Отказ ОСДП от участия в парламентских выборах, назначенных в Казахстане на 10 января 2021 года, лишил часть электората возможности выразить политическую волю, считает казахстанский политолог Максим Казначеев. Мы поговорили с ним о предвыборных раскладах, шансах партий занять места в Мажилисе Парламента РК и маслихатах и увеличении роли парламента в политической жизни страны.

— Максим, предыдущие выборные кампании были, как правило, предсказуемыми: победителем объявляли партию Nur Otan. А как в этот раз? С учетом того, что Нурсултан Назарбаев де-юре уже не президент.

— Я исхожу из того, что сценарий выборов будет консервативным, примерно таким же, какой был реализован в 2016 году. Nur Otan, конечно же, сохранит конституционное большинство в парламенте в пределах 75% голосов. Неучастие же в выборах Нурсултана Назарбаева в качестве главы государства может лишь привести к снижению рейтинга партии власти с 82% (был зафиксирован в 2016 году) до 75-76%. Но на фоне эпидемии, карантинных мероприятий, отсутствия самого Назарбаева в партийном списке – это предсказуемо.

— Президент РК Касым-Жомарт Токаев, назначая выборы, заявил, что в стране произошла политическая модернизация. Был принят закон о парламентской оппозиции, а в выборном законодательстве появилось требование о тридцатипроцентной квоте для женщин и молодежи в избирательных партийных списках. По вашему мнению, изменит это состав будущего парламента?

— Да, эти меры трансформируют состав и Мажилиса Парламента Казахстана, и маслихатов на местах, потому что требование о тридцатипроцентной квоте для женщин и молодежи — обязательное, партии при формировании избирательных списков обязаны соблюдать его в неукоснительном порядке.

И мы уже видим по партийным спискам, которые предоставили пять политических партий, что в них прошло значительное обновление состава потенциальных кандидатов на позиции депутатов. Соответственно после выборов обновится и представительная власть. Но встает вопрос качества ее работы. Думаю, в дальнейшем постепенно новые лица, которые войдут в Мажилис и маслихаты, приобретут необходимый опыт и с работой справятся.

—  Как сказался праймериз, проведенный Nur Otan, на избирательном списке партии, обнародованном после съезда?

— Знаете, фактически 2/3 представленного списка Nur Otan прошли через эту процедуру. Но участие в ней не гарантирует, что участник после выборов попадет в состав Мажилиса.

Праймериз позволили ввести в состав партийного списка этой партии узнаваемых фигур из разных отраслей и сфер деятельности. И 10 января, в день выборов, мы узнаем смогли ли они мобилизовать электорат. Но, на мой взгляд, процедура праймериз еще не прошла обкатку в казахстанских реалиях, это пока лишь эксперимент.

— Дочь первого президента РК Дарига Назарбаева заявлена в партийном списке Nur Otan. Есть мнения, что она может претендовать на пост спикера нижней палаты парламента…

— Я думаю, что, как минимум, позиция вице-спикера может быть за ней зафиксирована, потому что у нее есть опыт работы и в Мажилисе, и в Сенате, и на позиции вице-премьера правительства.

Но главное в том, что ее возвращение на руководящую позицию в представительной ветви власти соответствует интересам обеспечения баланса внутри элитных групп. После ее громкой отставки с поста спикера Сената весной этого года Нурсултану Назарбаеву необходимо восстановить позиции дочери для того, чтобы политическая система пришла в равновесие.

— А каковы шансы нынешнего спикера Мажилиса Нурлана Нигматулина сохранить за собой пост?

— И действующий председатель Мажилиса, и Дарига Назарбаева находятся в партнерских элитных группах, поэтому нельзя говорить о том, что между ними есть серьезная конкуренция. Думаю, что внутри своих групп они смогут прийти к компромиссу, чтобы соблюсти интересы друг друга.

— Две партии – Коммунистическая народная партия Казахстана (КНПК) и «Бирлик» — накануне выборов изменили названия на Народную партию Казахстана (НПК) и «Адал». Как вы считаете, это реальный ребрендинг или смена вывески?

