Практически во всех итогах нынешнего года слово «пандемия» будет, несомненно, лидировать. Но чем еще запомнился уходящий 2020 год?

Подводим его итоги с политологом  Дастаном Кадыржановым.

— Дастан, что, по-вашему, было хорошего в общественной жизни в уходящем году и, наоборот, плохого?

— Не думаю, что буду оригинален, если скажу, что прошлый год прошёл под знаком COVID-19 и всем, что связано с пандемией коронавируса в мире и в нашей стране. Так что, увы, начну с плохого.

В личном плане я потерял близких людей, и всё это происходило на фоне потерь у всего народа. Такие вещи, как жёсткий карантин и полная самоизоляция, были доселе неизвестными нам практиками. Но жизнь сложилась так, что пришлось пройти и через это. Это был огромный эмоциональный стресс, тяжелый во всех отношениях – непривычность происходящего, неуверенность, какие-то новые ощущения тревоги и страха перед неизвестной болезнью, перед беспомощностью государства и медицины, поиск в себе каких-то внутренних эмоциональных и физических резервов, даже новые видения пространств и т.д.

Однако главным во всей истории с пандемией, мне кажется были не личные переживания и ощущения. Коронавирус стал тестовым индикатором всего, что у нас было создано — какое государство, какие общественные отношения, какие человеческие качества наших государственных деятелей, их уровень не просто профессионализма, но и личностной и политической зрелости.

Результат считаю плачевным.

Пандемия обнажила не просто недостатки, но пороки организации нашего общества.

На наших глазах фактически обрушились основные системы, которые представляют собой социально ориентированный облик государства – здравоохранения и образования.

Проблемы высветили главное: в лице исполнителей и простых работников – подавляющее число врачей и учителей – это самоотверженные и, не будет преувеличением сказать, героические люди.

А вот что касается уровня политического и административного управления – тут вообще нет слов. Коррупция и полное пренебрежение нравственными нормами, манера разговаривать с народом сквозь зубы, глухота к отчаянному положению людей, вместо реальных шагов – их полная и бестолковая имитация. Бессистемность мышления и примитивнейший уровень понятий об эффективности менеджмента на благо народа.

Мы отдали полномочия управлять нашими государственными системами не тем людям во всех человеческих смыслах. Общество заметно стало сословным, когда одному кругу людей – ограничения, штрафы, строгие меры и свирепые бюрократические препоны с коррупционной составляющей. Другим – полёты на частных самолётах, каникулы самоизоляции на нескольких гектарах собственной земли в тёплых странах, новые виды доходов, которые возникли за счет того, что рынок был захлопнут карантинными мерами и фактически многие остановили свой бизнес или потеряли его.

— А личные итоги?

— Первое, что приходит на ум,  как я уже говорил, это потери друзей и близких. Но есть и позитивные вещи для меня лично – я познакомился с очень многими интересными людьми. Эти личности в большинстве своем внушают мне гигантский оптимизм по поводу будущего нашей страны. Особенно молодые люди, их взгляды и подходы, а главное решимость не быть нонконформистами.

Нонконформи́зм — стремление индивида придерживаться и отстаивать установки, мнения, результаты восприятия, поведение и так далее, прямо противоречащие тем, которые господствуют в данном обществе или группе.

Есть немного позитива ещё в том, что в условиях онлайн обучения пришлось вспомнить школьные предметы и поработать домашним учителем у своих детей. Учить всегда благородно и интересно, особенно если ты отдаешь знания своим детям, и им при этом интереснее получать их именно от тебя.

Но, скажу откровенно, к сегодняшнему дню мне, как и гигантскому количеству моих собратьев по родительским чатам, уже порядком осточертело то, что нас бросили на произвол судьбы. Ведь школа это не просто здание, в которое сдаются дети. Это один из главных столпов социального государства.

По имеющейся информации, опять же циркулирующей в самой большой социальной сети в стране – в родительских чатах, учителя сами находятся в заложниках у санитарных врачей. Они им говорят: «вот если вы заболеете, кто вас будет лечить? Мы не будем. Но вас еще и оштрафуем».

Светлое явление во всей этой истории – движение волонтёров, которое создали мои друзья и единомышленники. Одни  — давали средства, причем на свой страх и риск делились из своего кармана, не зная, будут ли эти деньги последними. Другие – организовывали питание для военных на блокпостах, полицейских, которые дежурили на улицах, тех врачей, которые оказались буквально в блокаде на рабочих местах. И всё это без нарочитой помпы, которую разыгрывала наша правящая партия, неистово пиарясь на этом.

