Как голосовать на предстоящих выборах в Мажилис? Как, в условиях отсутствия реальной политической конкуренции реализовать свое право гражданина?
 
Оппозиционно настроенная общественность ищет наиболее оптимальное из возможных решений. Однозначного ответа нет, поскольку их несколько. Часть традиционных пессимистов предлагает бойкотировать это мероприятие. Оптимисты нацелены на разные формы «умного голосования», а третья группа под условным названием «против всех» считает необходимым продемонстрировать свой протест какой-либо личной акцией, например, порчей бюллетеней. Попробуем разобрать все три преобладающих точки зрения.
 
Сразу оговорюсь, что хорошего решения у этой задачки нет.
 
В нашем скверно слышащем, но чутко слушающем государстве выбирать приходится меньшее из зол.
 
БОЙКОТ
 
На идее бойкота надолго останавливаться, на мой взгляд, не стоит труда. Пассивная обреченность за многие годы достаточно наглядно показала свою бессмысленность. Бесконечно повторяемый тезис, будто массовое неучастие в выборах лишает власть ее легитимности, не оправдывался на протяжении многих лет, не сработает он и в год тридцатилетия независимости. Стоит лишний раз напомнить, что при низкой явке упрощается возможность фальсификаций, стало быть «бойкотчики» создают для них идеальные условия. На это, собственно, и рассчитывали те, кто предложил наложить выборы на новогодние праздники.
 
УМНОЕ ГОЛОСОВАНИЕ
 
Стратегия «умного голосования» привлекательна как всякая новинка, но как эта идея Алексея Навального покажет себя в Казахстане, судить сложно. И базовые условия сильно отличаются, и уровень организованности гражданского общества вызывает вопросы. Прежде мне уже приходилось писать, что «умное голосование» не сводится к тому, чтобы выбрать наиболее приемлемую партию и дружно ее поддержать 10 января. Все и сложней, и проще.
 
Эта идея заключается в голосовании за наиболее сильного конкурента правящей партии с тем, чтобы не позволить ей захватить большинство депутатских мест.  Однако в Казахстане более или менее достоверные социологические исследования не доступны. Определить, какая из партий имеет больше шансов соперничать с «Нур Отаном», не просто. Ставка Мухтара Аблязова на «Ак Жол» представляется эмпирически верной, поскольку электоральная поддержка у другой парламентской партии КНПК наверняка сильно упадет после того, как на последнем съезде они отреклись от коммунистической идеологии.
 
Другой вопрос, какого результата можно ожидать от голосования за партию «Ак жол». Тут есть несколько важных нюансов. На главный из них обращает внимание лидер «Oyan Qazaqstan» Димаш Альжанов. Проблема в следующем. Стратегия «умного голосования» предполагает, что конкурент правящей партии действительно хочет победить, что он будет отстаивать свои результаты и препятствовать фальсификациям. В таком предположении есть обоснованные сомнения. Сторонники протестного голосования могут второй раз наступить на «косановские» грабли, когда партия, за которую они призовут голосовать, поспешит признать результаты выборов, объявленные ЦИК. О неизбежности такого исхода наглядно свидетельствует тот факт, что на 98 мест в Мажилис Акжол выдвинул только 38 претендентов. Это означает, что побеждать «Нур Отан» он не намерен. И не сможет сделать этого даже теоретически.
 
УМНОЕ ГОЛОСОВАНИЕ-2
 
Ряд оппозиционных общественных деятелей предлагает голосовать за партию «Ауыл», ссылаясь как раз на то обстоятельство, что она выдвинула только 19 кандидатов в нижнюю палату. Они считают, что если «Ауыл» получит более 20% голосов избирателей, возникнет юридическая коллизия, и итоги голосования 10 января будут признаны недействительными. По их мнению, власти в такой ситуации вынуждены будут начать реформу выборного законодательства. Авантюрность предложения очевидна даже людям, далеким от политики. Представляется, что делать ставку на некий «конституционный тупик» наивно и опрометчиво. И ЦИК и Конституционный Совет наверняка найдут и обоснуют выход из такого прецедента. Причем не такой, как ожидают авторы идеи.
 
ПРОТИВ ВСЕХ
 
Предложение вычеркивать из бюллетеня все партии хорошо уже ясным политическим посылом: «Эти «выборы без выбора» не устраивают нас в принципе, мы требуем реформ». Но в официальном протоколе нет графы «против всех». И преднамеренно, и непреднамеренно испорченные бюллетени проходят в одной графе – «недействительные». Понятно, что ни к каким юридически значимым последствиям такой способ выражения протеста не приведет. Это, скорее, политическая монстрация, массовый флешмоб. Для того чтобы она превратилась во впечатляющую демонстрацию, широкая общественность должна знать хотя бы реальное количество «недействительных» бюллетеней.
 
Подводя черту, упомяну еще два привходящих обстоятельства.
 
Первое. Протестное движение в Казахстане крайне дезорганизовано, и надеяться на то, что сторонники каждого способа голосования придут к разумному компромиссу и договорятся об единых действиях, не приходится.
 
Второе и главное. Отсечение ЦИКом независимых наблюдателей и соглашательская позиция всех участвующих в выборах партий делают избирательные участки и комиссии лишь декорацией, призванной скрыть реальную картину волеизъявления граждан.
 
Есть ли выход из этого похожего на катакомбы лабиринта?
 
Наиболее значимым фактором, влияющим на ситуацию в стране после 10 января могут стать как обоснованные доказательства массовых фальсификаций, так и количественная оценка протестных настроений в обществе.
Для этого в эпоху новых коммуникационных технологий есть реальные инструменты, работающие независимо от стратегии каждого протестного избирателя и даже от того, допустят ли независимых наблюдателей на избирательные участки.
 
Решением было бы создание альтернативной электронной площадки, на которой верифицированные по принципу гражданства и совершеннолетия граждане имели бы возможность (после посещения избирательных участков) подтвердить, что они НЕ ГОЛОСОВАЛИ за партию «Нур Отан».
 
Что это дает? Если количество НЕ ГОЛОСОВАВШИХ за «Нур Отан» и количество голосов ПОДАННЫХ за «Нур Отан» в итоговом протоколе ЦИК превысит ОБЩЕЕ КОЛИЧЕСТВО ПРОГОЛОСОВАВШИХ, то фальсификации можно будет считать математически доказанными.
 
Кроме того, мы будем знать, численность активных граждан, не приемлющих больше монополию правящей партии и желающих политических перемен.
 
Это было бы не только социологическим экспериментом, но и политически значимым мероприятием, способным придать новый импульс процессам становления гражданского общества.
 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

  +  57  =  64