В истории немало случаев, когда супругов, детей и других ближайших родственников диктаторов после падения их режимов настигает печальная участь. Они, как и сами бывшие диктаторы, могут оказаться в тюрьме или ударяются в бега, или погибают.

И далеко за примерами ходить не надо. Старшая дочь покойного президента Узбекистана Ислама Каримова – Гульнара, уже несколько лет сидит в узбекской тюрьме. Члены семьи бывшего президента Кыргызстана Аскара Акаева обосновались за рубежом, сам он находится в России. Другой бывший президент этой республики Курманбек Бакиев и его дети также бежали из страны. А меньше всего из числа бывших кыргызских лидеров повезло Алмазбеку Атамбаеву — он оказался в тюрьме.

Но в мировой истории немало и более жестоких сценариев. Например, президент Ирака Саддам Хусейн, обвиненный в поддержке международного терроризма и изготовлении оружия массового поражения, был свергнут международной военной коалицией в 2003 году. Двое его сыновей были убиты американскими военными во время штурма их убежища в Мосуле в 2003 году. Они отказались сдаваться и отстреливались из осажденного особняка.

Дочь лидера Ливии Муаммара Каддафи Айша во время войны встала на сторону отца, использовала все свои дипломатические связи по линии ООН, подала в суд на НАТО за налет, в котором погибли ее брат и дочь. По последним данным, Айша получила политическое убежище в Омане, где и находится сейчас.

Президент Румынии Николае Чаушеску был свергнут в 1989 году, а затем казнен вместе с женой. Один из его сыновей Нику Чаушеску в 1990 году после революции был приговорен к 20 годам заключения. Через два года его освободили из-за цирроза печени, а в 1996 году он умер в венском госпитале в возрасте 45 лет. 

Список этот можно продолжать долго. Но бывают весьма неожиданные повороты.

В Аргентине потомки тех, кто во времена последней военной диктатуры в Аргентине (1976–1983 гг.) отличились бесчинствами в стране и были признаны преступниками, отказываются от отцов, меняют фамилии, объединяются, встречаются с семьями жертв и добиваются поправок в Уголовный кодекс, которые позволят свидетельствовать им в суде против собственных отцов.  

24 марта, в 45-ю годовщину военного переворота в Аргентине, «непослушные» дети и внуки вновь объединились, чтобы рассказать, как жить, если любимый папа или заботливый дедушка оказались кровавыми монстрами. Материал о них был опубликован на сайт vot-tak.tv, ниже мы даем сокращенную версию.


Марш непослушных

«Любимая дочь бывшего полицейского Эдуардо Эмилио Калинека, который за годы военной диктатуры дослужился до комиссара сегодня выступает против собственного отца.

Полицейского в отставке Калинека арестовали после отмены законов, которые, якобы ради общественного спокойствия, запрещали судить тех, кто в годы военной диктатуры участвовал в похищениях, пытках и убийстве 30 тысяч человек. Благодаря многочисленным свидетельским показаниям бывшего комиссара обвинили в преступлениях против человечности. 

В деле числилась 181 жертва. Первое время после ареста Калинек все отрицал. Дочери и жена навещали его в тюрьме при каждой возможности. Он называл процесс против себя политическим.

Как признается его средняя дочь — Аналия, ей понадобилось больше двух лет, чтобы осознать происходящее. Суд, благодаря которому она узнала, чем в ее детстве занимался обожаемый папа, начался в 2008 году.

Аналия Калинек, дочь бывшего полицейского, обвиненного в преступлениях против человечности в период после установления военной диктатуры в Аргентине. Фото с сайта vot-tak.tv

В 2010 году бывшего комиссара осудили к пожизненному заключению. Вину свою Эдуардо Калинек не признал вину и не раскаялся. Его старшая дочь предпочла максимально дистанцироваться от семьи, две работающие в полиции младшие защищают и поддерживают отца. А средняя дочь – Аналия – стала называть Калинека не иначе как убийцей. Она его публично осуждает и требует, чтобы преступник рассказал, где искать останки убитых им и его подчиненными людей. 

Сейчас Калинек отбывает пожизненный срок за преступления против человечности и из-за решетки борется со своей взбунтовавшейся дочерью. Из-за решетки он добивается, чтобы среднюю дочь лишили наследства умершей матери и перестали считать частью семьи.

В 2017 году Аналия Калинек основала общество «Истории непослушных» и стала собирать вокруг себя аргентинцев с похожей историей — родственников преступников военной диктатуры, которые хотят, чтобы их отцы, дяди и деды ответили за свои преступления. Они опубликовали книгу. В ней много записок и набросков, которые изначально писались в стол в качестве психотерапевтического упражнения по преодолению стыда и боли. Еще «непослушные» начали участвовать в марше памяти жертв государственного террора 24 марта. 

