С июля 2021 года в Казахстане начнет действовать новый Экологический кодекс. Одним из его новшеств стала отмена для природопользователей платежей за вредные выбросы на десять лет. Взамен те должны будут провести модернизацию производства и снизить вредное воздействие на окружающую среду. В противном случае им грозят крупные штрафы. В правительстве уверены, что благодаря этой ловкой задумке уже через пять лет крупные предприятия начнут стремительно «зеленеть». Очень хочется в это верить, но не получается.

2 января президент Казахстана подписал новый Экологический кодекс, который вступит в силу в июле. В связи с этим по стране активно разъезжают делегации чиновников Минэкологии с разъяснениями положений нового законодательства. Побывали они и в Павлодаре. Рассказывали о новых прогрессивных механизмах экологического регулирования, ужесточении ответственности для природопользователей, экономических и налоговых стимулах, облегчающих переход промышленных предприятий к зеленой экономике.

Самой революционной и неоднозначной мерой, прописанной в новом кодексе, на мой взгляд, является программа внедрения промышленными предприятиями «наилучших доступных технологий» в обмен на обнуление экологических платежей и расходов на природоохранные мероприятия.

Сегодня в стране только в атмосферу ежегодно выбрасывается порядка 2,4 млн тонн вредных выбросов.

По данным министерства, в 2019 году в Казахстане предприятия первой категории экологической опасности (металлургия, энергетика, нефтехимия, горнодобывающая отрасль) заплатили 95 млрд тенге за вредные выбросы, а также потратили 145 млрд тенге на собственные природоохранные мероприятия, которые они по закону обязаны проводить для снижения негативного воздействия на окружающую среду.

По новому кодексу природопользователи могут получить освобождение от экологических платежей и расходов на природоохранные программы на десять лет. Взамен они должны внедрить у себя «наилучшие доступные технологии», обеспечивающие снижение вредного воздействия.

Природопользователи могут отказаться от участия в программе и продолжать дальше платить экологические платежи, но их размер будет постоянно возрастать. Делается это для того, чтобы заставить промышленные предприятия активнее внедрять «зеленые» технологии. Министерство экологии рассчитывает, что уже через пять лет предлагаемый новым кодексом механизм приведет к существенному сокращению вредных выбросов. Чиновники в успехе не сомневаются и ссылаются на мировой опытподобные меры экологического регулирования эффективно применяются в развитых странах.

Звучит это красиво, и аргументация убедительная. Ведь с тем, что казахстанская экономика нуждается в глубокой модернизации, никто особо не спорит, и заявленные министерством экологии цели можно только приветствовать. Но при этом мы знаем, что в нашей стране важны не только законы, но и их исполнение. Поскольку сами же чиновники неплохо умеют нивелировать неудобные последствия самого прогрессивного закона, обойти его и выхолостить.

Вот, например, в Конституции страны много хорошего написано – про свободу слова, запрет цензуры, право на мирные собрания и митинги. А по факту ситуация обстоит несколько иначе. Также и с природоохранным законодательством – провозглашать и обещать могут многое, но другое дело, как все это будет реализовываться.

Что сразу смущает – десять лет промышленные предприятия страны не будут платить экологические платежи. Теоретически этим правом, насколько я понимаю, могут воспользоваться все природопользователи.

Это значит, что местные бюджеты, у которых и без того мало собственных доходов, недополучат десятки миллиардов тенге.

К примеру, в Павлодарской области бюджет 2021 года 303 млрд тенге, собственных налогов соберут всего 36,9 млрд тенге. Из них плата за пользование природными ресурсами составит 17,5 млрд тенге и большая их часть платежи природопользователей за эмиссии в окружающую среду.

Эти средства частично идут на решение региональных экологических проблем и минимизацию вредного воздействия промышленности на окружающую среду, а также на социальные нужды (детсады, больницы, дороги).

Сколько предприятия региона тратят на обязательные природоохранные мероприятия (их утверждает Минэкологии и региональный департамент экологии) точно не знаем, однако эта сумма должна быть солидная, ничуть не меньше платежей за эмиссии. На эти деньги предприятия реализуют разные мероприятия — озеленение, сохранение биоразнообразия, зарыбление водоемов, рекультивация старых и строительство новых полигонов промотходов, золоотвалов и т. д. То есть это в любом случае весомый вклад в сохранение окружающей среды региона.

Обнуляя же ставки платежей для природопользователей и освобождая их от природоохранных обязательств, правительство лишает Павлодарскую область 45% собственных доходов и усиливает экологические риски производств.

Конечно, взамен правительство на эту же сумму подкинет субвенций из республиканского бюджета и поможет с возмещением причиняемого экологического вреда, но сделано это будет уже за деньги налогоплательщиков.

По сути, сэкономленные за счет граждан десятки миллиардов тенге частные промышленные предприятия потратят себе во благо – на техническое переоснащение и повышение стоимости активов.

Но это при наиболее благоприятном варианте развития ситуации. Ведь есть вероятность, что программа перехода на «наилучшие доступные технологии» станет только предлогом для увода крупных предприятий от налоговой нагрузки.

Примеры этому в истории есть. В 2009 году правительство Казахстана приняло программу модернизации энергетической отрасли и разрешило энергокомпаниям в разы увеличить отпускные тарифы. Данную экстренную меру власти объясняли тяжелой ситуацией в отрасли – физический износ генерирующих мощностей с каждым годом становился выше. Взамен максимального повышения тарифов (их назвали инвестиционными) от энергетиков потребовали приступить к техническому перевооружению электростанций.

Программа развития отрасли вводилась на пять лет, до 2015 года, но уложиться к указанному сроку собственники энергокомпаний, естественно, не смогли, списав провал инвестпрограмм на объективные трудности, экономический кризис и девальвацию тенге.

В итоге программу модернизации отрасли за счет потребителей продлили еще на пять лет (до 2020 года). Предполагалось, что после завершения инвестпрограмм процент физического износа станций и оборудования сократится, себестоимость производства энергии станет дешевле и соответственно снизится тарифная нагрузка на население.

Но эта эпопея закончилась банально: потребители продолжают платить за энергию по максимальным тарифам, процент износа электростанций продолжает расти, и о снижении тарифной нагрузки на население уже давно забыли. Все как по-Черномырдину: хотели как лучше, а получилось, как всегда.

Где гарантия, что нечто подобное не произойдет с «зеленой модернизацией» промышленных предприятий? Сегодня им отменят налоги и обязательные природоохранные расходы, они начнут имитировать бурное перевооружение, а спустя несколько лет просто разведут руками и сошлются на обстоятельства непреодолимой силы – мировой кризис, пандемию, девальвацию тенге.

Подозрение такое, будто правительство под благовидным предлогом просто решило облегчить для крупных (читай, избранных) предприятий налоговое бремя. Потому что невозможно поверить в то, что кто-то через десять лет будет реально с них спрашивать отчет о снижении экологической нагрузки.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

62  +    =  67