Домой Контекст Как НПО выиграли дело у налоговиков. Комментарий Жовтиса

Как НПО выиграли дело у налоговиков. Комментарий Жовтиса

Форменный «разгул правосудия» наблюдался на этой неделе в стенах Специализированного административного суда Алматы: Казахстанское международное бюро по правам человека, «Международная правовая инициатива» и «Эхо» выиграли иски к налоговым органам. Суд признал, что организации не нарушали налоговое законодательство.

История с «наездом» налоговиков на ряд НПО Казахстана началась еще в прошлом году. Налоговые органы привлекли НПО к ответственности за якобы нарушения, связанные с отчетностью в иностранном финансировании. Собственно, документы, которые НПО заполняют в подобных случаях, не имеют  прямого отношения к налогам, но, тем не менее,  деятельность организаций была приостановлена и выписаны штрафы.

«Вероятно, таким образом нам хотели продемонстрировать, кто в доме хозяин, приструнить, тем более, дело шло к парламентским выборам, на которые ряд НПО выходит в роли наблюдателей», — прокомментировал нам события, предшествовавшие судебным заседаниям, директор Бюро по правам человека Евгений Жовтис.

Он напомнил, что постановления районных управлений госдоходов о штрафах и приостановлении деятельности были вынесены 25 января т.г. Но вступить в силу они не успели, так как НПО их обжаловали в департамент госдоходов (ДГД) Алматы. Претензии налоговиков получили огласку, и начался большой скандал.

«В таких условиях власти «переобулись», и 4 февраля ДГД отменил постановления райуправлений. Но отменили по основаниям, что нарушения, мол, были, но малозначительные. Мы, а также ОО «Эхо» и «Международная правовая инициатива», не согласились, что мы что-то нарушали, апеллируя к тому, что постановления надо отменить в силу отсутствия правонарушения, и обжаловали их в суде», —  сказал Жовтис.

Итог судебных процессов – с НПО были сняты все обвинения в нарушении налогового законодательства.  Постановления налоговых органов были признаны незаконными. Более того, суд вынес два частных постановления о нарушении законности в адрес управления и департамента госдоходов.

Евгений Жовтис считает, что подобные решения стали возможными в силу нескольких факторов:

«Когда этот скандал начался, и МИД, и Комитет госдоходов Минфина изначально кивали на то, что постановления районных структур —  не окончательные, что их можно обжаловать в вышестоящих инстанциях и в суде. Мол, если налоговики что-то нарушили — их поправят. И действительно, в городском ДГД постановления райуправлений отменили, хотя и не по тем основаниям, которые мы указывали«.

В суде все три организации наглядно продемонстрировали несостоятельность обвинений в адрес НПО:  

«Налоговые органы, действовали в отношении нас без оглядки на Налоговый кодекс и другие законы, видимо, по привычке, надеясь, что их не смогут признать неправыми. Другими словами, налоговики «накосячили» так, что на это никто уже не мог закрыть глаза. И судебная система во главе с Асановым (Жакип Асанов является председателем Верховного суда РК – авт.) пытается (когда нет прямого указания сверху принять то или иное решение) хоть как-то повысить доверие к судебной системе, демонстрируя, что судьи действуют по закону и решают по справедливости».

ИНТЕРЕСНО, ЧТО принятие решений в пользу НПО произошло в преддверии вступления в силу с 1 июля текущего года нового административного процедурно-процессуального кодекса. Он построен на принципе «презумпции виновности» государства – то есть госорган будет вынужден в суде доказывать свою правоту гражданину. Сейчас же в Казахстане происходит ровно наоборот  — гражданин должен доказывать свою правоту госдуарству.  

Евгений Жовтис, комментируя судебное решение, также отметил, что нарушения, которые органы госдоходов допустили в отношении НПО, являются следствием не только конкретного указания «прессануть» общественников, но и неправильно выстроенной системы работы этих органов.

Он перечислил самые вопиющие, на его взгляд, моменты:

«Мы обнаружили по целому ряду моментов именно системные проблемы. Когда мы рассматривали в суде, как составлялся в отношении Бюро протокол об административном нарушении (а составлялся он в наше отсутствие), то задались вопросом: как в протоколе, составлявшемся без нашего участия, появилась запись о том, что мы не нуждаемся в адвокате и переводчике?

Представитель органов госдоходов смог лишь сказать, что протокол составляется в специальной программе e-inis, которая «не пропускает» документ, в котором есть пропущенные строки, и им в эту строку надо что-то вписать. Поэтому, когда противоположная сторона не участвует в составлении протокола, они пишут, что он не нуждается в адвокате и переводчике, то есть вставляют недостоверную информацию. На что судья справедливо заметил налоговикам: «Вы считаете, что ваша программа отменяет Конституцию и право на юридическую помощь?»

Далее, когда мы рассматривали собственно постановление органов госдоходов, которым нас наказали, мы  задались вопросом: почему в нем нет мотивировочной части, наших доводов? Ответ был похож: потому что программа e-inis имеет ограниченное количество строк и символов, и больше, чем разрешено, вписать в нее нельзя. Опять налицо нарушение — уже требований Кодекса об административных правонарушениях в части содержания постановления.

И потом, в Налоговом кодексе содержатся формы проверки и контроля налогоплательщиков – налоговая проверка, камеральный контроль и т.д. А в нашем случае ни одна из этих форм не была соблюдена, налоговики ссылались на то, что они делали «анализ». Получается, можно проверять вне существующих форм, так сказать, по собственному уразумению налогового инспектора.  

  Судья, рассматривавший наш иск, заметил налоговикам, что если они действуют так беспардонно в отношении международных правозащитных организаций с штатом квалифицированных юристов, то так же могут обращаться с рядовыми гражданами. Поэтому сейчас мы сколотили группу экспертов и готовим аналитическую записку с предложениями, как подобную практику не допускать».

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

  +  26  =  29

Exit mobile version