Еще раз о государственно-частном партнерстве (ГЧП). Много букв, но речь идет о наших деньгах.

6 мая с. г. премьер-министр поручил правительству с учетом передового международного опыта проработать дополнительные механизмы стимулирования развития ГЧП и вопросы необходимых поправок в законодательств о ГЧП.

22 октября на заседании правительства министр национальной экономики предложил следующие механизмы:

  • одно окно;
  • пакетные решения;
  • возвратное ГЧП;
  • цифровизация процессов в ГЧП.

Об этих нововведениях сообщили наши СМИ.

Таким образом, мы видим, что наше правительство видит передовой международный опыт именно так, т.е. «через одно окно».

Теперь рассмотрим конкретные проекты.

БАКАД годами находится «в стадии реализации», но, выясняется, ещё даже не получил финансирование.

В этой статье говорится, что «поскольку обязательства правительства выражаются в тенге, заем ЕБРР тоже предоставляется в тенге». Отсюда два очевидных вопроса : 1). Почему осознание этого простого факта пришло только теперь, спустя годы? 2). Если проект финансируется в тенге, то причём здесь вообще ЕБРР? Почему проект нельзя было профинансировать раньше из казахстанских источников? Получается, что проект «особого значения» гарантированный государством ждал годы, чтобы ЕБРР мог предоставить кредит с накрутками? Какой-то абсурд получается.

По поводу широкополосного интернета, проект, безусловно, важный. Но не хватает прозрачности. Прежде всего о том, как, с кем, в какой конкурентной борьбе победу одержал Транстелеком, который не был упомянут в последней новости, хотя изначально там присутствовал.

Почему-то не упомянут «Сергек» — проект скрещивания дешёвых китайских видеорегистраторов с дорогим отечественным искусственным интеллектом. Но упомянут погранпереход «Нурлы Жол». Казалось бы, простое строение типа «ангар» + оборудование, стоимость которого легко посчитать, плюс заасфальтировать всё вокруг. Но которое почему-то обходится бюджету — то есть
нам с вами — в 100 млрд тенге, как 6 таких же погранпереходов в Турции, оснащённых по последнему слову техники. Как ранее уже писали, чуть дешевле олимпийского стадиона «Фишт» в Сочи, но чуть дороже нового терминала аэропорта Шереметьево в Москве.

При этом один погранпереход в Турции, в европейской части, обслуживает до 2000 автомобилей в сутки, а «Нурлы Жол» — всего 200 (в 10 раз меньше). 10х6=60 — получается, погранпереход в Турции в 60 раз производительнее погранперехода в Казахстане, что, впрочем, меньше, чем на Астана ЛРТ, где «просчитались» аж в 70 раз.

Не упомянуты ледовые дворцы, которые то ли построил, то ли не успел построить чешский хоккеист, и другие интересные объекты.

Пропускаем долгоиграющие алматинский ЛРТ и объекты здравоохранения в Алматы и Караганде, которые находятся в «стадии реализации» уже не первую пятилетку. А также, алматинское ГЧП, которое, если факты подтвердятся, вообще за гранью «добра и зла». Остаются детские сады и прочие мелкие объекты образования и здравоохранения.

И вот здесь возникает главный вопрос: как частный партнёр справится с задачей непрерывно, много лет подряд поддерживать отраслевые стандарты и требования, одновременно выплачивая проценты по кредиту? А ведь ещё надо получить прибыль, иначе какой смысл?

Ясно, что частный партнёр предпочтёт прибыль, как и то, где после этого окажутся наше образование и здравоохранение.

Лучший мировой опыт? Ясно, что пока проекты находятся в стадии реализации, за них легко отчитаться. Однако уже сейчас, по мере приближения «момента истины», отчитываться всё сложнее и сложнее, потому что уже сейчас видно, насколько неэффективны и дороги эти проекты, о чём всё чаще и громче говорят депутаты, акимы и сам президент.

Абсолютно правильно ставить вопрос об отнесении обязательств по ГЧП на госдолг. Однако в ходе совещания 22 октября 2019 года: Первый Заместитель Премьер-Министра – министр финансов А. Смаилов отметил, что работа в данном направлении будет активизирована для того, чтобы обеспечить достижение целевых индикаторов по достижению 30% ВВП. Перечень проектов определен, будет отслеживаться ход их реализации. Министр, если сообщение верно, во что верится с трудом, фактически говорит о доведении уровня госдолга по проектам ГЧП с неявной эффективностью и качеством до 30% ВВП (!).

И вот это на самом деле — хит, сюрприз, главная новость, которая ещё раз подтверждает, что Казахстан — особая страна на фоне неуклонного снижения количества проектов ГЧП, например, в Европе с 68 в 2016 до 44 в 2017 до 39 в 2018 году, где несопоставимо более низкие риски и процентные ставки. В самом названии отчёта европейского счётного комитета (EU Court of Auditors) ГЧП «страдает широко распространенными недостатками и ограниченными выгодами» Хотелось бы знать, а что думает по этому поводу наш Счётный комитет?

Передовой мировой опыт говорит, что проекты, пригодные для ГЧП, необходимо тщательно выбирать и профессионально готовить, чтобы не вылететь в трубу, как, например, в Турции вследствие неверного решения финансировать эти проекты в валюте. Большинство проектов ГЧП в Турции в здравоохранении, но сегодня эти проекты вследствие девальвации лиры для государства глубоко убыточны. Президент Эрдоган своим указом запретил финансирование таких проектов в иностранной валюте.

Турция выдержит. А сможет ли наше здравоохранение выдержать подобные массовые эксперименты?

Выводы.

ГЧП — долгосрочные, сложные проекты. Если проект плохо подготовлен, то проблемы дадут о себе знать не сразу, а через некоторое время после сдачи объекта в эксплуатацию в виде непомерного роста расходов бюджета за некачественные услуги.

Многие страны в 2000-х пережили этап популизма в ГЧП — и дорого за это заплатили. В этом заключается мировой опыт. Нужно прислушаться к нашим депутатам. Их опасения обоснованы и далеко не напрасны.

Очевидно, что нужна обоснованная, взвешенная государственная политика, изменение курса и абсолютно новые подходы в сфере принятия долгосрочных инвестиционных решений в инфраструктуре, как поручил премьер-министр на совещании правительства и 6 мая, и 22 октября «с учётом передового международного опыта».

В общем, дело серьезное, ибо речь идет о больших бюджетных деньгах. И систему подхода к ГЧП надо менять.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code