В рейтинге стран Европы по расходам на еду, опубликованном российским информагентством «Новости», Казахстан занял самое последнее место. Как любят говорить в таких случаях, наша страна поставила очередной антирекорд. На еду казахстанцы тратят больше всех, а на отдых и культуру – меньше.


Парадокс. У Казахстана есть огромная территория, солидные запасы природных ископаемых, внушительный нефтяной экспорт и почти 95 млрд долларов накопленных резервов. А уровень жизни хуже, чем в таких бедных странах, как Молдова и Северная Македония.

На фоне стремительно растущих цен и протестных настроений поднятая на недавнем заседании правительства продовольственная тема становится все более актуальной. И сама напрашивается на продолжение.

Первые с конца

Недавно мне на глаза попал рейтинг стран Европы по доле расходов семей на продукты питания в 2020 году. Составлен он был по заказу РИА «Новости». Сравнение проводилось на основе национальных статданных каждой из стран.

Самые низкие траты на еду показали Люксембург (8,4%), Нидерланды, Великобритания (10,6%), Ирландия (11,5%), Германия и Финляндия (11,7%). Рядом с ними расположились еще полтора десятка стран, где затраты домохозяйств на продукты питания в структуре расходов не превышают 20%.

Одновременно авторы рейтинга сравнили расходы семей на кафе, рестораны и отели, а также на культуру и досуг. У лидеров рейтинга они оказались сопоставимы с тратами на еду. Например, в Люксембурге составили 8,5% (расходы на кафе и рестораны) и 6,2% (расходы на досуг и культуру), в Нидерландах соответственно 5,7% и 8,4%, в Германии 6,2% и 11,2%.

В некоторых странах доля расходов на досуг и культуру даже значительно превысила затраты на продовольствие. В Великобритании жители тратят на эти цели 13,1% (на еду уходит 10,6%), в Швеции 18,7% (на еду 13,5%).

Таким образом, через призму расходов мы можем сопоставить уровень жизни в европейских странах.

Поскольку географически Казахстан частично расположен в Европе, он тоже попал в рейтинг, заняв в нем самое последнее место – 40-е. Потому что почти половину своих доходов казахстанцы тратят на еду (49,4%), на кафе и рестораны — 2,9%, а на досуг и культуру остается мизер — 1,7%.

На еду казахстанцы тратят 49,4%, на кафе и рестораны — 2,9%, а на досуг и культуру — 1,7% 

Ни огромная территория, ни нефтяные доходы, ни солидные международные резервы, которые с учетом активов Национального фонда Казахстана сегодня составляют почти 95 миллиардов долларов, на уровне жизни людей не сказываются. Жители традиционно бедной Молдовы или Северной Македонии, чье экономическое положение намного хуже казахстанского, живут не намного, но лучше. Такой вот парадокс.

Между Угандой и Камеруном

При этом следует понимать, что даже самое неутешительное сравнение с европейскими странами все равно будет лестным для Казахстана, поскольку ставит его в один ряд со столь манящей наших чиновников Европой. Но если мы возьмем международный рейтинг, составляемый министерством сельского хозяйства США, то положение Казахстана сразу меняется в худшую сторону и он опускается до уровня стран третьего мира. 

В последнем опубликованном рейтинге Минсельхоза США на основе статданных за 2018 год наша страна, с расходами на еду в 44,9%, уютно расположилась аж на 96 месте из 104, между Угандой и Камеруном.

Даже такие экзотические государства как Камбоджа, Гватемала, Пакистан, Вьетнам и (что примечательно) Гондурас в мировом рейтинге нас опередили. Тамошние жители тратят меньше денег на еду, у них больше средств остается на прочие потребности и значит – живут лучше.

А ведь эти страны не рвутся в тридцатку мировых лидеров. Более того, они официально беднее нас, причем в разы. Если Казахстан стоит на 77 месте с 8810 долларами подушевого ВВП, то Гватемала стоит на 111 месте (4610 долларов на душу населения), Гондурас — на 141 месте (2390 долларов на душу населения), а Камбоджа – на 158 месте (1480 долларов).

