На прошлой неделе в центре внимания казахстанских СМИ оказалась ничем непримечательная и неизвестная в Казахстане британская компания Victoria Oil & Gas Plc.

Сайт Orda.kz рассказал о том, что эта компания предъявила международный арбитражный иск Казахстану. Используя нормы Энергетической хартии (подписанного Казахстаном международного договора о защите прав инвесторов), Victoria Oil & Gas Plc, согласно тексту статьи, подала иск к Казахстану на полмиллиарда долларов. Предметом иска стал отзыв лицензии и потери прав на месторождение нефти Кемерколь в Кызылкогинском районе Атырауской области.

В статье высказывается предположение, что Victoria Oil & Gas Plc готова повторить успех семьи Стати — молдавских инвесторов, которые смогли защитить свои права примерно в такой же ситуации, после чего стали арестовывать все возможные активы Казахстана в разных юрисдикциях. И еще одно предположение (скорее даже вывод), что элите Казахстана объявлена финансово-сырьевая война. Ни много, ни мало.

Знакомые все лица

Интересно, что в тексте статьи оказалась опущена информация о том, кто, собственно, является собственником британской компании. Между тем, речь идет не о каком-то таинственном офшоре, вставленном в сетку запутанных трастовых отношений. Речь идет о публичной британской корпорации, 65% акций которой обращаются на биржевом рынке AIM.

Эти 65% акций могут принадлежать в каждый конкретный момент неопределенному кругу физических и юридических лиц. Именно поэтому значение имеет только тот факт, кому принадлежат оставшиеся 35%.

Так вот, 23,71% из этого пакета принадлежит одному человеку. И этот человек — Аскар Алшинбаев. Он по сути является владельцем контрольного пакета Victoria Oil & Gas Plc.

На территории бывшего СССР Алшинбаев более известен в качестве публичного представителя Meridian Capital Limited — сети офшорных компаний, созданной в начале 2000-х годов.

Сеть эту выявили журналисты из Центра исследования коррупции и организованной преступности (OCCRP). Они же назвали главных акционеров этого «неформального» холдинга. Ими, по данным  OCCRP, являются банкир Нуржан Субханбердин и госчиновник Сауат Мынбаев. Аскару Алшынбаеву в Meridian Capital Limited, по данным на 2006 год, принадлежало 12,5% акций.

Отметим, что в расследовании OCCRP в списке акционеров Meridian нет зятя первого президента Казахстана Тимура Кулибаева. То есть де-юре его связь с этой компанией не подтверждается. Однако, у нас нет сомнений, что связи имеются — и давние.

Эти связи прослеживаются, например, даже при анализе новостных публикаций, сопровождавших сделки фонда в России.

Да и наши инсайдеры (люди, имевшие непосредственное отношение к этому бизнесу) в разговоре с нами прямо называли Meridian Capital Limited предприятием самого Кулибаева, а всех остальных — его младшими партнерами. Если это соответствует истине, то нам следует признать, что иск к Казахстану был подан как минимум с ведома Тимура Кулибаева и его партнеров.

Получается, что именно Тимур Аскарович объявил финансово-сырьевую войну Казахстану? Что-то выглядит это удивительно, даже с учетом умозрительного характера этой гипотезы.

Теория заговора

Что касается собственно иска, то на самом деле, как нам удалось выяснить, никакого иска против Казахстана Victoria Oil & Gas еще не подавала. Хотя и близка к этому.

Как следует из сообщения, размещенного компанией в системе биржевых сводок на сайте  London Stock Exchange Group, в декабре 2020 года Victoria Oil & Gas известила власти Казахстана о своем намерении обратиться в международный арбитраж.

Но (и это важно) обращение последует только в том случае, если правительство не предпримет меры для мирного урегулирования спора, который длится уже… почти 13 лет.

По данным Orda.kz, Victoria Oil & Gas в 2006 году получила лицензию и начала разработку, а лишилась ее  в 2008 году. Эта лицензия по решению экономического суда Атырауской области оказалась сначала у ТОО «Бакыт Тау», а затем у компани «Ап-Нафта Нефтетрейдинг», владельцем которой неофициально называют Ибрагима Акдрашева.

В течение первых лет после этого решения конфликт разворачивался в самом Казахстане, но затем исчез с радаров. И появился в информационном поле только 1 апреля 2021 года. Этим числом датировано сообщение, размещенное на Лондонской бирже. Заметим, что по сути оно напоминает ультиматум — компания дала правительству время на размышление до конца мая нынешнего года, после чего уже точно обещает подать иск в арбитраж.

