Бывший генерал-майор национальной безопасности Альнур Мусаев, казахстанский эмигрант, ныне проживающий в Вене, держит марку конторы – в том смысле, что не изменяет организации, из которой вышел — Комитету государственной безопасности СССР.

Бывший, потому что десять лет назад его заочно осудили  в составе ОПГ экс-зятя первого президента РК Рахата Алиева, приговорив к 15 годам лишения свободы и лишив воинского звания и всех государственных наград. Тем не менее, он был, есть и до конца жизни останется сотрудником вышеупомянутой госструктуры, ведь, согласно распространенному мнению, бывших чекистов, не бывает.

К тому же, в отличие от большинства нынешних руководителей казахстанских спецслужб, свои знания, опыт и первые серьезные звания Мусаев получил в спецслужбе большой империи. И прошел там подготовку практически на всех этажах и направлениях. В том числе наверняка обучался (и обучился) все и вся заговаривать и переворачивать в нужном ему направлении.

Ко всему этому добавился большой опыт личного общения Мусаева с самим Назарбаевым, а также навыки выживания в окружении елбасы, которое назвать иначе, как «террариум», язык не поворачивается.  

Иными словами, бывший генерал-майор национальной безопасности прошел хорошую школу жизни. Именно поэтому его недавнее интервью Ермеку Нарымбаю, казахстанскому эмигранту, ныне проживающему в Киеве, трудно охарактеризовать иначе, чем игрой в кошки-мышки.

Мы не будем утомлять наших читателей пересказом содержания всей полуторачасовой беседы. Но одна из обсуждавшихся тем, на наш взгляд, имеет важное значение для Казахстана. Речь идет двух переворотах, которые Альнур Мусаев готовил вместе с бывшим зятем первого президента РК и супругом старшей дочери елбасы Рахатом Алиевым.

Интерес эти события вызывают не только как яркое прошлое в недавней истории страны, но и как весьма актуальное настоящее. Дело в том, что «правильные» спецслужбы   интересует не прошлое и даже не настоящее. Эти организации живут оценками будущего. И нет никаких оснований отказывать в этом подходе экс-сотруднику КГБ СССР. Так что сам по себе выбор темы общения эмигрантов из Казахстана  о заговорах против Нурсултана Назарбаева  весьма показателен. Он указывает на вполне вероятный сценарий развития ситуации в будущем.

Вполне историческим признанием Альнура Мусаева можно считать его согласие с обвинением в подготовке двух переворотов в 2001 и 2007 годах. До сих пор канонической версией, распространенной среди участников политического процесса в Казахстане, начала «нулевых» годов, было существование только первого из них. Считалось, что второй — это продукт исключительно фантазийный, изготовленный в кабинетах КНБ по лекалам НКВД 1930-х годов.

Но Мусаев решил «взять на себя» и второй заговор. Более того, в своем интервью он признался, что задумался о смене власти еще в 1998 году — после того как собственными ушами услышал от Назарбаева радостное признание в том, что ему удалось «заработать» свой первый миллиард долларов США.

Характерно, что это признание Нурсултан Абишевич (по воспоминанию Мусаева) сделал в Китае, где разместил тогда свои деньги. Для 1998 года это была действительно колоссальная сумма. Тем более для человека, политическая судьба которого не была столь уж очевидно-благополучной в тот период. 

Сейчас Мусаев признает, что ранее он действовал сообразно «революционной» или точнее «контрреволюционной» необходимости и активно участвовал в разгоне Верховного Совета РК. Осознание факта, что миллиард долларов стал главным результатом этой революции для президента, якобы стало для Мусаева отправной точкой в подготовке заговора, чем они занялись вместе с Алиевым.

Премьера состоялась, как известно, в 2001 году. Правда главным объектом заговора в тот момент стали молодые предприниматели и чиновники, которые (по признанию Мусаева) установили независимые каналы общения с Назарбаевым. Таким образом, первая задача заговора в тот момент для Рахата Алиева и Альнура Мусаева состояла не в отстранении Назарбаева, а в ликвидации его связи с пресловутыми «малодоказахами».

Рахат Алиев, вспоминает Мусаев, предлагал Назарбаеву «просто» установить жесткую диктатуру, причем предлагал на роль диктатора самого себя. Так что, у тогдашних оппозиционеров — учредителей первого «Демократического выбора Казахстана» были все основания объединиться против таких попыток, грозящих настоящей гражданской войной.

Для получения диктаторских полномочий Рахату Алиеву понадобился пост главы КНБ РК, но вместо этого Назарбаев сделал его только заместителем председателя. А председателем, как известно, стал Марат Тажин. По признанию Мусаева, это назначение взбесило Рахата Алиева и перевело конфликт в открытую фазу, которая, как известно, закончилась сначала бегством Рахата в Дубай, а затем возвращением, но уже в новом качестве — строителя красивого западного фасада для авторитарной политической модели Казахстана.

