Казахстанскую судебную систему, похоже, ждет скандал. Отчасти рядовое сообщение о подозрении районного судьи в коррупции начинает обрастать новыми любопытными подробностями.

История началась вполне заурядно. 28 апреля появилось сообщение, что в отношении судьи Медеуского районного суда Алматы Светланы Жолмановой начато расследование по статье 190 часть 4 пункт 2 Уголовного кодекса РК — «Мошенничество, совершенное в особо крупном размере». Проверку проводили, как следовало из сообщения, совместно отдел внутренней безопасности Алматинского городского суда и департамент КНБ по Алматы.

То, что служители Фемиды в Казахстане берут взятки и выполняют указания «сверху», принимая решения — давно не новость. Но уже на следующий день появились невероятные подробности — районный судья оказалась… долларовым миллионером. Якобы 4,5 тысячи долларов было найдено в рабочем кабинете судьи, 600 тысяч долларов — в машине и еще 2,8 миллионов долларов — дома.

Эта информация мгновенно разлетелась по всем СМИ и социальным сетям. Люди с интересом обсуждали, за какие же решения судья могла получать такие суммы. Впрочем, обсуждение было недолгим — в тот же день, 29 апреля, городской суд Алматы опроверг эту информацию, сообщив, что в служебном кабинете судьи изъято 10 тысяч долларов. И всё. Больше никаких денег нигде найдено не было.

А вот дальше случилось практически небывалое. Судья Жолманова решила сама рассказать о произошедшем. И с ее слов ситуация выглядит совсем не борьбой с коррупцией в судейских рядах.

Факт наличия денег судья подтверждает. Действительно, 10 тысяч долларов имели место. И, действительно, лежали в сейфе в ее служебном кабинете. Эти деньги Светлана Жолманова, по ее словам, планировала отнести в «Отбасы банк» для покупки жилья для своей же матери.

Судья объясняет это просто: хотела, чтобы пожилая мама жила рядом. На пресс-конференции во вторник, 11 мая, она сказала:

«В принципе мы храним деньги на работе, потому что дома сейчас дети одни на удаленке. Бывает так, что курьеры приходят и опасно дома хранить деньги. Тем более все знают, что я с утра до ночи на работе. Я боюсь за детей. В целях безопасности детей мы храним на работе деньги.

 

Никаких других денег не было. Вся информация о миллионах долларах, которая разошлась в СМИ и соцсетях – это ложь и неправда. Ни в машине, ни в квартире никаких денег не было. У меня даже машины нет.

 

Законность происхождения денег я могу подтвердить. Мне нечего скрывать».

У судьи есть своя версия происходящего. По ее мнению, это не что иное, как сведение счетов с неугодным сотрудником со стороны руководства суда. Причина — принципиальность в отстаивании законных прав и интересов как участников судебных процессов, так и своих коллег. То есть с одной стороны — судья Светлана Жолманова, с другой — председатель Медеуского районного суда Асет Боранбаев и председатель суда города Алматы Аскар Смайлов.

«Во время карантина председатель АГС Аскар Спартакович Смайлов заставлял судей выходить на работу, более того, проверял трудовую дисциплину. Было постановление главного санитарного врача о том, чтобы все перешли на удаленку, а нас наоборот заставляли выходить на работу. Получается, что мы нарушали постановление санврача. В результате, двое судей умерли в Алматы. Я возмутилась, написала письмо: в связи с тем, что умерло двое судей, прошу перевести на удаленку. На что Аскар Смайлов возмутился тем, что я выражаю свое мнение.

 

Когда пришел Асет Боранбаев, он пытался вмешиваться в решения.

 

У Аскара Смайлова были конкретные указания, и если мы сделали не так, говорил нам: «вы окажетесь в другом месте». Это запись есть с совещания. «У вас не работает инстинкт самосохранения» , — говорил он нам. Он говорил, какие решения принимать. Медеуский суд не соглашался никогда. Потом эти дела горсуд отменял.

