Утверждённый вчера предвыборный партийный список «Nur Otan» хорошо показал, как работает модель «слышащего государства» в отношениях Акорды и Библиотеки, где первая в подготовке к парламентским выборам слушает, что скажет вторая. 49 человек, выдвинутых по центральной партийной квоте, возглавляет когорта людей из ближайшего окружения первого президента, включая его дочь (Даригу Назарбаеву).

Кстати, в недавнем интервью газете «Дат» я уже озвучивал свое предположение о том, что Дариге Назарбаевой могут снова найти место в парламенте. Как и следовало ожидать, праймериз (а также театральный ребрендинг некоторых провластных партий) сыграл лишь роль дымовой завесы, которая должна была скрыть желание сохранить существующий партийный и политический status quo.

При этом можно согласиться с Дастаном Кадыржановым, который также в интервью газете «Дат» говорил о том, что этот праймериз нужен был и первому заместителю председателя партии «Nur Otan» Бауыржану Байбеку, у которого есть серьезные политические амбиции начать борьбу за власть, через мобилизацию своих сторонников внутри партии, через использование партийного механизма и усиления позиций в будущем парламенте.

Так что, внеочередной съезд партии «Nur Otan» следует рассматривать не столько как мероприятие посвященное подготовке к «выборам» без выбора, а как желание Библиотеки громогласно заявить о том, что все будет, как было. Отсюда в очередной раз мы услышали любимый тезис Назарбаева, который слышим с конца 90-х годов, о том, что с демократией спешить не надо, так как «демократия для нас начало пути, а не конец пути».

Не менее показательным был акцент первого президента на том, что «роль государства сейчас возрастает» и именно государство (который представляет госаппарат) должно быть главным игроком в разных сферах, в том числе в экономике, что явно противоречит не раз озвученным тезисам Токаева о том, что присутствие государство следует ограничить в экономике, а у госаппарата сократить его функции.

Все это указывает на то, что второй президент все еще заложник двух легитимностей, так как с прошлого года одной из главных проблем Касым-Жомарта Токаева была его низкая легитимность, как в обществе, так и внутри элиты. Все это время он занимался тем, что хотел угнаться за этими двумя зайцами. С одной стороны, повысить свою легитимность и популярность в обществе.  С другой стороны, поднять свою легитимность в глазах бюрократического аппарата и элитных группировок.

Но вся проблема в том, что первая легитимность требовала реальных, а не мифических реформ и заключения нового общественного договора между властью и обществом, а вторая внутриэлитная легитимность, наоборот, требовала сохранения существующего политического status quo.

Возникло неразрешимое противоречие.

В результате легитимность в обществе решили получить не за счет изменения политики и правил игры, а за счет политических политтехнологий, которые должны были создавать имитацию движения. В свою очередь  внутриэлитные позиции второго президента пока зависят от демонстрации лояльности к «ноль первому», что естественно, способствует сохранению позиций у консерваторов, которые хотят провести парламентские выборы по-старому.

Spread the love

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. И. Б. Д
    Как всегда, у наших чинуш, имитация бурной деятельности. А 1.5 ярда по ходу на выборы не хватает.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here