Оценку нынешней политике в установке памятников в Казахстане, коротко и емко сформулировал скульптор Олжас Мухамеди. Свое мнение он написал в соцсетях в октябре после того, как разразился скандал с установкой памятника первому секретарю ЦК Компартии Казахской ССР Динмухамеду Кунаеву на его родине в селе Баканас Алматинской области.

 К скандалу с памятником Кунаеву мы вернемся чуть позже. А пока хотели бы рассказать о Biz birgemiz, посвященный борцам с коронавирусной инфекцией. Монумент торжественно был открыт 28 ноября в Таразе.

«Композиция выполнена в форме планеты Земля, вокруг которой держатся за руки представители различных профессий – врачи, полицейские, волонтеры, спасатели, военные. Именно они стояли напередовой борьбы с пандемией коронавируса. На вершине монумента находится шанырак, окруженный ласточками, символизирующими мир и согласие», — разъяснили для тех, кто не разглядел в пресс-службе акима Жамбылской области.

О том, что этот памятник может стать очередным в ряду других «халтурных» памятников, обратила внимание журналист Салима Дуйсекова. 

«Напрасно я надеялась, что у них там, в акимате, хватит ума не позориться.  Какое там. «Монумент в честь борцов с коронавирусной инфекцией установили в Таразе». Бездна вкуса. Особенно хорош выпуклый силуэт Отчизны на нашей маленькой захудалой провинциальной планете», — написала она на своей странице в соцсетях.

Комментарии под данным постом оказались на редкость единодушными.  

«Статуй получился, конечно, «шедевральный», слов нет. Как мне показалось, макет не совсем аккуратно слизан из просторов интернета. Видимо, поэтому все получилось такое размытое, выпуклое и чересчур изогнутое», — вот, в частности, один из них, оставленный пользователем Aselle Tungyshbekova.

«Уши чиновничьего угодничества так и торчат из этого, с позволения сказать, объеДкта!» — добавляет Алексеев Сергей.

Кстати, недоумение вызывают не только  сомнительные художественные достоинства «коронавирусного» монумента, но и необходимость установки его именно сегодня. Если финансировался он из бюджета, то не лучше  было бы эти средства направить на закупку оборудования для инфекционных больниц или пополнения запасов лекарств.  В конце концов, на компенсацию врачам, заражающимся ковидом на рабочем месте. И потом, глава государства говорил о необходимости установки памятника после избавления от пандемии. Неужели уже победили? А в Минздраве знают?

Открытым остается вопрос, за чей счет возведен объект и кто его автор. В своем информационном сообщении акимат Жамбылской области, со ссылкой на который и распространили новость об открытии отечественные медиаресурсы, есть все: и описание памятника, и правильные слова о его необходимости, произнесенные главой региона, и что монумент станет одной из визитных карточек Тараза. А вот об авторах, стоимости и источниках финансирования – ни слова.

Впрочем, можно предположить, что средства здесь все-таки были задействованы бюджетные. Ведь монумент появился не вдруг — о необходимости возведения чего-то подобного по данной тематике говорил глава государства.

Во время онлайн-форума BIZ BIRGEMIZ в июне текущего года Касым-Жомарт Токаев сказал, что «после избавления от пандемии нам необходимо установить в столице памятник героизму наших граждан». А 20 июля в эфире телеканала «Хабар 24» прошел ролик о том, что в столице создан макет памятника. Автором выступил столичный скульптор Ринат Абенов, и его макет частично похож на то, что появилось в Таразе. Только у него борцы с коронавирусом не «распластаны» по поверхности земного шара, а держат его на плечах. Сообщалось, что судьбу фигуры решает госкомиссия, и по словам скульптора, если фигура не появится в столице, её установят в одном из городов страны.

Вообще, если вспоминать вопрос о халтуре в скульптуре, да еще и за бюджетные средства, на память приходит также история с памятниками основателям Казахского ханства Жанибеку и Керею в рамках монументальной композиции «Казак Ели», открытой в Астане осенью 2009 года. Как известно, тогда в монтаже фигурам ханов на новой центральной площади в Астане было отказано, и памятник остался гнить на пустыре за столичным Дворцом независимости.

