Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев 25 мая подписал поправки в конституционное законодательство о выборах. Этими поправками вводятся прямые выборы сельских акимов, снижается порог для прохождения политических партий в мажилис парламента с 7% до 5% и в бюллетенях для голосования на выборах всех уровней появится графа «Против всех».

Несколько дней назад мы попросили прокомментировать эти нововведения казахстанского политолога Досыма Сатпаева, а сегодня слово даем еще трем экспертам — директору Казахстанского международного бюро по правам человека Евгению Жовтису, председателю Коалиции защиты прав потребителей РК Мурату Абенову и публицисту Сергею Дуванову.

Право контролировать власть  

Общественный деятель, председатель Коалиции защиты прав потребителей РК Мурат Абенов полагает, что наибольшая польза заложена в идее прямой выборности акимов:  

«Выборы акимов — это принципиальное изменение в системе государственного управления. Да, пока оно касается самых нижестоящих глав исполнительных органов, но они — и самый близкий уровень власти к гражданам».

Что касается снижения порога прохождения в мажилис с 7% до 5%, то это, по мнению Абенова, «уже сейчас позволило бы ввести в состав парламента еще пару партий».

«Что касается голосования «против всех», то я не сторонник этой нормы. Но знаю, что часть избирателей требует, чтобы такая графа была, и это их право – не выбирать ни одного из выдвинувшихся кандидатов», — сказал Мурат Абенов в комментарии нашему изданию.

Возвращаясь к теме выборности акимов, он заметил, что споры о том, каким должно быть местное самоуправление, ведутся в Казахстане не первый год:

«Как депутат парламента IV созыва я был руководителем рабочей группы по закону о местном самоуправлении и хорошо помню, какие в 2009 году были споры о выборности акимов. Да, выборность акимов сопряжена с определенными рисками. Но это то, к чему нужно стремиться, потому что только подотчетная народу власть будет максимально полно удовлетворять запросы граждан».  

По мнению Абенова, последние общественные конфликты в стране происходят на региональном уровне – это и махинации с землей, и непонятные траты местных исполнительных органов на дорогие сооружения, концерты и автомобили. А назначенные сверху акимы остаются вне зоны контроля местных активистов. Проблемы накапливаются и обостряются. Поэтому приходится их решать на центральном уровне, но уже после того, как произошли негативные события. 

«Граждане возмущаются и обращаются к президенту. Выборность же акимов позволит как минимум требовать их отставки. Теперь и все финансово-хозяйственные операции будут более прозрачными, так как выбранный аким не будет заинтересован прикрывать нарушения предыдущего. Аким не будет иметь права отчитываться перед узкой группой сторонников и закрывать двери для местного сообщества», — сказал Абенов. 

А еще он считает, что с введением выборности местных акимов не только у них, но и у избирателей повысится ответственность. 

«Я помню то время, когда кандидаты в депутаты ездили по аулам и раздавали мешками муку и сахар, даже машины с углем не стеснялись развозить. Так недорого покупались голоса. И еще включались наши родственные отношения, родовые кланы, корпоративные интересы. Потом стыдно было смотреть друг другу в глаза. Но это было и сегодня далеко не ушло. Поэтому право выбирать надо использовать максимально на пользу сообществу, а не групповым и личным интересам. Здесь нам нужно быть готовыми проявить свою гражданскую зрелость», — заключил  Мурат Абенов.

СПРАВКА

Выдвижение кандидатов в акимы городов районного значения, сел, поселков, сельских округов предусмотрено в порядке самовыдвижения (сбором в поддержку кандидата не менее чем 1% подписей избирателей, проживающих в соответствующем городе или сельском округе); политическими партиями из числа своих членов; акимом района (города областного значения), в случае если на конец срока выдвижения выдвинуто менее двух кандидатов. Кандидаты в акимы должны быть гражданами Казахстана не моложе 25 лет, а также соответствовать квалификационным требованиям для данной должности, быть дееспособными, несудимыми и иметь не менее одного года стажа на государственной службе.

 Политический прорыв? Не думаю 

Другое мнение у директора Казахстанского международного бюро по правам человека Евгения Жовтиса. Точнее, он настроен скептически — его смущают не только сами поправки, но и то, как они принимались:

«Как писалось в сводках, поправки широко обсуждались на разных площадках в разных форматах, и общество в обсуждении участвовало. Сразу оговорюсь, что процесс и результат в данном случае – не одно и то же. Можно обсуждать сколько угодно, но если в результате в проектах, что проходят через парламент, содержится совсем не то, что мы ожидали, к чему эти заявления? А результат, полученный по итогам обсуждения, неудовлетворительный».

Правозащитник, например, не понимает, для кого или чего вводится снижение барьера прохождения партий в парламент с 7 до 5%:

«Если новые политические партии у нас не регистрируют – для кого это? Если на политическом поле нет оппозиционных партий, за исключением ОСДП, которая в последних парламентских выборах не участвовала, то смысла в этом нет никакого. Если будет барьер даже в 1%, то это лишь немного изменит соотношение проправительственных партий в мажилисе. И какая польза от этого гражданам, не разделяющим позиций этих партий? Поэтому я не стал бы отмечать этот шаг как некий политический прорыв».

Если обсуждать полезность графы «против всех», то, по мнению Жовтиса, необходимо помнить, что депутатов мы выбираем по партийным спискам, и в данном контексте эта графа всего лишь дает право не голосовать за проправительственные партии.