Причем как повели себя начальники этих служивых и врачей? Думаете, бросились обеспечить своих людей? Как бы не так. Запретили принимать помощь и тем более говорить об этом.

Нелюди, ваши фамилии записаны и очень скоро будут преданы публичности.

А тем, кто продемонстрировал свои лучшие человеческие качества, как и заложено в наших генах, в нашей истории, – вам браво!

Славы, медалей не будет, но вы те, кто заставляет верить, что тёмные времена тёмных людей скоро уйдут навсегда.

— Что считаете самым важным событием года, которое будет иметь значение в будущем?

— Таким событием можно назвать объявление выборов в Мажилис, поскольку открытие электорального периода действительно сформирует наше будущее и в правовом, и в символическом смысле. Выборы проходят и пройдут на фоне катастрофического обрушения доверия отечественной избирательной системе. Это не пройдёт бесследно, каким бы запланированным, казалось бы, не был результат. В стране произошли тектонические сдвиги гражданского самосознания, и этот процесс необратим.

— Какие можно отметить мировые события и их последствия, для мира и Казахстана?

— Среди важных геополитических событий в мире могу отметить бурные события в соседнем Кыргызстане, и, несомненно, также в Беларуси. Как мы можем наблюдать, борьба с диктатурами, несправедливостью, а также поиски справедливого государственного устройства стали главным содержанием современной истории постсоветского пространства. И история этого нашего общего этапа ещё далека от завершения. Поэтому все эти события очень близко отзываются в Казахстане. Для кого-то примером, для кого-то устрашением.

Нельзя не отметить произошедшие в уходящем году выборы президента Соединенных Штатов Америки. Да и вообще весь ряд кризисов, происходящих в странах Запада – от раскола общества и элит до акций Black Lives Matter и бурных «антикарантинных» митингов в Европе.

Black Lives Matter — общественное движение, выступающее против расизма и насилия в отношении чернокожих, в особенности против полицейского насилия. Движение является децентрализованной инициативой снизу, его активисты организуют мероприятия на местах.

При этом все больше выкристаллизовывается основной тренд в геополитическом пространстве – нарастающее глобальное противостояние США и Китая за первенство в соревновании сверхдержав. По многим параметрам КНР пока не дотянуться до Америки, но с учетом кризисных явлений в американском обществе и усиления откровенно тоталитарных трендов в Китае расклад сил в перспективе будет значительно меняться. Смыслы этого глобального противостояния не могут пройти мимо государств регионального значения. Так что и наше будущее будет во многом определяться тем, как это противостояние будет развиваться.

Несомненно, важнейшим событием 2020-го года стала война Азербайджана за восстановление своих территорий. Это была не просто «разморозка» некогда замороженного конфликта, а борьба политических мировоззрений и ориентиров. Важнейшим последствием этой войны стало возникновение довольно четких очертаний нового военного альянса Турция — Азербайджан, который впервые за много сотен лет выступил в качестве союза на основе тюркской идентичности. Это очень серьёзная заявка в геополитике, которая может говорить о том, что в нашей внешней политике есть и альтернатива постсоветскому вектору, который еще в прошлом году считался чуть ли не единственным ориентиром.

Подтверждением этой, пока еще не переоценки, но уже явно требующего тщательного переосмысления новой реальности, стало то ли неожиданное, то ли вполне логичное агрессивное поведение представителей элит России, фактически объявивших Казахстану территориальные претензии в тональности casus belli (юридический термин времён римского права: формальный повод для объявления войны).

— Что Вы имеете в виду?

— Неожиданным это было потому, что такая откровенная агрессия прилетела от страны, которая по статусу является нашим союзником. При этом Россия уже не в первый раз дает открыто понять, что считает себя вправе односторонне трактовать представления о союзнических отношениях, которые, если не понравятся Кремлю, могут моментально перерасти в свою полную противоположность. Проще говоря, Россия даже может и напасть на своего собрата по союзу, если что-то в его поведении покажется Москве ненадлежащим.

И если бы это была удачная модель создания и укрепления внешнеполитических альянсов! Но реальность говорит об обратном – Россия теряет союзников как-то уж очень стремительно и всегда по своей воле. В нашем случае ещё и безответственно ставя под удар русскую часть населения Казахстана.

Вы серьёзно, господа, полагаете, что русские после этих выпадов стали чувствовать себя комфортнее и более защищёнными в Казахстане? 

