В начале уходящей недели было объявлено, что казахстанским адвокатам дали разрешение выйти на митинг. Они намеревались публично выразить несогласие с отдельными положениями законопроекта, направленного на внесение изменений и дополнений в действующий Закон «Об адвокатской деятельности и юридической помощи». Проект находится сейчас на рассмотрении в парламенте.

По мнению адвокатов, поправки в закон существенно сузят их права, что не лучшим образом отразится на конституционном праве граждан РК на защиту.

Акимат Алматы проведение митинга согласовал, были названы дата, время и место проведения: 13 марта, 14 часов, сквер Шокана Уалиханова. Однако за три дня до назначенной даты в Алматы изменилась эпидемиологическая обстановка: город вошел в так называемую «красную» зону по распространению covid-19.

10 марта главный санитарный врач города Жандарбек Бекшин издал новое постановление «Об усилении мер по предотвращению заболеванием коронавирусной инфекцией». Возможность проведения митинга оказалась под вопросом.

Организаторы сразу же высказали опасения, что усиление мер и митинг могут быть связаны между собой.

«Боюсь, что нам могут митинг отменить, потому что Алматы резко переносится в «красную» зону. И у меня подозрения такие нехорошие, как будто это прямо с нами связано», — сказала в комментарии KZ.MEDIA 11 марта одна из организаторов мирного собрания адвокат Рена Керимова.

12 марта пресс-секретарь департамента санитарно-эпидемиологического контроля (ДСЭК) Алматы Балслу Алекенова имевшиеся опасения подтвердила, сообщив, что «согласно действующего постановления главного государственного санитарного врача Алматы запрещено проведение мероприятий с массовым скоплением людей, в том числе и митингов». Более того, этим же постановлением 13 и 14 марта в городе приостанавливалось движение общественного транспорта.

Вечером того же дня адвокат Айман Умарова вышла в прямой эфир на своей страничке в Facebook и пояснила позицию организаторов:

«Конечно, постановление вызвало массу сомнений, почему именно с 13 марта оно вступает в силу. Но, с другой стороны, мы не можем проверить, насколько г-н Бекшин, создавая это постановление, приурочил его к тому, чтобы мы не проводили митинг. Может, действительно эта ситуация. Это как в сказке, когда один пастух врал, что идет волк, а потом ему не поверили. Бекшин очень часто то красную, то зеленую зону (объявляет – авт.), все время эти постановления идут, и мы перестали ему верить. Хотя на самом деле мы не знаем, может, действительно ситуация плачевная и действительно идет рост заболевания коронавирусом. Мы сами, адвокаты, не знаем, что будет завтра. Перенесем мы митинг или нет – это решит большинство адвокатов».

Решение — проводить или не проводить митинг — адвокаты принимали уже сегодня — 13 марта, собравшись у памятника Уалиханову. В итоге было решено перенести акцию на другой день, «чтобы не собираться толпой», когда повышена угроза заболеваемости covid-19.

При этом Айман Умарова подчеркнула, что данное решение принималось именно на месте проведения митинга вполне осознано:

«Почему мы сегодня сюда все-таки пришли? Почему нельзя было сказать об этом по Facebook? Да потому что, если бы мы так сделали, нам бы сказали: адвокаты испугались. Мы не боимся. Если правительство, госорганы будут вмешиваться в нашу деятельность, мы еще раз выйдем и будем ходить каждый день».

Несмотря на то, что митинг пришлось отменить не без давления со стороны власти, спикер выразила благодарность президенту Казахстана «за то, что он все-таки сказал свое мнение относительно того, что происходит» (имелось в виду недавнее высказывание Токаева, что адвокатура должна быть независимой).

В свою очередь мы решили все-таки дать адвокатам возможность донести свою точку зрения до казахстанцев. Ниже приводим комментарии представителей адвокатского сообщества о том, какие проблемы их беспокоят и почему формой выражения их несогласия стал именно митинг.

Адвокат Елена Жигаленок отметила, что намеченный митинг — первый в истории, когда адвокаты вместе с юристами и нотариусами решились на такой шаг:

«Цель митинга —  выразить несогласие с принимаемыми поправками в закон «Об адвокатской деятельности и юридической помощи». Эти поправки, мы считаем, противоречат идее саморегулируемости адвокатуры, независимости как института. С их принятием адвокатуру хотят если не подчинить, то жестко контролировать со стороны министерства юстиции.

Независимость адвоката напрямую связана с конституционными правами граждан на защиту: если адвокат не будет чувствовать себя защищенным, то как он сможет оказать надлежащим образом помощь гражданам, защищать их права?

Как известно, мажилис парламента РК принял эти поправки, сенат вернул законопроект обратно, но с минимальными изменениями. Единственное, что нам удалось отстоять путем выступлений, пресс-конференций, обсуждения в соцсетях – исключение нормы о пожизненном лишении статуса адвоката, лицензии в случае нарушений с его стороны. Все остальное, с чем мы не согласны, осталось. Получается кроме как митингом, достучаться до Минюста не получается».

