Чисто юридический спор между Акордой и молдавскими инвесторами все больше приобретает публичный характер. А на кону может оказаться судьба лучших казахстанских активов. Можно сказать, стратегических.

Новый 2021 год Министерство юстиции Казахстана решило начать с победных реляций. 7 января 2021 года на сайте государственного ведомства появилось сообщение о «важной победе» в судебном разбирательстве против Анатола и Габриэля Стати, Ascom S. A. и Terra Raf Trans Traiding Ltd (далее — «Стати»).

Суть этого «важного» события состояла в том, что окружной суд Люксембурга принял решение приостановить гражданский процесс по поводу ареста активов Республики Казахстан в Люксембурге, начатого Анатолом и Габриэлем Стати  еще в 2017 году. Приостановка продлится до тех пор, пока люксембургские правоохранительные органы не проведут полное расследование предполагаемого Минюстом РК мошенничества действий молдавских инвесторов.

Само же расследование предполагаемого мошенничества началось после того, как в мае 2019 года адвокаты Минюста РК подали уголовную жалобу в местные правоохранительные органы, в которой обвинили Стати в подделке документов (статьи 196 и 197 Уголовного кодекса Люксембурга). Плюс их обвинили в попытке отмывания денег, полученных в результате мошенничества.

В чем обвиняют Стати?

Напомним, что обвинение, предъявляемое казахстанскими властями молдавским инвесторам, состоит в завышении сметы стоимости строительства газоперерабатывающего завода (ГПЗ) и, соответственно, использования поддельной документации для обоснования этой сметы.

Эту версию казахстанское госведомство использует уже давно и в разных юрисдикциях с одной лишь, похоже, целью — опровергнуть решение международного арбитража в Стокгольме, который еще в декабре 2013 года обязал Казахстан выплатить владельцам Tristan Oil компенсацию в 540 миллионов американских долларов.

Когда представители Стати начали добиваться признания решения арбитража в судах разных стран, чтобы заставить Акорду выплатить компенсацию, Минюст РК начал использовать «неправильную» калькуляцию потерь инвесторов в качестве главного аргумента защиты своих позиций.

Минюст РК действовал по принципу: лучшая защита — это нападение, а лучшее нападение — это уголовное дело.  В самом Казахстане (равно как и в других постсоветских государствах) перевод гражданского спора в уголовную сферу — излюбленный метод властей. И по мере возможностей власти пытаются использовать этот аргумент и в иностранных юрисдикциях. Получается так себе.

Зачем тянуть кота за хвост?

Опыт судебных разбирательств в других юрисдикциях показывает, насколько малы шансы Минюста РК в продвижении своей позиции. Тем не менее, иски растут как снежный ком, а на содержание высокооплачиваемых адвокатов тратятся немаленькие средства. Зачем?

Судя по всему, главная задача министра юстиции РК Марата Бекетаева состоит в том, чтобы как можно дальше оттянуть час расплаты для Казахстана.

В Люксембурге отсчет времени начался еще в августе 2017 года, когда молдавские инвесторы получили судебный приказ, который признал подлежащим исполнению в Великом Герцогстве Люксембург решения международного арбитражного суда в Стокгольме.

Юристы Минюста РК оспорили этот приказ, но безуспешно. 19 декабря 2019 года он был подтвержден решением Апелляционного суда Люксембурга. А уже оно было дальше обжаловано в Кассационном суде Люксембурга, решение которого ожидается в нынешнем феврале.

Видимо, Бекетаев не надеялся на победу в гражданском деле, так как еще в мае 2019 года представители Казахстана запустили уголовный трек дела — подали уголовную жалобу. Но признали этот факт спустя почти год — в марте 2020 года, когда окончательно осознали проигрыш в гражданском процессе.  

Как уверяют в своем пресс-релизе представители Минюста РК, решение Окружного суда Люксембурга от 8 января 2021 года означает, что Стати не смогут привести в исполнение арбитражное решение в отношении каких-либо активов РК в Люксембурге до окончания уголовного разбирательства.