Медлительность, равно как и ультимативный характер выглядят странно для теории заговора (то есть войны, развязанной против элиты). Зато все это вполне соотносится с другими новостями, поступившими с нефтяных и газовых полей, на которых трудится Victoria Oil & Gas Plc.

Victoria провалов и поражений

Несмотря на свое победное название, бизнес у Victoria Oil & Gas Plc не заладился не только в Казахстане. В уже упомянутом пресс-релизе, размещенном на сайте биржи, компания победным тоном рассказывает о том, что на ее российский актив — месторождение Западное Медвежье… нашелся покупатель.

Что интересно: ответить на вопрос о  готовности к сделке он должен… правильно — до 31 мая.

Еще более интересно то, что стоимость обоих месторождений (и казахстанского, и российского) в финотчетности компании определяется как нулевая. Но, в отличие от казахстанского, российского актива Victoria Oil & Gas Plc никто не лишал. Лицензией на месторождение владеет АО «Севергаз-Инвест», которое с 2004 года принадлежит этой компании. 

Западно-Медвежье месторождение находится в Надымском районе Ямала. По данным аудита DeGolyer and MacNaughton (D&M), извлекаемые запасы нефти, газоконденсата и природного газа на месторождении составляют 1,1 млрд баррелей нефтяного эквивалента.

Несмотря на приличные запасы, Victoria Oil & Gas Plc так и не начала разработку. Время от времени местные СМИ задаются вопросом, что же мешает начать добычу. Однако внятного ответа не получают. Зато директор компании Экхард Мюллер, прибывший на Ямал из Германии, уже вжился в местный пейзаж и поразил местных жителей своей способностью кататься на велосипеде в разную погоду.   

Работающие активы компании находятся в другой части света — в африканском Камеруне. Это концессия на газовые месторождения (Logbaba Gas Project) и оператора (Gaz du Cameroun S.A. (GDC). 

Причем Victoria Oil & Gas Plc умудрилась нажить там врага. Им стал Джек Гринберг — американский нефтяник, который считает себя настоящим открывателем Кашагана и который ввел в мир большого нефтяного бизнеса тогда еще молодого политика Нурсултана Назарбаева.


КСТАТИ, о Джеке Гринберге казахстанские читатели впервые узнали из публикаций «Республики».

Весной 2010-го года, когда в Нью-Йорке проходили судебные слушания дела о взятках, в которых в качестве получателей откатов фигурировали  представители казахстанского истеблишмента, редакция «Республики» решила прояснить обстоятельства появления в Казахстане большого нефтяного бизнеса. И обратилась за этим к Джеку Гринбергу — человеку, появившемуся в Казахстане еще в те времена, когда все крупные корпорации делали ставку на Москву, и  искали разрешения на доступ к нефтяным богатствам Каспия у Кремля.

Гринберг с удовольствием согласился на эту встречу в своем родном Денвере, и результатом этой встречи стало большое интервью, опубликованное в «Республике». Но не только. Гринберг еще передал редакции полное судебное досье по «Казахгейту».

Справа фото той самой публикации в «Республике».  


Так вот, компания Гринберга RSM ведет, оказывается, затяжную судебную войну с Victoria Oil & Gas Plc за долю в бизнесе. По данным отчета за 2019 год, RSM принадлежит 38%  проектах по добыче газа Logbaba Gas Project. Представители британской компании пытаются оспорить этот факт.

Судебная тяжба позволила заморозить котировки Victoria Oil & Gas в Лондоне. Это очень важное обстоятельство с учетом того, что большая часть акций компании находится в состоянии free float, то есть не имеют постоянного владельца и консолидировать их сейчас невозможно.

В целом же финансовое положение камерунского бизнеса Victoria Oil & Gas, похоже, оставляло желать лучшего. Об этом можно судить по тому, что  компании  пришлось прибегнуть к срочному займу от  фонда Hadron Master Fund, который является вторым крупнейшим акционером компании. 

Каким было условие фонда, предоставившего заем, нам неизвестно. Но не исключено, что все эти события являются звеньями одной цепи. Однако, на наш взгляд, речь идет все-таки не о заговоре против Казахстана, а о схватке за саму компанию. Схватке, в которой, похоже, все средства хороши.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

7  +  3  =