Адвокат Рена Керимова отдельно остановилась на деятельности Республиканской коллегии адвокатов, пользы от которой, по ее словам, никакой:

«Минюст постоянно вмешивается в дела адвокатуры, в то время как адвокатура должна быть полностью независимой, постоянно навязывает нам различные проекты, в том числе и созданную два года назад  Республиканскую коллегию адвокатов, пользы от которой мы не увидели. Сейчас в Минюсте хотят, чтобы мы еще и содержали этот орган – каждый адвокат платил 1 МРП в месяц.

А ведь это из уст председателя коллегии прозвучало предложение, что адвокатов в определенных случаях нужно лишать лицензии пожизненно. Это сказала наш председатель, которой мы по сути платим зарплату, содержим офис в Доме министерств в Нур-Султане и штат сотрудников. Это нас очень возмутило, всколыхнуло, терпеть мы это не намерены.

Основной наш посыл: мы требуем независимости.

А ведь как только начинается навязывание каких-то положений, появляются ставленники Минюста, которые якобы от адвокатского сообщества принимают участие в рабочих группах по изменению законодательства, хотя никто их туда не делегировал, и как они оказываются в составе рабочих групп, мы понятия не имеем. И позиция их такова: «Все правильно, министерство юстиции своевременно предложило…  и т.д» А те, кто не согласны, свое мнение донести не могут, нас не слышат».

Адвокат Гульнара Жуаспаева замолвила слово за своих коллег — юридических консультантов, у которых также есть нерешенные проблемы:

«В частности, юристов, которые создали региональные палаты, хотят объединить в республиканскую ассоциацию и заставить платить членские взносы. Эти расходы будут ложиться на клиентов. Мы считаем, что это просто неправильно.

По большому счету государство вмешивается в дела независимых структур, а когда мы выступаем против, депутаты нас не слышат, они выполняют волю определенных лиц, которые хотят не просто руководить адвокатами и юристами, но и получать с них же за это деньги. По нашим подсчетам, эти сборы будут составлять до 1 млрд тенге в месяц.

Мы предприняли все законные меры, чтобы нас услышали, но наше «слышащее» государство оглохло и ослепло, поэтом мы решились на митинг. Если бы в митинге нам отказали, мы готовы были выходить на одиночные пикеты.

Потому что другого способа избавиться от кабалы, которую нам хотят навязать, просто нет. Нам и так уже с введением профильного Закона РК «Об адвокатской деятельности и юридической помощи» два года назад урезали гарантии. Дальше просто некуда».

Адвокат Айман Умарова считает, что нарушая права адвокатов, государство нарушает права всех граждан Казахстана:

«С нами перестали считаться, лезут в наши внутренние дела, толкают, пинают. Мы лишаемся нашей независимости — внутренние дела адвокатского сообщества берутся решать государственные органы и депутаты парламента. А ведь это неправильно, потому что в конечном итоге мы боремся не за свои права, мы представляем интересы клиентов, народа. Отношение власти к нам демонстрирует отношение чиновничества к правам граждан.

Если говорить о конкретных причинах, мы выступаем против поправок в наш профильный закон, которые недавно обсуждали в парламенте. За нас решают, сколько мы должны платить членских взносов – а разве парламент должен обсуждать такие вещи, это же не бюджет. Возможно, это во благо нас, но мы сами должны решить, что для нас хорошо, а что плохо.

Мало того, что нас обязывают платить за информационные услуги АО «НИТ» (АО «Национальные информационные технологии – авт.), хотя прокуроры и судьи будут пользоваться этими же услугами бесплатно. Где же тут равные права сторон в суде и состязательность? Более того, информация адвоката всегда касается конкретного уголовного дела, а где гарантии, что в «НИТ» будет сохранена конфиденциальность данных?

Обобщая, хочу сказать, что законы, регулирующие нашу деятельность, пишем не мы, правительство и депутаты пишут и принимают то, что удобно им. Мы же видим следы лоббирования тех или иных норм, против которых и намерены выступить на митинге».

Коллег поддержал и адвокат Жангельды Сулейманов. Он считает, что митинг является законной формой выражения своего мнения:

«Митинг – это высшая форма выражения несогласия. Сначала идет переписка в рамках законодательства, конференции, круглые столы – это, если можно так сказать, миролюбивые формы обсуждения имеющихся проблем. И когда понимания нет, митинг становится шагом отчаяния.

Проблема того, что адвокаты выходят на митинг, – в самих законах. Дело в том, что законы для адвокатов, инвалидов, журналистов и так далее пишут не адвокаты, не инвалиды, не журналисты, а чиновники. Да, мы принимали участие в обсуждении изменений в закон об адвокатской деятельности, но нас не услышали. Мы – за законы, но когда они составлены с чудовищными ошибками, мы в их рамках не можем защищать свои права и права наших подзащитных. И совершенно обоснованно одним из вопросов повестки митинга стоит вопрос об изменении законодательства, мы хотим, чтобы это закон писали мы, чтобы этот закон был справедлив по отношению к нам.  

Вот вам небольшой пример. Мне одной из главных проблем адвокатского сообщества представляется то, что нас намереваются допрашивать по делам, в котором мы выступаем защитниками. Это же прямое нарушение принципа адвокатской тайны. Адвокаты сами такое не напишут».

Тем не менее адвокаты все-же надеются провести митинг. Когда именно он  теперь состоится, они пообещали сообщить дополнительно.

Все фото Юлии Козловой

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here