Расширенное заседание правительства с участием второго президента, которое прошло сегодня, практически ничем не отличалось от таких же заседаний, которые проводились при первом президенте.

И дело не только в том, что К.Токаев снова давал поручение новому-старому премьер-министру Аскару Мамину, который занял этот пост еще при Н.Назарбаеве и оказался «непотопляемым» даже несмотря на все провалы прошлого года. На прошедшем заседании опять наблюдался старый эффект слоенного пирога, когда старые программы подаются как новые, а новые задачи накладываются на еще нерешенные старые проблемы.

Взять тот же тезис о необходимости борьбы с контрабандой на казахстанско-китайской границе, где, как было заявлено: «расхождения в зеркальной статистике с Китаем – более $5 млрд. долларов». Странно, что об этом говорится после громких коррупционных скандалов на том же Хоргосе, которые были несколько лет тому назад и которые подавались как окончательная победа над контрабандой, что должно было привести к наведению порядка. Но, как и положено в коррумпированной системе, на любых жировых местах у нас работает револьверный принцип смены одних коррумпированных игроков на других.

Кстати, еще не ясно к чему приведет создание Агентства по борьбе с экономическими преступлениями при президенте? К тому, что борьба будет эффективнее, или к тому, что нас будет ждать не борьба с «теневым рынком», а новые внутриэлитные схватки за контроль теневых потоков.

Кстати, на этом заседании говорилось и по поводу офшоров, но не с точки зрения возвращения в страну теневых капиталов представителей нашей политической и бизнес элиты, имена многих из которых давно уже были раскрыты в «Панамских документы» или в «Paradise Papers». Говорилось лишь по поводу обложения налогами тех средств, которые в офшоры собираются выводить. Но призывы К.Токаева бороться с «теневой экономикой», не разрушая ее олигархическую природу, будут напоминать всю такую же старую песню о главном, которые мы уже многие годы слышали со времен первого президента.

Во время заседания правительства прозвучал тезис о том, что экономика страны страдает не только от чрезмерного присутствия государства, но и от неконкурентных действий частных монополистов, которых президент призвал сократить, но непонятно, будут ли среди них именно те, кто долгое время был «неприкасаемым».

Также давней болячкой власти является то, что она все время разрабатывают многочисленные программы социально-экономического развития страны на десятилетия вперед без учета разных потенциальных угроз, которые могут поставить крест на всех этих программах.

Например, говорилось об исторической зависимости Казахстана от энергосистем соседних стран, что представляет угрозу в связи с участившимися случаями перебоев электроснабжения в южных регионах страны. Как было заявлено: «Принимая во внимание прогнозируемый дефицит электрической мощности к 2027 году, поручаю правительству разработать Энергетический баланс Республики Казахстан до 2035 года, где должны учитываться планы по развитию энергосистем наших соседей».

Но вся проблема в том, что к 2035 году никаких планов у наших соседей может и не быть в связи с тем, что в том же Таджикистане или Кыргызстане может наступить нехватка выработки энергетических мощностей на гидроэлектростанциях в связи с водным дефицитом.

Тревожным сигналом было то, что в 2020 году, в Таджикистане уже упали доходы страны от экспорта электроэнергии в Узбекистан и Афганистан, так как республика столкнулась с самым масштабным дефицитом воды за последние десятилетия. Такой же водный дефицит будет с каждым годом расти в Кыргызстане и в Казахстане, что еще больше усугубит проблемы гидроэнергетики.

Кстати, в прошлом году, теме прогнозирования мы посвятили одну из программ на YouTube канале AuditoriumQZ, где я привел результаты экспертного опроса, который в августе 2020 года провели вместе с социологом Айман Жусуповой, В этом выпуске, мы говорили о возможных кризисных ситуациях, которые могут возникнуть в Казахстане и окажут серьезный негативный эффект на социально-экономическую и политическую ситуацию в стране.

Из семи выделенных рисков, с которыми Казахстан может столкнуться в недалеком будущем, в тройку основных, по мнению экспертов, вошли такие кризисные ситуации, как: 1. более быстрое завершение эпохи нефти, которая приведет к экономическому банкротству Казахстана; 2. дефицит воды, который может привести к военным конфликтам с соседними странами; 3. инновационная революция в других странах, которая окончательно закрепить за Казахстаном статус технологической периферии.

На четвертом месте оказалось угроза разрушительного землетрясения в Алматы, которое создаст кризисную ситуацию общенационального масштаба. На пятом месте стояло глобальное потепление и климатические изменения. Шестую позицию заняла угроза, связанная с появлением нового супервируса, который заставит водить очередной локдаун. А на седьмом месте была угроза появления экологических беженцев.

Из всех этих пунктов, на заседании правительства, наконец, заговорили лишь о конце нефтяной эпохи, в связи с тем, что большинство развитых стран приняли обязательство стать углеродно нейтральными к 2050 году.

Но возникает ощущение, что у нас еще долгие годы будет актуальна шутка о том, что если власть и будет работать над какими-либо экономическими проектами, то все равно самым главным ее проектом будет проект ожидания нового повышения цен на нефть. Ведь при наличии сырья, которое можно дорого продать, не так важна компетенция госуправленцев, которая у нас долгие годы катастрофически снижается. Важна только лояльность к системе.

Spread the love

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here