Верховный суд РК как «режимный объект» и поможет ли чем-нибудь Административный процедурно-процессуальный кодекс?

Сегодня несколько сотрудников и учредителей общественного объединения «Кадір-қасиет», в том числе я, решили сфотографироваться возле нашей Фемиды — статуи на ступеньках Верховного Суда. Ничего противоправного не замышляя, несколько квалифицированных юристов поставили машины на стоянку и двинулись вдоль здания Верховного Суда.

Вдруг вокруг «нарисовались» люди в пятнистом камуфляже. «Что хотите?». Вообще-то кому какое дело, чего я хочу, но вежливые сотрудники организации и женщина-фотограф пояснили, что мы хотим сфотографироваться в течение пяти минут на ступеньках Верховного Суда возле статуи Фемиды. «Нельзя, только издалека» — сообщил нам, видимо, старший. «Почему? Фемида не хочет, чтобы с ней фотографировались?» — поинтересовались мы. «Нет, это режимный объект», — получили мы не предполагающий возражений ответ.

А как там люди вообще судятся, заходят, выходят, а как вообще гласность судебного процесса? Или он только внутри гласный, а снаружи это режимный объект. Как ракетная база.

А Фемида, видимо, статуя старшей по режиму или в ней спрятан секрет справедливого правосудия, который фотографировать нельзя.

В ходе дискуссии со старшим к нам подтянулись еще несколько лиц в камуфляже. В конце концов мы вышли на тротуар перед зданием Верховного Суда и стали фотографироваться с Фемидой издалека. Там не было ни души, ни прохожих, ни судей, ни участников судопроизводства.

В это время тут же появился молодой человек в белой майке и брюках с телефоном, с которым уже у меня началась весьма нервная дискуссия. Никакой информации о том, почему запрещено фотографироваться на ступеньках Верховного Суда возле статуи Фемиды, где это написано, где красные линии, заграждения и прочее, выяснить у него не удалось.

Выяснить фамилию этого лица, звание или должность тоже не удалось. Он категорически отказался представляться. В какой-то момент он даже сказал, что он просто гражданин, одновременно раздавая распоряжения лицам в камуфляже.

Когда я сказал, что попробую позвонить в аппарат Верховного Суда, чтобы прояснить ситуацию, он распорядился нас «вообще убрать» и с тротуара перед Верховным Судом, но потом, правда, передумал и, отойдя в сторону, активно всех нас фотографировал, одновременно с кем-то консультируясь по телефону.

То есть вместо фотографии рядом с Фемидой сфотографировали всех нас. Наше редко слышащее, а чаще всего просто нас гласно и негласно слушающее государство оказалось еще и нас фотографирующим.

Вообще, у всего этого есть более точное определение: «полицейское государство». Остается только узнать: поможет как-то в этой ситуации вводимая с 1 июля административная юстиция. Тревожусь как-то, что не поможет…

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here