На минувшей неделе очередная пенсионная реформа обрела свою законченность: Единый накопительный пенсионный фонд (ЕНПФ) обнародовал правила использования пенсионных накоплений на улучшение жилищных условий и лечение, а Агентство по регулированию и развитию финансового рынка (АРРФР) расшифровало право передавать часть своих пенсионных накоплений под управление частным управляющим компаниям.

Если два первых направления использования пенсионных средств – явление для Казахстана новое, то передача пенсионных накоплений под управление частным управляющим компаниям представляется хорошо забытым старым.

Напомним, до 2013 года, когда был создан ЕНПФ, на рынке работало несколько частных накопительных пенсионных фондов (НПФ) и один государственный (ГНПФ), а также компании по управлению пенсионными активами (КУПА). Именно они определяли инвестиционную политику в отношении пенсионных активов (некоторые фонды со временем получали лицензии на самостоятельное управление активами и отказывались от услуг КУПА). Однако в 2013 году, опасаясь за сохранность сбережений казахстанцев, глава государства дал поручение в сжатые сроки объединить все пенсионные деньги в единый фонд под управлением государства (управленцем стал Нацбанк РК).

Экономист Айдар Алибаев, стоявший у истоков реформирования пенсионной системы Казахстана, называет разрешение передачи активов под управление частных компаний прогрессивным шагом, но с определенными оговорками.

Мы попросили его высказать свое мнение по данному нововведению.

— Айдар Байдаулетович, не видите ли вы в этом решении – передаче части пенсионных накоплений под управление частным компаниям – некоего шага назад?

— Я соглашусь, что этот шаг — возврат к тому, что было в бытность существования частных НПФ и КУПА на первоначальном этапе функционирования накопительной пенсионной системы (НПС). Но в условиях реалий сегодняшнего дня я не называл бы это решение шагом назад.

Просто надо учитывать, как сегодня управляет пенсионными активами Национальный банк. На мой взгляд, он, во-первых, управляет абсолютно неэффективно с точки зрения доходности, во-вторых, руководствуется какими-то своими непонятными интересами, отправляя средства в государственные ценные бумаги и на поддержку компаний квазигосударственного сектора и банков второго уровня. Ни о каком развитии промышленности или покупке акций частных компаний речи не идет. И большое число представителей экспертного сообщества высказывают обоснованное неудовлетворение той инвестиционной политикой, что проводит Нацбанк. 

На этом фоне передача пенсионных накоплений под управление частных компаний мне представляется позитивным моментом. Это худо-бедно конкурентная среда. Ну и есть надежда, что средства пойдут на развитие компаний, что-то производящих, то есть в реальный сектор экономики.  

Но в качестве отрицательного момента я бы отметил то, что суммы, которые будущие пенсионеры смогут передать под управление частников, будут совсем небольшими, равно как и количество пенсионеров, которые смогут этим воспользоваться. Всему препятствие – те лимиты, так называемый «порог минимальной достаточности пенсионных накоплений», накопления сверх которых позволяет изымать Минтруда. Эти лимиты – очень высоки по отношению к накоплениям, которые имеют наши граждане. И если учесть, что плюс к этому граждане с накоплениями выше лимита могут направлять свои средства и на покупку жилья, и на лечение, суммы, на получение которых могут рассчитывать управляющие компании, представляются мизерными.

Насколько активно этот процесс пойдет и насколько серьезны будут суммы, покажет время. Однако с учетом того, что я сказал, мне кажется, сегодня серьезный акцент нужно перенести на пересмотр в сторону снижения лимитов, при которых возможно досрочное изъятие пенсионных средств. В противном случае все эти три открывающиеся возможности будут работать слабо.

— Однако в защиту лимитов можно сказать, что государство таким образом старается застраховать пенсионные накопления казахстанцев от полной их растраты или потери сегодня. Разве не так?

— Можно, конечно, полагать, что государство подстраховывается, чтобы люди не ушли со всеми своими средствами в частные пенсионные компании, потому что, мол, риски высоки. Но вспомните, когда наравне с ГНПФ работали частные НПФ, первый никогда не был лидером рынка. И крупные НПФ, получившие лицензию на самостоятельное управление накоплениями, неплохо с этим справлялись. Мне представляется, что причина, по которой были поставлены такие высокие лимиты, кроется не в заботе о сохранности средств.

Давайте потеоретизируем. Если полностью отменить лимиты и разрешить переводить средства под управление частников без ограничений, народ захочет этим воспользоваться, и может получиться так, что достаточных средств в ЕНПФ может и не быть.

— То есть, на ваш взгляд, таким образом страхуются риски ЕНПФ?

— Декларируется, что общий объем пенсионных активов по итогам 2020 года – порядка 13 триллионов тенге. Вот у меня и возникает вопрос: а есть ли реально эти 13 триллионов? Даже если половина вкладчиков ЕНПФ ринется снимать или переводить активы в частные компании (6-7 трлн тенге), сможет ли ЕНПФ обеспечить эти средства?

