Руководство Павлодарской области подписало с местными птицефабриками меморандум «о сдерживании цен на куриное яйцо». Характерная для фронтовых сводок лексика звучит нелепо и режет слух. В стране, которая потратила 3 миллиарда долларов на ЭКСПО и официально претендует на вхождение в тридцатку мировых экономических лидеров, нет дешевых продуктов, а власти не могут обуздать продовольственную инфляцию.

Весна никогда не балует павлодарцев разнообразием. Каждый год на регион обрушиваются одни и те же напасти: паводок, грязь, мусор, пожары в пойме, тучи кровососущих насекомых, дороговизна продовольственных цен. Со всем этим власти самоотверженно сражаются. И вот сводки с полей сражений.

Как сообщил веб-сайт павлодарского областного акимата, руководство региона и представители крупнейших птицефабрик заключили меморандум о сдерживании цены на куриное яйцо. Без шуток. В буквальном смысле.

Соглашение подписали заместитель акима Павлодарской области Асаин Байханов и представители ТОО «Павлодар Құс» и ТОО «Шарбақты Құс». Птицефабрики обязались в течение ближайших двух месяцев поставлять в региональный стабфонд удешевленное куриное яйцо 1 категории, а взамен за это производители смогут рассчитывать на льготный кредит под 3% годовых. А чтобы дешевые яйца не стали предметом спекулятивной перепродажи, их будут маркировать буквами «СЦ» — социальная цена.

Духоподъемную новость моментально подхватили акиматовские СМИ, которые тут же порадовали своих читателей – социальные яйца будут продавать в 19 торговых точках Павлодара по цене не выше 396 тенге за десяток. Притом что вообще они продаются по 440-450 тенге. Оценить масштаб одержанной чиновниками победы должны пенсионеры и социально незащищенные слои населения – именно в их интересах, по словам Асаина Байханова, действовал акимат области заключая пресловутый меморандум о сдерживании цен.

Новость эта одновременно смешная и грустная. От десятипроцентной скидки малоимущим павлодарцам легче не станет. Да и что такое 19 торговых точек для Павлодара? Капля в море! Пенсионерам придется изрядно постараться, чтобы добраться до магазинов, торгующих социальными яйцами. И с учетом расходов на транспорт минимальная выгода в цене будет сведена к нулю. А если вспомнить, что качество социальных продуктов, как правило, сильно хромает, то боюсь, что яйца будут далеко не 1-й категории. В лучшем случае 2-й.

Для примера. Продаваемый нынче «социальный» картофель являет собой печальное зрелище — мелкий, грязный, гнилой. В чем причина того, что он так плох, никто не знает, и вечно недоверчивые покупатели традиционно подозревают хитрых продавцов в нечестных махинациях. Те открытым текстом предлагают покупателям сделать нелегкий выбор – купить картофель получше и покрупнее, но по рыночной цене в 220 тенге или тот, что похуже, но по социальной. Стоит он по 95 тенге за кило и особым спросом не пользуется.

Кстати, пару недель назад коммерческий картофель стоил 170 тенге. Такой вот у нас рыночный капитализм.

Но при этом никто почему-то не пытается дать ответ на один простой вопрос: а почему у нас так дороги куриные яйца, картошка и прочие продукты? Не заморские, а своего производства.

Может, земли мало? Выращивать курей и картошку разучились? Или проблема в другом — простые продукты недоступны потому, что народ у нас становится с каждым годом беднее?

Все познается в сравнении. В Германии продовольственные цены только на первый взгляд кажутся значительно выше павлодарских. Яйца куриные стоят примерно 1,5 евро (при курсе в 515 тенге за 1 евро это 772 тенге), 1 кг филе свинины 6,5 евро (3090 тенге), 1 кг говядины от 8 евро (4120 тенге), 1 кг риса 1,5 евро (772 тенге), 1 кг картофеля 1,2 евро (618 тенге), 1 кг гречки 1,6 евро (820 тенге), масло растительное 670 тенге за литр. Это, как сообщают туристические путеводители, средние цены среднего супермаркета.

Но помимо этого есть специальные предложения и распродажи продуктов с более низкими ценниками (например, с истекающим сроком годности), а кроме того для бедных и малоимущих открыты торговые точки, где продукты раздают даром (или за символическую плату).

А теперь самое интересное: минимальная зарплата в Германии для неквалифицированных работников начинается от 11-12 евро в час. И при 40-часовой рабочей неделе немцы зарабатывают в месяц минимум 1800-1900 евро. Это 927-978 тысяч тенге.

А в Казахстане минимальная зарплата работников в двадцать с лишним раз меньше — 42500 тенге (82 евро).

Вот теперь и сравните, сколько яиц или мяса на минимальную зарплату могут купить немцы и казахстанцы?

Но при этом власти Казахстана обещают вхождение в тридцатку мировых лидеров, хотя реально в мировом рейтинге по уровню ВВП на душу населения страна болтается на 71 месте с 8782 долларами (по итогам 2020 года). А топ-30 ведущих экономик мира начинается с 30 тысяч долларов.

Дикий разрыв шаблона и жуткая попасть между реальностью и раздуваемыми госпропагандой самомнением (родина яблок, колыбель человечества и пр.).

Мы организовали и провели грандиозную выставку ЭКСПО за 600 млрд тенге (3 млрд долларов). В то же время в регионах десятки тысяч людей ютятся в трущобах, потому что у них нет ни достойной работы, ни доходов, чтобы купить себе нормальное жилье.

В Казахстане есть министерство цифрового развития и аэрокосмической промышленности. А уровень потребления такой же, как в Африке, и государство всей мощью пытается сдержать цены на куриные яйца, и их десятипроцентное удешевление преподносится как невероятная победа.

А вот в маленьких островных странах  — Мальте, Кипре и Пуэрто-Рико — не было ЭКСПО. Там нет министров аэрокосмической промышленности. Нефти, газа и угля в этих странах тоже нет. Но их подушевой ВВП несравним с нашим —  26 тысяч долларов у Кипра, 28 тысяч у Мальты, 30 тысяч долларов – Пуэрто-Рико.

На последнем совещании правительства Казахстана, которое прошло 12 апреля, снова обсуждали меры сдерживания цен на социально-значимые товары. Первый вице-премьер Алихан Смаилов и министр торговли  Бахыт Султанов убеждали главу кабмина в необходимости усиления административного регулирования розничной торговли для предотвращения ценовых сговоров и введения персональной ответственности для курирующих цены чиновников.

Их предложили наказывать в дисциплинарном порядке за удорожание продуктов (а, может, сразу розгами?).

Ну и в качестве наиболее эффективной меры сдерживания продовольственной инфляции министры предложили срочно наращивать объемы производства сельхозпродукции. Больше продуктов на рынке — больше выбора, больше конкуренции, и, следовательно, ниже цены.

Звучит красиво, но не более. Мировой опыт показывает, что в нищей стране с нищим населением увеличить производство продуктов, товаров и услуг нереально. Если люди из-за низких доходов могут позволить себе только картошку с макаронами, рост производства не имеет смысла – покупать некому. 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

  +  67  =  74