Выступая на недавней сессии Ассамблеи народа Казахстана, первый президент РК Нурсултан Назарбаев в очередной раз разрекламировал свои достижения. Елбасы заявил о построенной «с нуля» рыночной экономике, высоких показателях и прекрасных международных рейтингах. По его словам Казахстан вошел в число 50 наиболее развитых государств и относится к группе стран с уровнем дохода выше среднего. Странно, правда, что при всем этом мы имеем африканский уровень жизни.

Бывший глава государства очень любит подчеркивать социально-экономические достижения современного Казахстана, постоянно делая громкие заявления и проводя весьма своеобразные исторические сравнения.

Людям постоянно твердят о межнациональном мире и согласии, современной экономике, государстве и его институтах, сытой и счастливой жизни. Образно говоря, до 1991 года в Казахстане было пусто, а потом вдруг стало густо.  

Вот и на сессии АНК, которая прошла в конце апреля, Елбасы не удержался от пафосных заявлений (цитата):

«Практически «с нуля» построена современная рыночная экономика, успешно проведены кардинальные реформы. Казахстан входит в число 50 наиболее развитых государств мира и группу стран с уровнем дохода выше среднего».

О чем это он? О какой экономике говорит? Мы чего-то не знаем в современной истории? Или мы что-то пропустили?

Слова о рыночной экономике это чистой воды демагогия. Потому что до 1991 года Казахстан был индустриальной державой, производя широкую номенклатуру товаров и услуг, а после случилась деиндустриализация с полным развалом целых отраслей. Нынешняя рыночная экономика, о которой так гордо было заявлено на сессии АНК, по сути сделала нашу страну сырьевым придатком индустриального мира. И рынок у нас какой-то дикий, спекулятивный. Что толку казахстанцам от такого рынка?

Мировой топ-50 и доходы граждан выше среднемирового уровня – это серьезные заявления.  Где это все зафиксировано? Какими статданными подтверждается?

Для сведения: Международная организация труда регулярно составляет и публикует рейтинги стран по величине средней зарплаты. Для удобства все расчеты переведены в доллары. Так вот, Казахстан в 2020 году со средней зарплатой в 486 долларов стоял на 65 месте, а на 50 месте была Турция, до которой нашим зарплатам расти и расти (там средняя зарплата 961 доллар).

Или возьмем другой рейтинг – инфляционный. По мнению Всемирного банка (он составляет данный рейтинг), наша страна с инфляцией потребительских цен в 5,2% по итогам 2019 года заняла 123 место. В 2020 году у нас уже официальная инфляция составила 7,5%, тогда как в развитых странах она колебалась на уровне 1-2%. А кое-где даже отмечалась дефляция, то есть снижение потребительских цен (данный экономический феномен для казахстанцев непостижим, у нас цены растут всегда и независимо от мировой конъюнктуры).  

Может наша страна добилась выдающихся показателей по части минимальной оплаты труда? Заходим в соответствующий рейтинг и видим, что Казахстан со своей зарплатой в 94 доллара (42500 тенге) в 2020 году оказался на 89 месте. Это между Ботсваной и Непалом – самыми бедными странами мира, если что.

Для сравнения: страны, входящие в топ-50 данного рейтинга, имеют минимальные зарплаты от 322 долларов и выше, а в тридцатке (официальная государственная стратегия ставит своей целью вхождение в мировой топ-30) лидеров они начинаются от 655 долларов.

Возьмем еще один важный показатель уровня жизни — расходы домохозяйств на продукты питания. Министерство сельского хозяйства США периодически составляет на основе национальных статданных свой международный рейтинг. Так вот, в нем у нас тоже весьма плачевное положение.

Казахстан болтается на уровне стран третьего мира (см. на сайте). В последнем опубликованном рейтинге на основе статданных за 2018 год наша страна с расходами на еду в 44,9% уютно расположилась аж на 96 месте из 104, между Угандой и Камеруном.

Даже такие экзотические государства как Камбоджа, Гватемала, Пакистан, Вьетнам и (что примечательно) Гондурас в мировом рейтинге нас опередили. Тамошние жители тратят меньше денег на еду, у них больше средств остается на прочие потребности и значит – живут лучше. А ведь эти страны не рвутся в тридцатку мировых лидеров.