Защитой от этого, чтобы паника не поднялась, что денег нет, и продиктованы, на мой взгляд, высокие лимиты. Сейчас это (что денег нет — авт.) только предположения экспертов, и всерьез такие заявления можно не воспринимать. А тут вдруг разрешат. Те люди, что там (в ЕНПФ – авт.) знают, что денег нет, поэтому и отгораживаются.

СПРАВКА

 

По данным АРРФР, реализовать право передавать часть своих пенсионных накоплений под управление частным управляющим компаниям могут вкладчики ЕНПФ, у которых есть пенсионные накопления, превышающие порог достаточности, установленный постановлением правительства РК, либо которые заключили договор пенсионного аннуитета со страховыми компаниями. Первоначально говорилось, что накопления, превышающие порог достаточности, имеются на счетах более 700 тысяч вкладчиков ЕНПФ, общая их сумма составляет 2,5 трлн. тенге.


Говоря о деятельности частных компаний по управлению активами, в АРРФР подчеркивают, что переданные в частные компании по управлению активами пенсионные накопления остаются собственностью гражданина и не могут быть использованы компанией в своих собственных интересах. Для обеспечения сохранности учет будет осуществляться на счете ЕНПФ, открытом в неаффилированным с управляющей компанией банке-кастодиане.


Одной из задач банка-кастодиана является осуществление контроля за целевым использованием пенсионных активов.  В случае приостановления, лишения лицензии или банкротства управляющей компании пенсионные накопления, находящиеся в ее управлении и хранящиеся в банке-кастодиане, будут возвращены под управление Национального банка РК. 

Spread the love

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Один сиделец бывший чиновник отсидевший за коррупцию и вышедший по УДО рассказал в каких условиях сидит бывший зампред ЕНПФ Дабр Медетбеков на зоне и что он рассказывает о своём деле о фонде и вообще что это такое ЕНПФ.
    Так вот оказывается к моменту объединения во многих из них по факту отсутствовали средства так как учредители этих фондов тупо их украли выведя средства за рубеж через офшорные компании, при этом как утверждал Медетбеков с этих махинации различных ОПГ финансистов и банкиров всегда имели долю в 50% члены правящей семьи, что автоматически обеспечивало им безопасность. Но со временем некоторые ОПГ начали выводить пенсионные деньги более изощреннее и не делиться с семьёй. Первыми кто решил опрокинуть это были бывшие его шефы ОПГ Казкома Субханбердин-Мынбаев-Фельд. За ними потихоньку начали мутить дела и более мелкие игроки. И когда аналитики из КНБ вычислили многие схемы и ещё обнаружили что часть выведенных средств положенных семье тупо украл Марченко, было решено в срочном порядке сворачивать эту кормушку путём девальвации тенге и объединения всех фондов под крыло ГНПФ тем более что в нём вообще отсутствовали средства, нонешний председатель правления Курманов со своими покровителями из правительства давно прожрали все деньги ГНПФ и фонд был практически банкротом, а цифры с суммами якобы накопленные в нём были просто на бумаге. Вообще практику рисования цифр о якобы накопленных пенсионных активах в триллионы тенге начал сам Марченко и тогдашний премьер Масимов. Так вот к моменту объединения фондов больше половины пенсионных активов были уже украдены а цифры просто рисовали в Нацбанке. В дальнейшем Келимбетов чтобы не дай бог информация о нарисованных цифрах не просочилась в прессу и тем более о них не узнало население большая часть вкладчиков, максимально закрыл доступ к информации об управлении этими активами национальным банком. По поводу махинации за которые он загремел было дело так, видя как продолжают мутить дела и разбазаривают остатки пенсионных накоплений воруя и разбазаривая в нацбанке Келимбетов и Ко, он то есть Медетбеков решает сыграть свою скрипку, так как щипать крохи с госзакупок и за счёт копеечных премии правлению фонда выделяемых нацбанком просто устал, так как Келимбетов был просто жаден и не хотел делиться. Со слов Медетбекова он рассчитывал что его афера с покупкой акции Бузугул Аурум почти на пять миллионов долларов за откат в один миллион пройдёт не замеченным на фоне миллиардных хищений пенсионных активов, тем более 50% от миллиона Дабр по старой памяти отстегнул. Но Келимбетов как всегда на почве патологической жадности поднял шум и подставил его и тупорылого Председателя Правления Руслана Ерденаевв, а крыша получившая откат просто напросто кинула их на амбразуру. Так что в ЕНПФ денег просто напросто нет, выплаты осуществляются за счёт средств вновь поступающих в фонд и как говорит бывший зампред Медетбеков пенсионная система работает как финансовая пирамида.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here