Как утверждает Мусаев, смена профиля работы Рахата Алиева не остановила заговорщиков. И на протяжении всего этого времени они готовились к свержению Назарбаева. Таким образом, по оценке Мусаева, речь шла о единой подготовке заговора, затянувшейся на целое десятилетие. Пока окончательно не провалилась — в 2007 году, когда заговорщики скрылись в Вене.

Сейчас Альнур Мусаев утверждает, что у заговорщиков были везде свои люди — в Службе охраны президента, в МВД, в КНБ РК. Но действовать они, тем не менее, собирались совершенно другим способом. Никто собирался стрелять в будущего елбасы. В качестве оружия предполагалось использовать классические методы спецслужб — шантаж с помощью компромата и последующее выдавливание из власти (при возможном сохранении официальных полномочий, которые превращались бы пустые формы).

Как утверждает Мусаев, к 2007 году заговорщикам удалось собрать огромный материал, который можно было грамотно использовать для свержения власти. Но в этот момент проявилось принципиальное отличие между кадровым оперативником и политическим самодеятелем.

Для первого компромат имеет значение только до того момента, пока он не опубликован, и (в идеале) его полное содержание в принципе неизвестно для объекта разработки. Так  проще установить контроль над человеком, не привлекая внимания, но запугивая неизвестным объемом располагаемого материала. Публикация компромата — это уже признание поражения всей задуманной комбинации.

Для второго же компромат является оружием не шантажа, а полного окончательного уничтожения. Которое происходит в публичном пространстве.

Именно так поступил Рахат Алиев, который отправился на встречу к теще — Саре Алпысовне Назарбаевой и дал ей послушать записи разговора Нурсултана Назарбаева с Аселью, которая позднее стала третьей женой первого президента РК  и матерью двух его сыновей. Расчет был на то, что Сара Алпысовна своим мощным напором сможет деморализовать Нурсултана Абишевича.

Но это, как оказалось, было эмоциональное решение, которое привело к фатальным (хотя и легко прогнозируемым) последствиям. Сара Алпысовна действительно была очень взволнована. Но отправилась она не Назарбаеву, а к Имангали Тасмагамбетову, который занимал тогда пост акима Алматы. Якобы произошло это просто потому, что был день города (видимо, события разворачивались в сентябре 2006 года).

Несмотря на утверждение Сары Алпысовны, что она сама слышала разговор своего супруга с Аселью, проведенное расследование привело к Алиеву и Мусаеву. После чего КНБ РК удалось воспользоваться подвернувшимся под руку воровством из АО «Нурбанк», тогдашней собственности Рахата Алиева и одновременно семейного кошелька семьи Назарбаевых. Как известно, зять елбасы лично отправился на поиски «запропастившихся» миллионов долларов, при этом применив к подозреваемым банкирам грубую физическую силу.

В итоге все закончилось политическим поражением Рахата Алиева и эмиграцией его из Казахстана в Австрию. К чему, кстати, приложил руку вышеупомянутый Имангали Тасмагамбетов, ныне посол РК в РФ.


Нас во всей этой любопытной и конспирологической истории интересует только один вопрос — зачем Альнуру Мусаеву понадобилось предаться этим воспоминаниям именно сегодня?

Самое простое объяснение — это напоминание кому-то и предупреждение кого-то.  Но кого и зачем предупреждает экс-глава СОП и КНБ РК?

В связи с этим можно вспомнить туманные (более похожими на намеки) казахстанского журналиста и несостоявшегося политика Ермурата Бапи, который считает, что Бергей Рыскалиев шантажировал Нурсултана Назарбаева.

И, кстати, каким-то непонятным пока еще образом эти намеки совпали с более чем странной чередой событий в жизни Айсултана, младшего сына Рахата Алиева, который то и дело попадает в наркологические лечебницы то в России, то в Англии и даже напал на полицейского в Лондоне. Отрицать эти факты не имеет смысла, они запротоколированы, но это не отменяет вопросов о том, что стало причиной такого поведения.

Похоже, комментировать эти сюжеты генерал Мусаев пока еще не готов. Но ждать еще десять лет для Казахстана было бы непозволительной роскошью.


Полностью интервью Альнура Мусаева можно посмотреть ниже.

 

Spread the love

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Спасибо за грамотное изложение моего интервью. Мне бы ваши журналистские способности))

  2. Изучено и рассмотрено Руководителем Следственного Комитета АТЦ КНБ РК генералом органа военной контрразведки РК Касымбековым Е. К Есть решение принять на контроль с занесением в дело, по факту о коррупционных преступлениях совершенных первым Президентом РК Н. А. Назарбаева и связи с Китайской стороной на предмет гос измены.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code