 

Дисциплинарных наказаний у меня нет. Меня он никак не мог наказать. То, что горсуд отменяет дела, это сказывается на моей работе, это характеризует нашу работу в целом как судьи. Будто мы плохо выносили решения. На самом деле мы знали, кто прав, кто виноват», — говорит Жолманова.

Заметим, что конкретных дел, по которым давались указания, судья не назвала. Но вспомнила о делах по онлайн-займам. Такие займы выдают физическим лицам онлайн-компании, не имеющие статуса микрокредитных организаций, при этом проценты по таким займам, как правило, в несколько раз превышают суммы займа. По словам Жолмановой, рассматривая дела по таким займам, судьи чаще встают на сторону заемщиков, принимая решение о возврате суммы займа, но не завышенных процентов. При этом, добавила она, в суде нет постоянной практики по подобным делам. «Наши судьи выносят решения в пользу народа, но городской суд отменяет нам эти решения», — сказала Жолманова.

Положение самой Жолмановой сейчас — достаточно странное. Ее полномочия судьи приостановлены председателем Верховного суда Жакыпом Асановым. Но при этом она не является подозреваемой, ее статус — свидетель с правом на защиту по делу о мошенничестве. Кто подозреваемый, кто пострадавший, о каком мошенничестве идет речь — этого Жолманова и ее адвокат не знают, им отказали в праве на ознакомление с материалами дела.

Сама судья указывает на очевидные «нестыковки» в деле. Собственно обыск в служебном кабинете судьи проводился без санкции прокурора. Одновременно сотрудники ДКНБ начали обыск (также без санкции) и в квартире судьи, где в это время находились несовершеннолетние дети.

Уже после обыска выяснилось, что в кабинете судьи с августа 2020 года проводились скрытые видеосъёмка и прослушка — не санкционированные. Сама Жолманова предполагает, что оборудование для скрытой съемки и прослушки в ее кабинете установил сотрудник КНБ Тойбаев Султан, который курировал суды города Алматы. Его же она подозревает и в распространении ее фото и недостоверной информации с обыска в служебном кабинете.   

«Я, как судья, не нарушала интересы государства и не представляю угрозу национальной безопасности. И поэтому не понимаю, почему уголовное дело ведет Комитет национальной безопасности, когда все дела против судей до моего инцидента расследовала Антикоррупционная служба. Также могут расследовать спецпрокуроры и в отдельных случаях-полиция. В данном случае, КНБ следовало бы передать неподследственное дело в другой госорган.

 

Все действия в отношении меня как гражданина и как судьи совершены незаконно с нарушением Конституции Республики Казахстан и Конституционного Закона Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей». Обыск проведен незаконно, санкции и согласования Генерального прокурора не было. Для неотложных действий оснований тоже не было. Санкция получена на следующий день после обыска и лишь в результате намеренно созданного ажиотажа вокруг меня.

 

Кроме того, длительные негласные следственные действия по наблюдению за мной в кабинете проводились также без санкции. Таким образом, органы следствия имели доступ к моим делам, в результате чего происходила утечка информации. Была нарушена тайна совещательной комнаты, которую ни при каких обстоятельствах нельзя нарушать.

 

Я всегда отстаивала в целом независимость судей и судебной системы, и я уверена, что мотивом и основанием для преследования стало мое противостояние неправомерным действиям председателя Медеуского районного суда Асета Боранбаева и председателя Алматинского городского суда Аскара Смайлова. Я считаю, что это все преднамеренная организованная провокация, и целью всего произошедшего является мое отстранение от работы как неугодного и неудобного судьи», — утверждает Жолманова.

Отметим, что до сегодняшнего дня неизвестна позиция «второй стороны» — департамента КНБ по Алматы, да и самих судов — районного Медеуского и городского. Кроме опровержения о якобы обнаруженных миллионах, никакой информации от них не поступало. Алматинский городской суд также сообщил об обращении в прокуратуру города с вопросом о привлечении к уголовной ответственности лиц, занимающихся распространением ложной информации. Больше никаких комментариев ни по самому уголовному делу, ни по обвинениям, высказанным судьей Жолмановой, ни от кого не было.

Фото @yyedilov

 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

39  +    =  43