Оппонирование власти в Казахстане сегодня развивается по двум направлениям и соответственно имеет разные стратегии.

Во-первых, это стратегия радикального оппонирования, которая сегодня олицетворяется Аблязовым и его сторонниками. Они не признают политических методов смены власти в рамках действующих законов и изначально ориентированы на решение этого через акции гражданского неповиновения.

Эта стратегия предусматривает смену власти через организацию широкомасштабных бессрочных акций протеста с последующим отстранением действующей власти и приходом во власть победителей. Предполагается, что если выйдет более 20 тысяч, то полиция уже не сможет разогнать такое количество людей. Далее количество протестующих должно возрастать, и, когда их станет больше 50 тысяч человек, на их сторону должна перейти полиция, а власти убегают из страны. После этого их лидер на самолете прилетает из-за рубежа и возглавляет протестующих, и власть переход в руки восставших.

Стратегия гражданского активизма – предполагает использование политических методов оппонирования власти. Сторонники этого похода предлагают действовать в рамках закона (сегодня существенно ограничивающего права граждан), в спорных моментах руководствуясь международными принципами, принятыми государством согласно международным пактам и договорам. Это участие в различных политических и общественных процессах и инициативах. Таких, как мониторинг, референдум, участие в выборах, форум, подготовка отчетов и прочие проявления гражданской активности.

Эта стратегия не исключает проведения публичных акций протеста независимо от того, разрешены они или запрещены властями. При этом активисты остаются в правовом поле, так как руководствуются нормами международных пактов, подписанных Казахстаном и являющихся обязательными на территории страны.

Плюсы и минусы указанных подходов.

Силовой вариант привлекателен своей простотой и быстротой исполнения. Не надо ничего делать, все что нужно — вывести на улицы побольше людей, недовольных режимом Назарбаева.

На первый взгляд, казалось бы, чего проще – недовольных в стране полно, придумывай повод и вперед! Однако, как показывает практика, не все так просто – люди почему-то не выходят в том количестве, которое позволяет событиям развиваться по планируемому сценарию.

Первый минус – это то, что движение ДВК запрещено в Казахстане, так как незаконным решением суда объявлено экстремистским. Можно сколько угодно говорить о несправедливом и политически мотивированном суде, но де-юре любые действия ДВК запрещены, и действовать в этих условиях организация может только в условиях глубокого подполья и постоянных рисков ареста своих сторонников. Такая партизанщина серьезно вредит делу, что и было наглядно продемонстрировано в последние полтора года, когда власти подвергли репрессиям сотни сторонников ДВК.

Выводя своих сторонников на публичные протесты, руководство ДВК, с одной стороны, подставляет их под репрессии и против многих возбуждаются уголовные дела. С другой стороны, это формирует атмосферу страха и безнадежности, что проявляется в малочисленности участников протестов.

Но есть еще одна серьезная причина, которая не позволяет реализовать стратегию ДВК, это то, что не все недовольные в Казахстане готовы проявлять свою активность за пределами кухонь, курилок и соцсетей, где у нас традиционно высказывается недовольство властью.

Рискну высказать свое видение ситуации в части казахстанской протестности. Можно не соглашаться с моими цифрами, но, думаю, что логика рассуждений все же заслуживает внимания.

Не открою Америки, если скажу, что все недовольные режимом Назарбаева с точки зрения проявления своего недовольства можно разделить на три категории:

  • «обыватели», которые молчат или возмущаются у себя на кухнях;
  • «активисты», которые открыто высказывают свое недовольство окружающим и в соцсетях;
  • «революционеры», которые не боятся выходить на протесты, пренебрегая рисками для их благополучия.

Мой анализ ситуации показывает, что из 100 казахстанцев только 5-10 человек способны выражать свое недовольство окружающим, в соцсетях и проявлять его в акциях, не сопряженных напрямую с риском для их благополучия. То есть «активистов» — максимум 10% от всех проживающих в стране.