Скорее всего, их судьба совершенно не волнует московских деятелей.

Эта коллизия с депутатами Думы, конечно, не пройдёт бесследно для самосознания казахстанцев. К тому же, если это еще и политтехнологические игрища, то они вообще на уровне какой-то вопиющей безответственности. Москва сама так долго и тщательно создавала интеграционный форматы, и в один прекрасный момент решила, что самое время нанести удар по самолюбию дружеской страны самым грубым и агрессивным образом.

Спасибо, друзья, или как вас теперь называть. Вам реально удалось разбудить все тёмные стороны наших отношений, можете собой гордиться.

— Можете назвать особые тренды года?

— Считаю необходимым отметить некий новый этап, даже скачок в развитии и повышения роли информационных технологий и киберпространства. Это не только вынужденное приобщение к онлайну в условиях карантина, хотя и это важно. Это вообще очень резкий скачок технологий: от расширения сетей доставок и развития новых сервисов в телефонных приложениях до технологий 5G, новых способов ведения войны, вмешательства в суверенные киберпространства и прочее.

2020-й это год тотального расширения киберотношений вширь в те слои населения, которые ранее пока держались на дистанции от информационных технологий. Социальные сети стали не только пространством для войн, но и их предметом. К примеру, звучит немного безумно, правовой конфликт в правительстве США вокруг… «Тик Тока». Или то, что Индия после горячего столкновения с Китаем на своих границах, закрыла несколько сотен китайских соцсетей и интернет-ресурсов в своем национальном интернет-пространстве.

Ну, в нашей великой стране это отразилось в виде позорной эпидемии нурботов, о которой даже говорил президент с высоких трибун. Проговорил, а потом ничего с этим явлением не произошло — ни плохого, ни хорошего.

— Кстати, о наших властях, можете назвать трех чиновников, которые вошли в этом году в антирейтинг своими словами или действиями?

— Не три персоны, а все чиновники проявились со своей отрицательной стороны. Различие может быть лишь только в том, что кто-то это сделал более жестко и беспринципно, а кто-то — бегая и прячась подальше от глаз общественности.

Но особо хочу отметить совершенно обезумевший процесс репрессий и гонений на всех уровнях нашего общества. Парадоксом является то, что этот процесс происходит уже в «правление» Токаева. Хотя с его приходом в прошлом году ожидания общества были совершенно противоположными.

И как бы ни дистанцировался второй президент Казахстана от этого роста насилия, террора и преследования, утверждая, что это лишь последствия предыдущего стиля управления, – у него ничего не получилось. Своим реальным реформаторским бездействием он (или дуумвират, или пресловутое двоевластие – не имеет значения) привел страну к такой стадии репрессий, которая на моей памяти самая массовая, жестокая и античеловеческая.

Поэтому трёх фигур антирейтинга в оценке политической ситуации явно недостаточно.  Речь идёт обо всей политической прослойке, обо всей политической «элите», методы правления которой доминировали 30 лет, а в этом году рухнули полностью с репутационной точки зрения.

Фактически слово «репутация» перестало что-либо значить.  

Если уж лидер нации во время общенационального бедствия позволяет себе «пропасть» из поля зрения своей нации, то, что уже говорить о тех, кто им приведены к власти и благополучию.

— Последний вопрос. Есть такие, кого бы Вы могли назвать людьми года?

— Назову только одного – очень хочу, чтобы Иманбек Зейкенов получил 31 декабря, под занавес года, приз Грэмми в Соединенных Штатах.

Казахстанский продюсер Иманбек Зейкенов (Imanbek) из города Аксу в Павлодарской области с треком Saint JHN «Roses (Imanbek Remix)» номинирован на престижную музыкальную премию «Грэмми». Категория — «Best Remixed Recording». Итоги премии будут оглашены 31 января 2021 года. В других категориях номинированы такие известные артисты, как Beyonce, Weeknd, Coldplay, Lady Gaga, Dua Lipa, Billie Eilish и прочие. 

Я не большой любитель музыкального стиля диджей-ремиксов, все-таки принадлежу поколению рокеров, но искренне желаю своему 20-летнему земляку победы и всемирной славы, а его сверстникам  — тоже глобальных побед.

Победы наших людей – это победа нашего народа, его настоящих человеческих качеств и таланта, который не убьёшь никакими диктатурами.

— Спасибо за интервью!

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

  +  22  =  29