— По академическим представлениям переименование партии накануне избирательной кампании не делается, его необходимо было провести на полгода-год раньше.

— Но почему они  тогда решились на изменения сейчас?

— Мне представляется, что партии провели количественные и качественные социологические исследования, и неожиданно для себя накануне избирательной кампании столкнулись с тем, что имеют короткий перечень групп, которым они могут адресовать свою политическую повестку.

Кстати, партия «Бирлик» в прошлом составе парламента не была представлена, поэтому она может идти как новая партия «Адал» в новую избирательную кампанию. А у бывших коммунистов проблемы серьезнее. Они рискуют потерять свой коммунистический электорат, пусть и небольшой.

И в то же время, сохраняя ключевые позиции на левом фланге политического поля, они могут за оставшийся месяц агитационной работы не успеть закрепить за собой другие протестные группы. Поэтому перед ними сейчас стоит задача провести максимально агрессивную агиткампанию.

Справятся ли они с ней – узнаем через месяц.

— А с чем вы связываете решение Общенациональной социал-демократической партии (ОСДП) бойкотировать выборы?

— Партия оказалась в очень сложной ситуации, ведь по закону о политических партиях, если партийная структура два раза подряд не участвует в выборах республиканского уровня, то министерство юстиции имеет право начать процедуру отзыва ее регистрации. В прошлой республиканской кампании по выбору президента РК летом 2019 года ОСДП не участвовала. Поэтому партии надо было обязательно участвовать в нынешней избирательной кампании в Парламент РК. Участие могло быть номинальным — с минимальным списком, практически без ресурсов на рекламу. Но для выживания партии необходимо было ее наличие в бюллетене для голосования.

Впрочем, как мне кажется, политсовет ОСДП уже смирился с мыслью о том, что партия прекратит свое существование. Достаточно вспомнить тезисы, что были озвучены на ее съезде, связанные с отсутствием финансирования под избирательную кампанию. Руководство понимает, что в текущей ситуации не сможет поддерживать политическую активность на должном уровне и партия объективно не готова к участию в выборах.

Но для казахстанского политического пространства отказ от участия в выборах оппозиционной партии будет иметь последствия – значительная часть протестного электората (как мне представляется, в пределах 7-8%) не сможет выразить политическую волю и либо не примет участие в выборах вообще, либо проголосует за другие партии.

— Внесистемная оппозиция, которая по известным причинам не идет на выборы, но имеет сторонников, предлагает два варианта поведения для избирателей: либо бойкот, либо так называемое «умное голосование» – за любую партию, кроме Nur Otan. На ваш взгляд, эти тактики способны повлиять на расклад политических сил в Мажилисе следующего созыва?

— Тактика умного голосования жизнеспособна. И в результате голоса уйдут другим партия – тем же бывшим коммунистам, «Ак жолу». Но общая картина по итогам выборов не станет благоприятной для внесистемной оппозиции. Поэтому мне представляется, что более продуктивна для достижения узких, оппозиционных интересов другая тактика, которой придерживаются активисты незарегистрированной Демократической партии,  — направленная на бойкот. 

— Но есть мнение, что таким образом можно добиться только снижения явки избирателей. А этот показатель у нас для объявления выборов состоявшимися не учитывается…

— Да, но появится предлог выходить на митинги и обращать внимание международных наблюдателей на факт того, что ни одна из реально оппозиционных партий не зарегистрирована.

«Бойкот» — шанс для достижения оппозицией определенных политических целей. А в результате умного голосования побеждает кто угодно, только не радикальная оппозиция – вот в чем проблема.

— А как в сегодняшних реалиях повлияла бы на итог голосования графа «против всех», будь она в избирательном бюллетене?

— Я думаю, повлияла бы очень сильно. Достаточно посмотреть на прошлогодний результат президентских выборов, где кандидат Амиржан Косанов и выполнял, по сути, роль графы «против всех».

На самом деле протестные настроения, которые он зафиксировал на уровне 16%, серьезные. И если бы сейчас в бюллетене для голосования появился пункт «против всех», я думаю, мы бы увидели реальное количество протестно настроенных избирателей, предполагаю, что в пределах 10-12%. И это бы серьезно повлияло на итоговый партийный расклад.

