «неэффективное использование финансовых средств и активов квазигосударственного сектора — 392,5 миллиардов тенге». При этом экономические потери составили 206,6 млрд тенге, чистые потери — 107 млрд тенге. И вывод аудиторов: «Представляемые в отчетах холдинга ключевые показатели деятельности отчасти отражают формальный подход по их выполнению».

Тогда уже разворачивалось дело «Алиби», вернее, расхлебывались его последствия — инвесторы пришедшие на земли, которые оставил проблемный агрогигант, не могли воспользоваться техникой. Некоторые в этом винили «КазАгро», в СМИ намекали на материальную заинтересованность кого-то внутри холдинга.

При том, что под занавес 2018-го в холдинг инвестировали 450 миллиардов тенге (1,2 миллиарда долларов) из Единого накопительного пенсионного фонда. Практически каждый год «КазАгро» сотрясали скандалы.

Токаев в прошлом году дал поручение реформировать холдинг. Из жалости не будем говорить, что сделали с поручением главы государства. И в нашем аграрном секторе заняты тем, что сажают не различные ценные культуры, а друг друга. «Шежiре» уже писал, что в начале в начале марта упаковали бывшего преда правления «Аграрной кредитной корпорации» Нармухана Сарыбаева, члена команды акима Туркестанской области Умирзака Шукеева.

Новым предом стал выпускник института физкультуры Баглан Култаев. Там, наверное, проникся любовью к зерновым и птицеводству. Предом Совета директоров Ербол Тасжуреков — бывший замакима Южно-Казахстанской и Туркестанской области при Жансеите Туймебаеве. Работал еще заведующим канцелярий суда столицы. Словом, всю жизнь хотел человек разбираться в сахарной свекле, окоте овец и озимых. Поэтому пошел туда, где выдают кредиты фермерам.

В самом Минсельхозе тоже весело. Если верить всяким вестникам аграриев, то серым кардиналом ведомства является вице-министр Айдарбек Сапаров. Якобы это он продавил увеличение субсидий для производства молока. По совпадению его братьям и сыну принадлежат аграрные предприятия в Северном Казахстане, одно из которых реализовало очень вовремя проект строительства молочной фермы.

А теперь представим, что всему этому балагану грозит приход серьезных инвесторов с деньгами из-за рубежа. Причем, инвесторы придут не из стран Запада, а скорее всего с деньгами придут арабские или китайские друзья Казахстана. Последние уже приходили в нефтянку — и потом по стране ходили рассказы о том, что день в компании начинается с прослушивания гимна КНР.

Аграрная политика Китая, довольно агрессивная, они  высадят рапс и сою, будут обильно использовать химию и вывозить продукцию на корню. Вкладывать деньги в обработку на территории республики им совершенно ни к чему. 

Причем у руководства страны выбор будет, но небольшой. Как уже писали, у нас 80 процентов основных товаров продовольственной безопасности импортируется. Проблему надо было решать уже позавчера. Не придумывать очередные программы для квазигоскорпораций, а просто не мешать фермерам, субсидируя отрасль и развивая экспорт. Это было бы логично, поскольку под боком сразу два емких рынка: российский и китайский. Но мыслительные способности — не сильная черта наших чиновников. Да и продать всегда проще, чем работать над ростом производительности.

Теперь уже все равно немного поздно: доходная часть бюджета просаживается невероятно быстро, а цены на нефть опять стремятся к коронавирусным минимумам. А самое неприятное, что у страны остаются две надежды и обе связаны с Китаем. Первая — что экономика КНР будет расти все и потянет за собой потребление нефти. И вторая: наша родная казахская земля, как единственный ресурс, которым можно будет поправить покосившийся бюджет.

А может, случится чудо и… Хотя нет, чуда не будет. Мораторий на продажу земли, введенный в 2016 году Нурсултаном Назарбаевым, автоматически снимется в конце 2021 года. Если не впишется новый состав Мажилиса.

 

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

  +  76  =  80

Exit mobile version