Источником заразы на этот раз стали дикие гуси. В отличие от свиного гриппа (H1N1) 2009 года новый штамм гриппа оказался куда более опасным. Эпидемия захватила весь мир, включая даже самые развитые и подготовленные страны, заразилось почти 20% жителей планеты, а погибло за семь месяцев эпидемии около 8 млн человек. Большая часть из них — молодые взрослые здоровые люди.

 

Мировая экономика ушла в смертельное пике. Мобильность людей и товаров почти остановилась. Туризм умер. Глобальные цепочки поставок товаров нарушены. Магазины и офисные центры опустели без сотрудников и клиентов.

 

Больше всего потеряли людей регионы Африки, Юго-Восточной Азии, Центральной Америки. Здесь вирус распространялся с ураганной скоростью, так как не встречал серьезных препятствий в виде действенных протоколов по защите населения.

 

Развитые государства оказались под ударом. Самым неудачным оказались первые попытки бороться с вирусом в США, которые привели не только к подавлению эпидемии, но и усилили ее распространение за границами страны.

 

Лишь некоторым странам удалось бороться с вирусом более эффективно. Самой успешной оказалась китайская стратегия. Правительство КНР моментально ввело тотальный карантин для всех граждан, закрыло границы и спасло жизни миллионов граждан. Это позволило Китаю раньше других выйти на пусть восстановления после эпидемии.

 

Опыт властей КНР оказался образцовым для правительств других государств, которые усилили свои полномочия, ужесточая правила и ограничения. Требования ношения масок и проверки температуры при входе в общественные места стали обязательными.

В приведенном выше описании современной ситуации много неточностей. И это неудивительно, так как оно было опубликовано за десять лет до начала нынешней пандемии коронавируса.

Одиннадцать лет назад, в мае 2010 года, на свет появился доклад (его текст есть в редакции) «Сценарии будущего технологического и международного развития» (Scenarios for the Future of Technology and International Development). Он был подготовлен двумя организациями — Фондом Рокфеллера (The Rockefeller Foundation) и Глобальной сетью бизнеса (Global Business Network).

Но не спешите с выводами в духе «теории заговора». Главной задачей доклада было выявление базовых сценариев развития цивилизации. Для этого авторы доклада использовали «ключевые неопределенности» — факторы, которые, с одной стороны, играют очень важную роль в мировом развитии, а с другой  — их направление может радикально меняться в зависимости от ситуации.

Таких факторов было выделено два.

На английском эти факторы называются очень нейтрально: «Политическое и экономическое выравнивание» (GLOBAL POLITICAL AND ECONOMIC ALIGNMENT) и «способность к адаптации» (ADAPTIVE CAPACITY). Но, в сущности, первый представляет собой уровень экономической и политической глобализации, который определяется потоком товаров, услуг, людей и способностью политических систем справляться с глобальными вызовами. Второй отражает уровень общественной адаптации к внешним изменениям.

Эти факторы были выделены исследователями в результате многочисленных обсуждений в различных общественных группах, и они отражают те самые ключевые неопределенности — мощные движущие силы, направление движения которых предсказать невозможно, но можно определить сценарии развития.

Соответственно, таких сценариев может быть четыре (матрица 2х2).

Мы привели выше описание сценария, которому авторы исследования дали название «LOCK STEP». Это название используют программисты для определения стратегии сетевого взаимодействия, сложных в реализации из-за проблем рассинхронизации.

Строго говоря, описанная в этом сценарии ситуация представляет собой вариант замедленного развития, вызванного такой рассинхронизацией — оперативной стратегией государства и замедленной реакцией общественных сил.

Но то, что выглядит техническим описанием, в политической практике представляет собой де-факто усиление политических диктатур. В рамках этого сценария завершение пандемии не означает политической либерализации. Наоборот, следует ожидать ужесточения авторитарного контроля и надзора за гражданами.

Граждане, в свою очередь, будут поддерживать эти меры, так как они будут оправдываться многочисленными глобальными вызовами — от эпидемии и глобального терроризма до роста неравенства.

Не стоит успокаивать себя тем, что все эти угрозы надуманы некими «злыми силами». Речь идет, напоминаем, о таких силах, предсказать которые, не говоря уже об управлении, людям просто не по силам.

Согласно приведенному сценарию, вертикальная структура управления найдет поддержку в различных обществах.

В развитых странах ускорится развитие биометрических методов идентификации граждан, ужесточится регулирование в ключевых отраслях экономики.

В развивающихся странах история будет выглядеть совершенно иначе и будет зависеть от уровня политического развития элит. В государствах с сильными элитами уровень экономического благосостояния граждан повысится. В государствах, где элиты встроены в авторитарную систему управления и преследуют исключительно эгоистические цели, этот сценарий может привести не только к ухудшению ситуации, но и вызвать полный крах подобных государств.

Другими словами, в созданной глобальной вертикали управления разные государства пострадают по-разному, и одни окажутся в более выгодном положении, чем другие. Фактически, это сценарий игры с отрицательной суммой, когда выигрывает не тот, кто что-то получает, а тот, кто проигрывает меньше.

Особенно важным в этой ситуации выглядит упоминание о том, что в развивающихся государствах будут гибнуть от эпидемии более молодые и более активные граждане. Что похоже на результаты настоящей войны —  войны с внешним миром за выживание.

Впрочем, по оценкам авторов LOCK STEP-сценария, создавшаяся ситуация не будет вечной. В 2026 году она начнет разрушаться — сначала на периферии новой системы, что затем привет к трансформации и ее ядра.

Но следует учесть тот факт, что, по прогнозам футуристов, глобальная эпидемия должна была начаться в 2012 году. Соответственно, нам следует прибавить к дате ее окончания еще восемь лет. То есть улучшения стоит ожидать не раньше середины 30-х годов. Это логично, так как мы, по сути, находимся еще только в начальной стадии формирования архитектуры постэпидемического тренда.

Остальные сценарии, предлагавшиеся футуристами в 2010 году, тоже были не оптимистичными. Собственно, более-менее позитивен только один из них — когда две ключевых неопределенности развиваются в положительном направлении, и мир оказывается в ситуации, когда все вместе работают над решением сложных проблем современности. Остальные два сценария это мир «полной анархии» или множества «локальных цивилизаций». С этими вариантами мы познакомим вас в следующей публикации.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

4  +  1  =