Но и это еще не все. Из указанных 10 активных граждан только 1 (один) способен рисковать, выходя на запрещенные в стране митинги и демонстрации. А это всего 1% дееспособного населения страны.

То есть из общего числа граждан Казахстана, по нашей классификации, в стране только 5-10% «активистов» и всего 1% «революционеров». Остальные 90% это то самое гражданское «болото», которое с интересом взирает на происходящее со своих диванов. Вычтя несовершеннолетних и тех, кто является сторонником власти или сохраняет к ней нейтралитет, получаем очень приблизительную сумму «революционеров» в Алматы — примерно 5 тысяч. В Астане и того меньше.

Это максимум, на который могут рассчитывать сторонники неконституционной, силовой смены власти. На мой взгляд, с опорой на такой контингент сложно претендовать на успех. И практика это подтверждает в полной мере.

Теперь посмотрим на тех, кто предлагает менять ситуацию в стране, до поры до времени не выходя из поля законности.

Минус их стратегии в том, что она долгосрочная, так как предполагает большую кропотливую работу по наращиванию «мышц» гражданским обществом. Для людей, революционно настроенных, это абсолютно не приемлемо. Они хотят непременно «здесь и сейчас».

Второй минус – разноголосица в их рядах. Все они слишком разные политически, среди них очень много идеалистов и просто «сырых» в политическом плане людей, которые еще верят, что с этой властью можно договориться, и это мешает достигать консолидации в совместных действиях.

Из плюсов: они находятся в легитимном поле, и поэтому у них нет тех серьезных проблем со стороны власти, как у «революционеров». Напротив, все, что делают власти в части воспрепятствования их деятельности, носит незаконный характер и позиционирует власти в неприглядном виде в глазах общества и международного сообщества.

Еще один плюс — стратегия гражданского политического активизма, исключающая неконституционные действия и соответственно уменьшающая риски для людей, существенно увеличивает число сторонников этого формата оппонирования. 

Согласно вышеприведенным расчетам, «активистов» примерно в 10 раз больше, чем «революционеров». То есть в том же Алматы их порядка 50 тысяч. Это серьезная сила, пока неспособная выходить на протестные митинги, но уже способная сорвать фальсификацию на выборах или устроить обструкцию непопулярным действиям власти.

Какой от этого толк, спросите вы?

Последние выборы дают ответ на этот вопрос. На прошедших выборах гражданский активизм показал, что он становится серьезной политической силой. Ведь именно гражданские активисты сумели, используя интригу с «оппозиционным» кандидатом, взбудоражить общество и организовать голосование в формате «голосования против кандидата от власти

Во-вторых, они обеспечили независимое наблюдение за выборами, что позволило доказать спорность победы Токаева. 40% проголосовавших против Токаева (на участках, где наблюдатели не дали фальсифицировать итоги) — это отличная демонстрация возможностей гражданских активистов. Имей наблюдатели и гражданское общество в целом побольше сил и опыта, еще неизвестно, чем бы вся эта история могла закончиться.

Отсюда вырисовывается процедура будущего развития событий, в которых гражданский активизм (а не политический вождизм) вполне может привести к смене политического режима. Для этого есть различные варианты.

  • Либо обеспечить участие в выборах кандидата независимого от власти.
  • Либо в отсутствие такого кандидата можно попробовать организовать «умное голосование.
  • Либо, если власти попытаются провести выборы в привычном режиме «игры в одни ворота», это может привести к взрыву негодования и акциям гражданского неповиновениям или общенациональной забастовке, когда указанная гражданская масса (а это в рамках всей страны полмиллиона человек) не согласится с такими выборами.

Понятно, что ни то, ни другое, ни третье абсолютно еще не обеспечивает смены власти. Но это начало пути, двигаясь по которому и набирая все большие силу и опыт, можно рассчитывать на победу в будущем.

Как это произойдет, здесь не столь принципиально. Как показывает практика других стран, повод для того, что бы предложить власти уйти в отставку, находится быстро, если в стране есть сильное консолидированное гражданское общество, нацеленное на демократические изменения.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code