При чем тут Люксембург?

Представители Минюста РК считают, что адвокаты Стати двинулись в Люксембург в 2017 году после отказа от процессов в Англии, где английский суд прислушался к аргументам о мошенническом характере калькуляций по стоимости ГПЗ. Но в этом же пресс-релизе Люксембург называется ключевой юрисдикцией, в которой Стати добиваются приведения в исполнение арбитражного решения.

Для такой оценки у юристов Бекетаева есть все основания. Ведь согласно решению суда 2017 года в Люксембурге под арест попали следующие компании:

 -ERG (Eurasian Resources Group LLC)

 -ArcelorMittal SA,

— Cameco Luxembourg SA,

— ТенгизШевройл Финанс (Tengizchevroil Finance Company LLC)

Таким образом, из-за спора на сумму 540 миллионов долларов Казахстан по сути утратил юридический контроль над стратегическими активами: цветными металлами, сталью, ураном и нефтью.

Какова подоплека в этом деле (и есть ли она вообще, ведь, может, речь идет всего лишь об извлечении доходов от юридического сопровождения исков), еще предстоит выяснить. Но совершенно очевидно, что дело Стати уже приобрело свою собственную динамику, а круг игроков существенно расширился.

Кто главные игроки?

Начнем с того, что из дела Стати «пропали» собственно Стати. Теперь главным игроком в борьбе с Минюстом РК и его главой Маратом Бекетаевым стала команда профессиональных американских финансистов из Argentem Creek — специалистов по проблемным долгам стран с развивающейся экономикой. Именно этой компании принадлежат облигации, выпущенные Tristan Oil для финансирования развития нефтегазовых активов в Казахстане.

Облигации купила в 2006 году компания по управлению активами Black River, дочерняя структура корпорации Cargill, специализирующейся на поставках зерна по всему миру. В Казахстане интересы Cargill с начала 90-х годов прошлого века представляет компания «ДЭН», экспортер зерна, собственно, и создавшая этот бизнес в первые годы независимости республики.
 
В 2015 году Cargill избавилась от бизнеса по управлению активами, а облигации Tristan Oil оказались в портфеле Argentem Creek, созданной менеджерами Black River. Руководит компанией Дэниэл Чэпмен (Daniel Chapman), который отвечал в фондах Black River за стратегию на развивающихся рынках.
 
Argentem Creek стала непосредственным участником разбирательств по делу Стати, так как Стати согласились уступить ей 70% присужденной суммы компенсации по решению Стокгольмского арбитража. Известно об этом стало относительно недавно – тогда, когда Казахстан подал иски в США против самого Чэпмена и Argentem Creek, обвинив их в сговоре со Стати.

Причем компания не просто  озвучила свою позицию, но даже создала сайт с характерным названием «Тристангейт», где выложены основные новости и документы по делу. И тот факт, что на сайте есть и русскоязычная версия, говорит о том, что война будет вестись в публичном поле.

Стати и представители Казахстана чурались излишней публичности. Argentem Creek на первой же странице сайта говорит от имени американских и других международных инвесторов, что, конечно, обещает развитие ситуации по самому скандальному варианту.

Официальный представитель компании вполне открыто сообщил нам, что Казахстану могут дорого обойтись попытки уклониться от выполнения решения арбитражного решения.

«Казахстан потратил десятки миллионов долларов на оплату юридических представителей, которые подают иски в разных юрисдикциях с целью уклониться от уплаты суммы», — так определяют ситуацию представители Argentem Creek.

Они дипломатично воздерживаются от оценки рисков и прямо о том, что жертвой затянувшейся войны стали лучшие активы Казахстана, не говорят. Но ситуация и так представляется достаточно ясной.

Тем не менее, формально пока вся история выглядит исключительно как процессуальная — никто на сами активы не покушается. Хотя внезапная смерть от короновируса олигарха Aлиджана Ибрагимова, которому принадлежало 20,7% Eurasian Resources Group (ERG), не может не вызывать опасений за судьбу этой компании, арестованной в Люксембурге.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

7  +    =  8