— Если уж мы заговорили о протестном электорате, то сможет ли эта сила вывести несогласных с итогами выборов на митинги, как это было во время президентских выборов летом 2019 года?

— Если судить по данным различных социологических служб, то протестных настроений в стране придерживаются 4-5% населения. В принципе для организации митингов этого вполне достаточно. Я приведу в пример украинский майдан 2014 года: его сделали 2% населения. Примерно сопоставимые цифры.

— Каковы, на ваш взгляд, шансы пяти партий, идущих на выборы, занять места в Мажилисе?

— Могу сослаться на данные социсследований, которые сейчас проводятся. Пока что шансы на преодоление семипроцентного барьера, кроме Nur Otan, имеют также парламентские партии «Ак жол» и бывшая КНПК. Балансирует на грани прохождения в парламент «Аул». «Адал» и ОСДП, если бы последняя приняла участие в выборах, это барьер не преодолевают. Но «Адалу» вполне по силам агрессивно поработать на электоральном поле партии «Ак жол».

— В прошлом году президент Токаев заявлял, что Казахстан должен двигаться к модели «сильный президент — влиятельный парламент — подотчетное правительство». Смогут ли предстоящие выборы повысить политическое влияние Мажилиса? В народе бытует мнение, что наш парламент – это «печатный станок» аппарата президента, который только и делает, что штампует спущенные сверху законодательные инициативы?

— Я думаю, что смогут. Дело в том, что парламент будет работать теперь в новом формате. Во-первых, появляется официальная парламентская оппозиция. Во-вторых, и это важнее, действующее правительство слагает полномочия перед новым парламентом, и процедуры назначения министров социально-экономического блока меняются: они теперь перед назначением будут отстаивать свою программу, свое видение в подотчетной сфере, и только после этого получать согласие либо несогласие депутатов нижней палаты. Контроль работы правительства в социально-экономической сфере в значительной части переходит от президентской администрации к парламентским структурам.

— Кстати, о парламентской оппозиции. Как изменится роль второй партии? 

— Партия, которая будет второй по итогам выборов, получит несколько интересных позиций в структуре парламента под свой контроль, в частности, один из комитетов. Но поскольку такого института, как парламентская оппозиция, у нас не было, как он будет работать на практике, мы не знаем.

— Вместе с парламентскими выборы 10 января пройдут и выборы в местные представительные органы — маслихаты. По новому законодательству в них не участвуют самовыдвиженцы, а только партии. Как это скажется на работе маслихатов?

— Сложно сказать. Раньше в маслихатах были представлены интересы населения конкретных территорий через депутатов-самовыдвиженцев, также маслихаты делегировали своих представителей от регионов на уровень верхней палаты парламента. Сейчас сложно сказать, как будут маслихаты, избираемые по пропорциональной системе, отражать региональные интересы. Думаю, проблема будет заключаться в качестве подбора кандидатов. То есть партиям необходимо озаботиться тем, чтобы включить в маслихатовские предвыборные списки местных лидеров общественного мнения.

— Критически настроенные к предстоящим выборам казахстанцы заранее уверены, что ничего не изменится, что выборы будут способствовать лишь дальнейшей консервации режима и стагнации в социально-экономической и политической сферах. А ваше мнение?

— Постольку сценарий проведения выборов достаточно консервативный, я думаю, что радикальных изменений в составе парламента и маслихатов не произойдет. Поэтому можно предположить, что определенная политическая консервация будет наблюдаться. В то же время мы видим, что власти отчетливо осознают риски имеющегося кризиса и пытаются развести в разные сферы социально-экономические и политические реформы. Я думаю, что в следующем году основной повесткой деятельности и парламента, и местных представительных органов будет поиск рецептов и решений по восстановлению экономики в условиях карантина и кризиса.

— Спасибо за интервью!

Spread the love

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Не объективно. В особенности цифр (процентов) протестного настроения в обществе.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

  +  43  =  48