Родственники пропавших без вести и задержанных по политическим причинам во времена военной диктатуры в Аргентине. Фото с сайта vot-tak.tv

До коронавируса в центре Буэнос-Айреса на него собиралось до полумиллиона человек. «Непослушные» вышли под флагом «Дети и родственники преступников военной диктатуры за память, правду и правосудие». Из-за пандемии второй год марш проходит виртуально.

«Непослушных» поддержала Мариана Допасо. В 2016 году через суд она сменила фамилию и добилась права считаться бывшей дочерью Мигеля Этчеколаца. В годы диктатуры он руководил департаментом расследований полиции провинции Буэнос-Айрес и курировал 21 подпольный центр, где содержали и пытали задержанных. Суд приговорил Этчеколаца к восьми пожизненным срокам, последний раз в 2020 году. 

Мариана Допасо, дочь бывшего офицера полиции Аргентины Мигеля Этчеколаца. Фото с сайта vot-tak.tv

91-летний преступник появлялся в зале суда с распятием на груди, четками в руках и молился во время вынесения приговора. Этчеколац верит, что служил родине и божественное правосудие его оправдает. Самое известное связанное с ним дело – о пытках и убийстве шести старшеклассников из города Ла-Плата, останки которых так и не нашли. Вина подростков состояла в том, что они требовали льготного проезда в общественном транспорте.

Когда в 1986 году Мигеля Этчеколаца первый раз задержали, его жена Кристина, которая была на много лет младше мужа и смертельно его боялась, и дочь Мариана испытали невероятное облегчение и разорвали всякую связь с ним.

Дед диктатуры

Мать другой «непослушной» Марии Лауры Дельгадищо пыталась бунтовать против мужа-полицейского в разгар военной диктатуры. Нелида Фернандес, так ее звали, жгла семейные фотографии и вещи, в том числе детские, которые супруг приносил домой после ночных смен. Она догадывалась об их происхождении. В 1977 году жена полицейского хотела покончить с собой. Ночью она попыталась пройти на территорию военной части. Нелида Фернандес надеялась, что ее застрелит охрана. Женщину избили, сломали ключицу и отправили домой. 

Отец Дельгадищо не дожил до суда против преступников военной диктатуры. Десять лет до своей смерти в 1999-м он провел парализованным. Сегодня Мария Лаура делает то, что в свое время ей категорически запретил отец. Занимается вокалом и учится в консерватории.

Весьма необычный способ рассказать страшную семейную историю выбрал «непослушный» сценограф Николас Руарте. 

«Я внук двоих преступников диктатуры, двоих военных, осужденных за преступления против человечности: подполковника 601-го разведывательного батальона Луиса Хорхе Ариаса Дуваля, приговоренного к 25 годам тюрьмы, и подполковника батальона связи Орландо Михаила Архангела Руарте», – заявил он с театральной сцены в конце спектакля Habitus.

По словам Николаса, в детстве он был близок с дедом по материнской линии — Дувалем. Он часто брал внука к себе домой, научил его жарить мясо и любить танго. Будущий сценограф вырос, считая, что его дед — герой и защитник родины от коммунизма. Николас учился в одной католической школе с внуками Хорхе Рафаэля Виделы — приговоренного к пожизненному заключению члена военной хунты. Про диктатуру в семье Николаса не говорили, а если и упоминали, то в том ключе, что власти действовали правильно. В борьбе против террористов все методы хороши.

В 15 лет Николас влюбился в Лусию. Ее дядю убили во время военной диктатуры, еще несколько родственников должны были бежать из Аргентины. Лусия привела внука военных на первый в его жизни марш 24 марта.

«30-я годовщина военного переворота. На Площади Мая тысячи глоток орут, чтобы мой дед сгнил в тюрьме. Тысячи рук с фотографиями людей, чьи жизни помогла разрушить моя семья. Помню страх и стыд за то, кто я есть, потомок преступников», – рассказывает Руарте в книге «Истории непослушных».

Родственники пропавших без вести и задержанных по политическим причинам во времена военной диктатуры сажают дерево у здания бывшей Школы морской механики, которое использовалось как центр пыток, в 45-ю годовщину переворота. 24 марта 2021 года. Фото: Agustin Marcarian / Reuters / Forum

16-летний Николас напрямую спросил про диктатуру своего деда Дуваля (он тогда сидел под домашним арестом). Подполковник притащил свернутые в трубочку исписанные именами и фамилиями пожелтевшие листы. Похищения и убийства он не отрицал.

«Их было не 30 тысяч. Вот списки», – заявил внуку Дуваль. Жертв, по его словам, было тысяч семь, не больше. Николас был в ужасе. Вскоре после этого он ушел из дома. Подполковник Дуваль умер. Документы, в которых могла быть важная для судов информация, сожгли его сыновья.

…С каждым годом людей в рядах «Непослушных» прибывает. Все больше и больше сыновей, дочерей и внуков преступников разрывают семейный пакт молчания. На марше 24 марта никто не нападает на них. Наоборот, подходят фотографироваться и благодарят за смелость.


Вот такая поучительная история… 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

46  +    =  48