«Но я не буду голосовать «против всех», если будет за кого голосовать. Верните хотя бы половину депутатов, избираемых по одномандатным округам, дайте возможность выдвигаться самовыдвиженцам – и появится возможность кого-то достойного выбрать и на результат повлиять. Хорошо, если я раньше просто портил бюллетень, то сейчас поставлю галочку «против всех» — но это никак не реализует мое право на эффективное участие в избирательном процессе, попытку поддержать взгляды, которые я разделяю», объяснил правозащитник.

Оценивая полезность выборности акимов, Евгений Жовтис сказал, что, во-первых, надо вводить ее на всех уровнях, а не только на сельском, а, во-вторых, нужно убрать введенные барьеры в виде одного года на госслужбе и возраста не менее 25 лет для возможности выдвижения кандидатуры на пост акима.

«Я не думаю, что год на госслужбе – это позитив, некий плюс в копилку кандидата. В нынешних обстоятельствах это скорее минус. Вам на посту акима нужен кто? Гражданин, патриот и просто хороший человек. И если госслужащий действительно профессионал своего дела, то пусть народ выбирает, не нужно государству создавать подобные барьеры, их вообще должен быть минимум.

И ограничение по возрасту тоже надо убрать. Все мы помним, что Гайдар в 18 лет полком командовал. И сейчас 18-летний человек – гражданин, с паспортом, дееспособный. Более того, это противоречит Конституции, где написано, что нельзя избираться только будучи недееспособным или находясь в местах лишения свободы», — напомнил Евгений Жовтис.

Он полагает, что в том виде, в каком приняты эти поправки, они могут даже оказаться вредны.

«Я к чему веду? Продолжается, как ни печально, выхолащивание (из законодательных инициатив) позитивных идей, но подается это как прорыв к светлому будущему. Пока мы не изменим закон «О политических партиях» и не начнем их регистрировать, пока мы не вернем смешанную систему выборов депутатов, нынешние изменения — «семь на пять» и графа «против всех» — ничего не дадут.

Более того, все вводимые ограничения должны быть основаны на объективных, разумных, понятных критериях. И коли так, я хочу, чтобы мне объяснили, почему раньше барьер прохождения партий в мажилис был 7%, а теперь снижен до 5%? Чем руководствовались, какими критериями? Также и по акиму: почему с 25 лет и зачем ему год госслужбы? Опыт работы, как я сказал выше, это не аргумент», — резюмировал правозащитник.

Власть отлучает народ от выборов

Так оценил введенные в законодательство поправки публицист Сергей Дуванов. По его словам, власть готовит очередную обманку, хитрость.

«То, что сейчас происходит в стране – это ползучий разгром оппозиционного движения. Начиная от ДВК, который объявили экстремистской организацией, на самом деле таковой не являющийся, и кончая объединениями, регистрацию которых власть саботирует, не позволяя вести политическую деятельность.

Поскольку сегодня эта работа практически завершена, те остатки оппозиции, которые как-то пытаются активизироваться, могут вывести на площадь не боле 50 человек, максимум 100. Это несерьезно и в лучшем случае тянет на диссидентов, которые собираются, чтобы выразить свою точку зрения. В этой ситуации графа «против всех» уже не работает, смысл в ней, когда не дают никому выдвигаться, отпадает.

Пришли мы, проголосовали «против всех». Но основная масса проголосует за те политические партии, которые раскручены и встали на рельсы создания псевдооппозиционных структур. Одним словом, «оппозиция» будет состоять из самой власти. В такой ситуации я вообще не вижу смысла принимать участие в выборах. Власть продолжает загонять людей в пассивность, в неучастие в выборах», считает Сергей Дуванов.

Что касается выборов сельских акимов, где уровень политической культуры практически нулевой, то процессом, по его мнению, будут рулить агашки, и они договорятся, кого ставить акимом, потому что на селе нет структур, которые могли бы организовать альтернативу нынешним хозяевам жизни.

 

Чтобы увидеть, как изменится жизнь от внесенных поправок в выборное законодательство, казахстанцам придется подождать почти полгода: на ноябрь текущего года запланированы выборы акимов районов и малых городов.

А как скажется поправка о снижении барьера для партий на выборах в мажилис, мы узнаем не ранее чем через четыре года, так как выборы депутатов всех уровней прошли совсем недавно — в январе текущего года.  

НАПОМНИМ, ЧТО

 

Грядущие выборы сельских акимов – не первые в истории Казахстана. Впервые идея выборности акимов официальными властями была озвучена в послании президента РК Нурсултана Назарбаева народу в сентябре 1998 года. И уже весной 1999 года в качестве эксперимента состоялись выборы акима в Шамалганском сельском округе Алматинской области — на малой родине Назарбаева.

 

В августе 2005 года география эксперимента существенно расширилась — состоялись экспериментальные выборы акимов районов в Ескельдинском районе Алматинской области, Кокпектинском районе ВКО, Джангалинском районе ЗКО и Тимирязевском районе СКО. В них приняли участие 9 кандидатов, 8 представляли партию «Отан».

 

Как заявлялось тогда, эксперимент по выборам районных акимов должен был положить начало демократизации властной вертикали. Но насколько эффективным был эксперимент, власти не доложили.

 

На сегодняшний день в Казахстане выборы акимов городов районного значения, сел, поселков, сельских округов проводятся косвенным методом депутатами маслихата района (города областного значения). Выдвижение кандидатов производится акимом района (города областного значения) после согласования с собранием местного сообщества.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

6  +  3  =