Более того, они официально беднее нас, причем в разы. Если Казахстан стоит на 77 месте с 8810 долларами подушевого ВВП, то Гватемала стоит на 111 месте (4610 долларов на душу населения), Гондурас — на 141 (2390 долларов), а Камбоджа – на 158 месте (1480 долларов).   

Скажем прямо, подушевой ВВП у Казахстана откровенно нищенский, и это все, что нам надо знать про построенную «нуля» рыночную экономику. Добывающая в сутки 1,5-1,6 млн баррелей нефти страна не в состоянии обеспечить нормальную жизнь своих граждан.

В последнее время люблю проводить сравнительные параллели между Казахстаном и Норвегией, которая тоже зависит от добычи и экспорта углеводородов. Скандинавская страна добывает нефти примерно столько же, сколько мы. Даже чуть меньше, но это компенсируется добычей природного газа. К примеру, в 2018 году в Норвегии добыча сырой нефти составила примерно 74 млн тонн, а газа  — 121 млрд кубометров. В этом же году Казахстан произвел 89 млн тонн нефти и 52 млрд кубометра газа. И там, и там на экспорт ушло две трети углеводородов.

И доля нефтегазовой отрасли в норвежском и казахстанском ВВП примерно одинакова – 20% (плюс/минус 2-3 процентных пункта).

Но в конечном итоге ВВП Норвегии составил 430 млрд долларов, а у Казахстана он оказался в два с лишним раза меньше – 180 млрд долларов. 

В подушевом же выражении разрыв еще больший. В Норвегии он около 77  тысяч долларов, а у нас — 8,8 тысяч.

В созданном в 1990 году норвежском Государственном нефтяном фонде в 2005 году уже было 150 млрд долларов, а в 2017 – 1 триллион долларов. Или по 200 тысяч долларов нефтяных накоплений на каждого норвежца (население страны — 5 миллионов). В созданном по его подобию казахстанском Национальном фонде за двадцать лет (с 2001 года) накоплено всего 58 млрд долларов, или по 3,2 тысячи долларов накоплений на каждого казахстанца.

Для тех, кто не понял: при схожих объемах нефтедобычи и одинаковой доле в ВВП  Норвегия по уровню жизни (подушевой ВВП) своих жителей стоит на 4 месте в мире, а Казахстан — на 77, соседствуя с весьма экзотичными африканскими странами. На продукты питания норвежцы тратят менее 12% своих доходов, а казахстанцы – 54% (по итогам 2020 года).

Вы спросите, почему так происходит? Хороший вопрос.

А все дело в эффективности экономики и прозрачности государства. Просто в одной стране благодаря демократии нет коррупции, нет откатов, нет секретных соглашений о разделе продукции с иностранными корпорациями, а в другой – нет демократии, но все остальное имеется в полном объеме. Поэтому в одной стране все доходы от экспорта углеводородов строго учтены и идут на рост экономики и благосостояния  граждан, а в другой — национальные богатства утекают мимо бюджета в заморские офшоры.

Ну а чтобы отвлечь казахстанцев от грустных размышлений на этот счет, им предлагают заниматься модернизацией сознания и гордиться духовными традициями. И да, у нас еще есть Ассамблея народа Казахстана, абсолютно аполитичная организация, но со своим представительством в парламенте. В дикой Норвегии ничего подобного нет.

 

Spread the love

2 КОММЕНТАРИИ

  1. «Управление ресурсами осуществляется Королем в соответствии с положениями настоящего Закона и
    решениями, принятыми Стортингом (парламентом).
    Управление ресурсами нефтяных ресурсов должно осуществляться в долгосрочной перспективе на
    благо норвежского общества в целом. В этой связи управление ресурсами должно
    обеспечивать поступления в страну и способствовать обеспечению благосостояния, занятости и
    улучшению окружающей среды, а также укреплению норвежской торговли и промышленности и
    промышленному развитию и в то же время должным образом учитывать соображения региональной и местной политики и
    другие мероприятия.»

    Act 29 November 1996 No. 72 relating to
    petroleum activities

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here