Оправдания о трате бюджетных средств впустую звучали задним числом. Так, тогдашний столичный градоначальник Имангали Тасмагамбетов заявил, что вопрос – не к нему.

«Прежде всего, вопросы не ко мне, а вопросы к тем скульпторам, которые без разрешительных документов. Это, прежде всего, госкомиссия при министерстве культуры, которая должна была дать старт еще два года назад, когда принимались решения. Таких документов вообще не существует, а значит, вопрос по памятнику быть не может у нас», — сказал он на одной из публичных встреч, когда ему задали соответствующий вопрос.

В защиту акима Астаны вступилась часть научной и творческой интеллигенции, которая поставила под сомнение художественную ценность изготовленных скульптур. В частности, ученые установили, что лицами ханы больше похожи на китайцев, чем на средневековых казахов (авторы скульптуры были отечественные, но в бронзе фигуры были отлиты в Китае), что одежда, оружие и другие бытовые элементы не соответствуют историческому периоду (XV-XVI век) и т.д.  Доцент Евразийского национального университета им. Гумилева Марал Хабдуллина посчитала комплекс скульптур казахских ханов и батыров «эклектичным», а также увидела прямую связь внешнего вида Жанибека и Керея с китайскими терракотовыми воинами.

Параллельно с этим говорилось о низком качестве материала, из которого были отлиты фигуры ханов, и отсутствии технического паспорта изделия.

По признанию автора монумента Сембигали Смагулова, на изготовление комплекса было выделено 900 миллионов тенге, но почти половина исчезла непонятно куда. В интервью радио «Азаттык» автор заявил, что не знает, почему из этих денег до создателей памятника дошло чуть более 500 миллионов. О судьбе оставшихся 400 миллионов ему ничего неизвестно.

Что касается памятника Динмухамеду Кунаеву в селе Баканас, который мы упоминали выше, то его не критиковал разве что ленивый.

«Такое ощущение, что хотели сэкономить и заказали скульптору-любителю».

«Очень маленькая голова, не соответствует телу».

«Очень похож на дядю Степу из детской книжки. А Кунаев был видный мужчина. Позор какой, из такого великого человека сделать посмешище».

Вот примеры комментариев, которые оставляли пользователи соцсетей. И этот ряд легко можно продолжить.

Но в том, что получилась очередная халтура, виновных снова нет.

В акимате Алматинской области смогли сообщить только, что автор памятника — скульптор Алтай Бейсенов, заказчики — общественно-благотворительный фонд имени Д.А. Кунаева «Сауап»» и Балхашский районный фонд «100-летие Д.А. Кунаева».

А как памятник был установлен – вообще загадка.

«Государственной комиссией Казахстана по установлению новых сооружений монументального искусства не были рассмотрены и одобрены все соответствующие документы данного памятника. В свою очередь акимат Балхашского района должен заново представить документы и эскизные проекты на рассмотрение областной комиссии по охране памятников истории и культуры», — сообщили в управлении культуры, архивов и документации Алматинской области и возведение памятника.

Аким области Амандык Батталов честно признался, что не знает, кого и за что здесь можно наказать:

«Я досконально разбирался, ни районный акимат, ни областная комиссия здесь никаких нарушений не допустили. Именно те люди, которые инициировали проект, я не имею права их наказывать, это фонд. Так нельзя делать, для них будет урок, что надо делать все в соответствии с законом. Вообще, действительно, там такой памятник. Тем более Димашу Ахмедовичу. Надо же было смотреть. Кого наказывать? Я, например, не знаю. Аким района тоже сказал, что ему никто ничего не сказал».

Просьбу прокомментировать слова скульптора о том, что его со сроками сдачи памятника торопили сотрудники райакимата, аким области проигнорировал.

Что касается источника финансирования памятника Кунаеву, то, по утверждению акимата Алматинской области, это спонсорские средства.

В этом материале мы привели лишь те случаи, что имели широкий резонанс. На самом деле больших и малых монументов, являющихся откровенной халтурой и сомнительным украшением казахстанских городов, гораздо больше. Впрочем, чему удивляться? Если можно «пилить» бюджет при строительстве жилья, дорог и прочего, то почему «памятникостроение» должно быть исключением? Вот и стоят по стране памятники тендерам и откатам.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

16  +    =  23