Эта ситуация не поддается нормальному объяснению – откровенно нищие страны, экономика которых с казахстанской несопоставима, имеют с нами примерно схожий уровень жизни.

В эту и без того мрачную картину вынужден добавить еще темных красок — в рейтингах РИА «Новости» и Минсельхоза США использованы некорректные казахстанские статданные. На сайте Комитета по статистике мы видим другие цифры, согласно которым доля расходов казахстанских домохозяйств на продукты питания выше.

Например, в 2020 году она составила не 49,4%, как сообщает РИА «Новости», а 54,3% (по итогам третьего квартала). И в 2018 году эти расходы составляли не 44,9%, а 48,5%. То есть ситуация с уровнем жизни и качеством потребления в Казахстане значительно хуже той, что мы видим в иностранных рейтингах. На оплату еды, комуслуг и налогов среднестатистический казахстанец в общей сложности тратит 70% доходов.

И надо понимать, что это усредненный показатель, в котором на разных концах одной сравнительной шкалы расположились немногочисленные топ-менеджеры нацкомпаний и госчиновники, а на другой – многомиллионная армия бюджетников, рабочих промпредприятий и работников АПК. С учетом этого затраты на еду и комуслуги у многих казахстанцев значительно выше 70%.

Подобная модель социальных и экономических отношений по сути является осовремененной версией рабства – формально свободные граждане вкалывают за еду. Ни на что другое нет ни сил, ни времени, ни ресурсов.

Культура, досуг, образование и путешествия — это все мещанские глупости. Высокие доходы и уровень потребления повышают у простых граждан самооценку. Чем меньше они думают о еде, тем больше предаются опасным размышлениям. Эдак люди вспомнят о том, что единственным источником государственной власти является народ, и он же (через ответственное перед гражданами государство) является собственником земли и ее недр.

Наверное, в этом и кроется причина того, что ни хваленый Национальный фонд, ни внушительные золотовалютные резервы, ни доходы от сырьевого экспорта на уровне жизни казахстанцев никак не сказываются.

Нет, резервы и нефтяные прибыли есть, но, как я понимаю, они благоразумно прячутся в иностранных юрисдикциях. Валюта и золото – слишком выгодный актив, чтобы тратить на народ. Его лучше держать в офшорной кубышке, а с населением и бюджетом расплачиваться дешевыми тенге. Так выгоднее.

А что с зарплатой?

И напоследок, чтобы до конца внести ясность в вопросы финансового благосостояния казахстанцев, еще раз развеем миф о средней заработной плате, которая по мнению Комитета по статистике сегодня составляет 222 261 тенге. И поможет нам в этом как всегда Единый накопительный пенсионный фонд Казахстана, чьими вкладчиками являются практически все трудоспособные жители страны.

На сайте фонда выложены текущие показатели за январь 2021 года, согласно которым на 10,9 млн обязательных пенсионных счетов вкладчики перечислили взносов (для львиной доли казахстанцев это 10%) на сумму 88,7 млрд тенге. Произведя несложные расчеты, мы получаем среднюю реальную январскую зарплату в размере 80 870 тенге.

Примечательно то, что за год она ничуть не изменилась — почти такую же среднюю зарплату мы видим в отчете ЕНПФ по итогам января 2020 (при официальном среднем размере в 198 200 тенге).

А в январе 2019 года средняя зарплата вкладчиков ЕНПФ составляла чуть более 71 760 тенге в месяц, хотя официально она была на уровне 166 тысяч.

Таким образом, реальные зарплаты казахстанцев за эти два года выросли на 12,5% (инфляция за этот же период составила 12,9%), а рисуемый чиновниками в статотчетах доход вырос на 33%, то есть на треть.

Помните, что нам обещает предвыборная программа партии «Нур Отан»? Рост доходов граждан на 25% к 2025 году. Теперь-то мы понимаем, что достижение поставленной цели никакой сложности для партии власти не представляет.

С таким смелым воображением и гибкой статистикой можно какой угодно рост доходов нарисовать. На еду хватит.

 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here